Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Все время, пока память о предшествующем желании еще жива, его «жизненность» продолжается. Но после достижения, когда достигнутое уже принадлежит человеку на постоянной основе, желание исчезает и его предмет «умирает».

Два этих аспекта в определении души — «желание» и «покой» — разделены между двумя мирами. Суть этого мира — «сегодня исполнять их», а Будущий мир предназначен для того, чтобы «завтра получать за них награду». В этом мире сильнее проявляется аспект желания в душе. Здесь осуществляется «и стал человек душой живой» (Берешит 2:7) в аспекте желания, а покой наступает только после завершения работы, поэтому только там возможна жизнь в форме «отдыхал».

Проверим, как мы воспринимаем нашу жизнь. «Желание» нам ближе: когда мы хотим чего-либо, мы идем за этим, добиваемся его, и тогда мы «живы». Таким образом, мы воспринимаем душу в аспекте «желания»; именно в нем осуществляется для нас «и стал человек душой живой», но мы не можем ощутить аспект «отдыха» в жизни — «покой», заложенный в душе. Достигнув желаемого, человек очень быстро перестает ощущать достигнутое «жизнью».

Все время, пока память о предшествующем желании еще жива, его «жизненность» продолжается. Но после достижения, когда достигнутое уже принадлежит человеку на постоянной основе, желание исчезает и его предмет «умирает»[1]. Оно может «агонизировать» быстрее или медленнее, но когда-нибудь обязательно умрет окончательно. Человек может потратить десятки лет на достижение чего-либо, а достигнув, очень быстро перестать понимать, зачем ему это вообще было нужно.

Причину этого мы находим в словах мудрецов: «“Сегодня исполнять” (Дварим 7:11) — сегодня исполнять их, но не завтра исполнять их, сегодня исполнять их, но не сегодня получать за них награду» (Авода Зара 3а). «Живая душа» в аспекте желания — это образ жизни «сегодня исполнять» их. Но достигнуть насыщения в этом мире душа не может, здесь она не может «жить» в аспекте покоя, когда покой и станет самой жизнью.

То, что сам образ жизни может быть иным — «покоем и отдыхом», для нас «большая новость». В этом мире желание — главная суть и смысл жизни. Но в Будущем мире жизнь — это покой и слава. Такое ощущение жизни далеко от нас, мы не живем им, поскольку оно относится к получению награды.

Жизнь в состоянии покоя — это присоединение к желанию Всевышнего царствовать

Попытаемся понять, что за жизнь ожидает нас в будущем, жизнь в аспекте отдыха, покоя и радости от того, что есть. Здесь мы должны углубиться в слова Бааль а-маора о том, что душа называется «славой». О сути жизни в аспекте «славы» сказано в стихе: «А вы, единые с Б-гом Всесильным все, живы все сегодня» (Дварим 4:4) — жизнь лежит в самом единении с Всевышним.

Причина существования всего Творения (это же и является его конечной целью) — раскрытие Славы Всевышнего. Как сказано в мишне: «Все, что сотворил Всевышний в Своем мире, Он сотворил во славу Его» (Авот 6:12), и комментаторы объясняют: «Ради славы Его царства».

«Царство» — это единственное из качеств Всевышнего, раскрытых нам в Его правлении миром, образующееся благодаря тому, что народ участвует в установлении и прославлении Его Царства. Это качество особенное. Любое другое, как например, «добро» или «милосердие», не нуждается для своего существования в реализации: «добро» существует, даже если им никого не наделяют, и никто не ощущает его влияния. «Царство» же существует только тогда, когда оно реализовано как царство: царь и его народ.

Поэтому в этом качестве есть как бы единение между Создателем и созданными. Это и означают слова: «А вы, единые с Всевышним Б-гом» — Царь и народ становятся едины. Царь не может быть царем без народа, а народ без царя — не народ. В царстве есть единство, формирующее нечто, что может быть названо «единым» и «совершенным». Когда человек становится частью царства Всевышнего, он отдает свои силы во славу Небес, и этим он называется «единым с Создателем» — субъектом царства Всевышнего.

Мы сказали, что «жизнь» — это реализация желания. Форма нашего бытия — это исполнение желания Всевышнего, а это и есть сама жизнь. Такой формой жизни мы прославляем Всевышнего, и в самом исполнении Его желания царствовать для нас возникает настоящая жизнь. Мы едины с Всевышним, называемым «источником жизни», когда благодаря нам реализуется Его желание.

Это и есть «миры награды»: вечная жизнь, обещанная за то, что мы делали, за то, что своим служением раскрыли славу Всевышнего, и наше бытие стало частью Его царства — нами было исполнено желание Всевышнего. Это совершенное бытие и называется «жизнью». Это и есть второе понимание слова «нефеш» в значении «покой».

