Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Николас Карр, автор книги «Пустышка. Что интернет делает с нашими мозгами», отвечает на вопросы раби Ицхака Франкфуртера.

 И. Ф.: Ваша книга, в которой рассматривается влияние интернета на наш мозг и мышление, попала в список бестселлеров «Нью-Йорк Таймс» и стала финалистом Пулитцеровской премии 2011 года. Недавно о ней вышла статья в воскресном обозрении «Таймс».

Н. К.: Да, я видел. Это очень приятно.

И. Ф.: Вы не ожидали такого успеха?

Н. К.: Я был приятно удивлён. Понимал, что проблемы, затронутые в моей книге, волнуют многих людей. С одной стороны, очень удобно в любой момент иметь доступ к любой информации. Но замечаю, что все больше людей обеспокоены тем, что им становится трудно сконцентрироваться. Об этом мало говорят, но я подумал, читателям это будет интересно.

И. Ф.: В своей статье в «Таймс» Тони Шварц пишет, что именно благодаря вашей книге он решил попробовать полностью отказаться от интернета на 30 дней. Что вы думаете по этому поводу?

Н. К.: Ну что же, если вы хотите избежать вредного воздействия, которое интернет способен на нас оказывать, изменить привычки и наше взаимодействие с новыми технологиями, это имеет смысл.

И. Ф.: Вы бы посоветовали всем попробовать поступить как Тони Шварц?

Н. К.: У меня нет какой-то конкретной рекомендации, но если вам удастся продержаться неделю, это уже хорошо. Проводя исследования для своей книги, я столкнулся с интересным фактом: когда люди внезапно остаются без телефона или компьютера, они немедленно впадают в панику, но через пару дней вдруг чувствуют облегчение и начинают понимать, что то, что их беспокоило, на самом деле не так уж и важно. Постепенно они становятся более внимательными, лучше концентрируются и меньше отвлекаются и беспокоятся. Попробуйте отключить свои электронные игрушки на несколько дней, и вы заметите, что стали мыслить по-другому.

И. Ф.: Евреи, соблюдающие субботу, делают это, по крайней мере, раз в неделю…

Н. К.: Даже один день открывает человеку возможность переключиться на другой режим мышления и вид деятельности.

И. Ф.: Ваша книга вышла в 2010 году, но с тех пор ничуть не устарела.

Н. К.: Да, когда я работал над книгой, смартфоны ещё не вошли в обиход. С тех пор проблемы только обострились. Я пишу о том, что многие чувствуют, но о чем не всегда говорят: новые технологии влияют на то, как мы думаем и усваиваем информацию. Я также потратил много времени, изучая, как мозг адаптируется к новым технологиям, и в книге вы найдёте много примеров этому.

И. Ф.: Существуют ли научные подтверждения, доказательства того, что интернет влияет на мозг именно таким образом?

Н. К.: Исследования психологии и нейронаук приводят нас к таким заключениям. Пока невозможно сказать наверняка, но даже наш собственный опыт свидетельствует, что постоянно отвлекаясь, прерываясь, пытаясь делать одновременно несколько дел, все больше попадая в зависимость от смартфонов и компьютеров, мы теряем способность концентрироваться, глубоко и созерцательно мыслить и усваивать информацию.

И. Ф.: Как вы думаете, эти повреждения необратимы или же можно все-таки излечиться, отключив интернет?

Н. К.: Я не стал бы называть это повреждением головного мозга, как если бы человеку дали битой по голове. Вообще-то, это нормально. Человеческий мозг способен адаптироваться к изменениям, перепрограммировать сам себя. Ученые называют это свойство нейропластичностью. Если вы сознательно будете прилагать усилия и тренировать сосредоточенное, спокойное, созерцательное мышление, мозг вернётся к нормальному состоянию. Так что не думаю, что это необратимо. К сожалению, люди не любят менять свои привычки, даже если понимают, какой вред они наносят.

И. Ф.: Почему от привычки постоянно отвлекаться так трудно избавиться?

Н. К.: Потому, что нам нравится отвлекаться. Интернет взывает к нашим самым первичным инстинктам. Мы хотим знать обо всем, что происходит вокруг. Когда мы ищем и получаем новую информацию, происходит выброс дофамина, химической субстанции, ответственной за чувство удовольствия. Интернет — мир, в котором нет конца новой информации, и мы постоянно проверяем телефон, почту, посты в блогах, просматриваем заголовки, прыгаем с одного ресурса на другой и не можем остановиться. Чтение книги требует концентрации, а это всегда усилие. Интернет же, наоборот, ослабляет способность к вдумчивому чтению.