Когда человек стал «живой душой», это несло в себе два явления. Есть живая душа, суть жизни которой в желании, но не в его исполнении. А есть также жизнь в достижении покоя, в аспекте «прекратил и отдыхал». Это совершенно иная форма жизни, возможная только в «мире покоя». Там ощущение жизни состоит в том, что человек един с ее источником. Жизнь в Будущем мире — это сам факт того, что мы исполнители желания Всевышнего, мы — те, кто установил Его царство и стал его частью. А это и есть сама жизнь.

Шаббат — это подобие Будущего мира, жизнь покоя

Всевышний дал нам и в этом мире некое подобие будущей жизни. Это Шаббат, называемый мудрецами «подобием Будущего мира». В течение шести дней недели наш образ жизни — это «желания» и «работа». Но Шаббат — это время наслаждения — [нам дана возможность] отдыхать и наслаждаться тем, что есть. В этом его подобие аспекту «назавтра получать за них награду».

О Шаббате сказано: «Пусть сидит человек на своем месте, не покидает обитель свою в день седьмой» (Шмот 16:29). Суть Шаббата — «оставайся на своем месте, найди жизнь в том, что есть». Дав нам Шаббат, Всевышний дал нам в этом мире пример образа будущей жизни, а наша «жизнь» приходит к нам оттуда.

В Шаббат форма жизни в почете[2] и покое проявляется и в нашем мире. В будние дни «нефеш» проявляет себя только в стремлениях и трудах — это обычная для нашего мира «живая душа». Но в Шаббат проявляется более возвышенная форма жизни — подобная жизни в Будущем мире. В ней «нефеш» проявляется в состоянии покоя. В Шаббат меняется значение слов: «И стал человек душой живой», — это другая жизнь, другой образ человека.

Любой, чья «живая душа» только в стремлении достичь чего-либо, не имеет отношения к Шаббату, дающему возможность ощутить жизнь покоя, протекающую в связи с Всевышним. Такой человек не может с помощью Шаббата понять, что такое жизнь после воскрешения мертвых, ибо его жизнь здесь просто не направленна к этому. Такой человек подобен язычнику. (Как говорит Рамбам: «Шаббат — это вечный “знак” [союза] между Всевышним и нами… а тот, кто оскверняет Шаббат публично, все равно, что служит идолам…» (В конце законов Шаббата).

Шаббат — это место соединения жизни в этом мире и в мире Будущем. Поэтому Шаббат — это знак, отличающий еврейскую жизнь, цель которой — покой и установление славы Имени Всевышнего, и которая называется «вечной жизнью».


[1] Перестает давать человеку ощущение «жизни».

[2] В оригинале здесь, так же, как выше, используется слово кавод, смысл которого многогранен. Оно означает как «славу», так и «честь», «уважение» или «почет». Соответственно, перевод каждый раз делается согласно контексту (прим. ред.).


Согласно объяснению многих еврейских мудрецов, поскольку человек состоит из двух противоположных «компонентов» — тела и духа, ему даны были два пути использования материальных вещей — материальный и духовный. Но, как известно, иудаизм строго регламентирует, какие способы воздействия возможны, а какие строго запрещены. Читать дальше

Кицур Шульхан Арух 166. Запрет гадания, астрологии и колдовства

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваэра

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Ваэра. Зачем создавать трудности, чтобы их преодолевать?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний снова посылает Моше и Аарона к фараону с требованием отпустить еврейский народ, чтобы он служил Б-гу. В доказательство, что Моше действительно послан Б-гом, Всевышний велит ему явить фараону чудо: превратить свой посох в змея. Фараон отказывается выполнить требование Всевышнего. За этим следуют десять ударов по Египту, которые должны заставить фараона подчиниться требованию Б-га. О каждом из них Моше заранее предупреждает фараона. Каждый из них представляет собой чудо, совершаемое Моше и Аароном. В нашей главе говорится о семи из этих десяти ударов. Сначала вода во всем Египте превращена в кровь — это первая «египетская казнь». Затем землю Египта и жилища египтян заполняют лягушки. Третьей казнью стало нашествие вшей на людей и скот. После этого удара египетские маги признали в действиях Моше перст Б-га, но фараон остался непреклонен. Четвертой казнью было нашествие на Египет хищных зверей, пятой — мор среди домашнего скота, шестой — воспаление кожи, переходящее в язвы, у людей и у скота, седьмой — град, уничтоживший растительность, скот, не угнанный с пастбищ, и египтян, которые после предупреждения не сочли нужным укрыться в доме. Сказано, что после шестой казни Всевышний «ожесточил» сердце фараона, т.е. придал ему упорство. При всех семи казнях евреи находились в особом положении: для них вода осталась водой, лягушки, вши, мор скота и язвы их не беспокоили. Особо оговорено, что две казни: нашествие хищных зверей и град — не коснулись земли Гошен, где жила основная часть евреев, как будто между Гошеном и остальным Египтом стояла невидимая стена.