И. Ф.: Претерпевает ли мозг реальные физические изменения, или же вы делаете свои выводы, основываясь на изменениях в поведении?

Н. К.: Мы делаем такие выводы, основываясь, главным образом, на исследованиях в области психологии. Но есть и исследования с использованием МРТ (магнитно-резонансной томографии), которые показывают, что, когда мы «сидим» в сети какое-то время, активизируются другие участки мозга. Это подтверждает то, что мы знаем о способности мозга к адаптации. Но самые интересные данные мы получили в результате физиологических исследований. Учёные из Стэнфорда наблюдали за двумя группами людей. Первые проводили много времени в сети, вторые — нет. Обеим группам было предложено выполнить шесть тестов, по которым оцениваются основные мозговые функции. Показатели тех, кто проводил много времени в сети, были значительно ниже по всем шести параметрам. Многие, в том числе и я, согласны, что эти исследования подтверждают наш личный опыт. Мне, например, трудно стало читать длинную статью, не отвлекаясь и не теряя концентрации.

И. Ф.: Интернет открывает мгновенный доступ к огромному количеству информации, которую мы просто не в состоянии запомнить и переварить. Как же быть?

Н. К.: У меня нет готового ответа на этот вопрос. Рост популярности масс-медиа, универсальная доступность информации не способствуют спокойному, сосредоточенному обдумыванию, благодаря которому мы учимся чему-то новому, а, наоборот, рассеивает внимание. Но на сегодняшний день это уже не просто вопрос личной дисциплины. Для многих необходимость постоянно быть онлайн связана с работой; у других, особенно молодёжи, большая доля общения происходит в соц. сетях. Получается, чтобы быть вдумчивым и внимательным, вам придётся пожертвовать общением или даже карьерой. В конечном счёте, общество в целом может решить, что способность глубоко созерцательно мыслить не так уж и важна.

И. Ф.: Получается, это конфликт между поверхностным и глубинным?

Н. К.: Да, поверхностность и «мечущаяся» активность против глубокого созерцательного мышления. Ради быстрого доступа к огромному арсеналу информации мы приносим в жертву способность по-настоящему думать и познавать.

И. Ф.: Индустрия развлечений предлагает столько всего, что голова идёт кругом…

Н. К.: Да, нам все время предлагают что-то новое. При этом, может, вы заметили, статьи в газетах и журналах становятся все более лаконичными, сцены в фильмах сменяются и мелькают с головокружительной быстротой, даже рекламные ролики стали короче. Подразумевается, что способность контролировать своё внимание у широкой публики все время снижается. Смартфоны — всего лишь продолжение этой тенденции. Все остальные области нашей культуры адаптируются к результату воздействия интернета: потребителю, неспособному на чем-либо сконцентрироваться.

И. Ф.: Что же делать? Отказаться от компьютеров?

Н. К.: Нет. Конечно, если кто-то хочет совсем от них отказаться, на здоровье. Одна из основных тем моей книги не только — как мы используем интернет, но и — как адаптируемся к новым технологиям. То же самое когда-то произошло с автомобилями и электричеством. Новые изобретения постепенно «опутывают» нас, и когда они окончательно входят в обиход, мы уже не можем без них обходиться. Интернет стал одним из таких изобретений. Важно понимать вредные последствия, которые несёт с собой информационная перегрузка и постоянный режим отвлечений и прерываний. И, если это вас беспокоит, то следующий шаг — изменить свои привычки. Скажите себе: «Интернет — полезная вещь и мне нравятся удобства и преимущества, которые он даёт, но мне надо каждый день выделять время и на другие занятия. Например, послушать музыку, почитать книгу, погулять в парке или даже просто спокойно подумать». И делать это регулярно. Это нелегко. Для начала можно попробовать отключать компьютер и телефон по вечерам.

И. Ф.: Некоторым людям трудно выключить телефон даже на час в кафе.

Н. К.: Им стоит спросить себя: хорошо ли это? Полезно ли? Как это влияет на меня? Стал ли я лучше или счастливее? И если ответ отрицательный, то им придётся задуматься и решить, насколько они готовы позволить технологиям контролировать свою жизнь.

И. Ф.: Есть ли ещё какой-то способ научиться переключаться из одного режима в другой, кроме самоконтроля?

Н. К.: Думаю, что есть. Чтобы спокойно поразмыслить, необязательно одному сидеть в тёмной комнате. Вполне можно жить в реальном мире и использовать современные технологии. Важно не нарушать баланс, чтобы мельтешение интернета не вытесняло из нашей жизни все остальное.

И. Ф.: А как вы сами справляетесь с этой проблемой?

Н. К.: Не могу сказать, что я с ней справился, но кое-что всё-таки стараюсь делать. Я пришёл к выводу, что полностью избавиться от интернет-зависимости невозможно, но можно постараться избежать самых неприятных моментов. Например, до прошлого года у меня вообще не было смартфона, и даже сейчас я пользуюсь им только во время путешествий. Я избегаю социальных сетей, у меня нет ни Фейсбука, ни других подобных приложений, хотя понимаю, что они могут быть в чём-то полезны. Я убеждён, что эти виды услуг намеренно разработаны таким образом, чтобы держать нас на коротком поводке, заставляя постоянно проверять новые сообщения. Да, это несколько ограничивает мое общение, но считаю — жертва того стоит.

И. Ф.: Говорят, что дети адаптируются к новым технологиям лучше, чем взрослые.

Н. К.: Это ошибочное мнение. Дети быстрее схватывают, как пользоваться всеми этими приложениями и гаджетами, но это не значит, что они не испытывают негативного воздействия. Стэнфордское исследование, о котором я упоминал, показало: чем чаще испытуемые «прыгали» с одного ресурса на другой, тем хуже были их результаты, когда их просили одновременно выполнить несколько заданий или держать в голове одновременно несколько вещей. Вся их энергия уходит на переключение от одного к другому. Им кажется, что они прекрасно справляются, потому что могут быстро переключаться, и у них действительно хорошо получается работать в условиях постоянных помех, но это не значит, что они глубоко мыслят.

И. Ф.: Какие последствия пользования интернетом наиболее вредны?

Н. К.: Невозможность сконцентрироваться, постоянное переключение внимания. Среднестатистический человек со смартфоном проверяет его около ста раз в день. Новые имейлы, сообщения на Фейсбуке, в Твиттере и Snapchat, котировки акций, новости часа, уведомления о разных видах услуг. Добавьте к этому ссылки, которые все время подсовывает вам Google, чтобы вы прыгали со страницы на страницу, а не сидели на одном сайте. Сложите все вместе, и вы поймёте, что современный человек весь день только и делает, что отвлекается.


Слово «Макаби» — аббревиатура стиха из Торы «Ми камоха баэлим Ашем», который стал девизом восставших. Отсюда и прозвище семьи священников Хашмонаим — Маккавеи (на иврите «Макабим»). Они удостоились помощи Свыше и довели восстание до победного конца. Именно в это время произошло чудо с храмовым маслом, которое мы отмечаем зажиганием ханукальных свечей. Но когда Хасмонеи воссели на царском троне, это не привело ни к чему хорошему: их правление завершилось не так удачно, как поднятое ими восстание. Читать дальше

Йеуда аМакаби (Маккавей)

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Великие раввины»

Краткая биография Йеуды по прозвищу Макаби (в рус. транскрипции Маккавей )

Йоси бен Йоэзер и Йоси бен Йоханан

Рав Александр Кац,
из цикла «Еврейские мудрецы»

Власть Великого Собрания унаследовал Санхедрин (Синедрион) — совет, состоящий из 71-го старейшины. Во главе Санхедрина стояли два мудреца: наси (председатель) и его заместитель, ав бейт дин (верховный судья). Эти двое лидеров назывались зуг (пара).

От Синая до наших дней. Устная Тора в эпоху Второго Храма

Рав Моше Пантелят,
из цикла «От Синая до наших дней»

От Эзры до Гилеля. История передачи Торы.

Молитва «За чудеса»

Хава Куперман

Базис всей европейской культуры — это греческая культура, и в какой-то мере она также стала базисом для христианской религии. Главные христианские праздники выпадают в районе Хануки, и это совсем не случайно.

История еврейского народа 13. Война, мир и смерть Йеуды Маккавея

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Продолжение войны хашмонеев.

Ханука

Рав Лейб Александр Саврасов,
из цикла «Духовный смысл Хануки»

Ханука приходится на самое тёмное время года, когда день короток, а небо чаще всего затянуто облаками. В этой непроглядной темени евреи зажигают Ханукальные свечи в память о чуде, случившемся двадцать пятого Кислева 165 года до н.э., в те времена, когда землей Израиля правили греки

Что такое Ханука? Духовные аспекты

Рав Исроэль-Меир Лау

Война с греками не была только физической войной. Это была война не за власть, территории, расширение границ, но за духовную свободу, за полную духовную независимость еврейского народа от чуждых влияний.

Ханука 2017: 14.12.17 — Толдот Йешурун в Ашдоде: экскурсия с равом Хаимом Бурштейном «По следам Хасмонеев»

Редакция Толдот.ру