Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тот, кто попытается глубже проникнуть в суть слова «святой», откроет иной его смысл. В действительности «святой» означает — отдельный от всего земного, мирского.

И сказал Г-сподь Моисею, говоря: Объяви всему обществу сынов Израилевых И скажи им: святы будьте, ибо свят Я Г־сподь, Б־г ваш. (Левит, 19:1-2)

Чтобы понять этот отрывок из Торы, мы должны сосредоточить внимание на слове «святой». Что именно оно означает? И далеее: что подразумевает Тора, говоря, что Б-г — «свят»?

Обычно, размышляя о чем-нибудь святом, мы имеем ввиду нечто, посвященное Б־гу. Следовательно, святым мы назвали бы человека, который посвящает свою жизнь служению Б-гу. Сходным образом мы называем священным свиток Торы, поскольку его используют для богослужения. Однако, если «святость» означает посвящение Б-гу, то называть «святым» самого Б-га было бы попросту бессмыс-ленной тавтологией.

Тот, кто попытается глубже проникнуть в суть слова «святой», откроет иной его смысл. В действительности «святой» означает — отдельный от всего земного, мирского. То есть, «святой» человек не только посвящает свою жизнь Б-гу, но и отвергает все мирское. Святой сосуд не просто используется для богослужения — он никогда не используется ни для чего иного.

Вот что имеет в виду Тора, говоря о святости Б-га. Он совершенно отрешен от всего земного, Он отрешен от материального мира. Его природа — за пределами человеческого понимания. Даже приближенным к Нему ангелам не дано полностью постичь истинную природу Б-га. Только Сам Г-сподь может до конца познать Себя.

Маймонид («Рамбам») говорит об этом в своем «Своде законов об основах веры»:

«Даже самые высокодуховные существа не в состоянии постичь истинную природу их Создателя… Хотя их понимание Б-га далеко превосходит понимание любого из смертных, любого существа, принадлежащего к материальному миру, — тем не менее никто, кроме самого Б-га, не в силах понять Его природу.» (Гл. 1,4.8)

Такое утверждение в самом деле может обескуражить. Коль скоро уже по определению никто не может даже надеяться полностью постичь сущность Б-га, многие прекращают попытки понять Его вообще. Такое отношение в корне неверно. Несмотря на то, что нам никогда не суждено понять истинную сущность Б-га, многое о Нем мы все-таки знаем.

Что такое Б-г? К кому мы обращаем наши молитвы? Кому служим? В этих вопросах мы можем разобраться довольно основательно.

Наше первое представление о Б־ге заключается в том, что Он — Творец вселенной. «В начале сотворил Б-г небо и землю» (Бытие, 1:1). Что это значит — быть Творцом вселенной? И что это за вселенная, которую Б-г сотворил?

Земля — это шар, в космическом пространстве. Диаметр этого шара — около 12 750 километров. Чтобы совершить кругосветное путешествие, человеку пришлось бы проделать около 40 000 км. Представьте себе, что вы прошли расстояние от Нью-Йорка до Чикаго. Даже совершив столь длительную прогулку, вы пересекли лишь небольшую часть земли — примерно 1/60 земной окружности.

Относительно человека земной шар очень велик. Однако, каким бы огромным он нам ни казался, он всего лишь песчинка, затерянная в необъятных просторах космоса. В ста пятидесяти миллионах км от Земли находится Солнце — огненный газовый шар диаметром в 1 392 000 км, более чем в сотню раз превосходящий своими размерами Землю. Однако даже Солнце — не более, чем песчинка в космосе, где существуют миллиарды и миллиарды солнц, в тысячи раз превосходящих Землю и таких далеких, что они кажутся крошечными светящимися точками в пространстве.

Такие масштабы недоступны нашему разуму — мы просто не в состоянии вообразить эти миллионы километров. Чтобы облегчить задачу, воспользуемся воображаемой моделью. Представим себе огромного великана, плавающего в космосе. Двумя пальцами он держит маленький шарик, диаметром в 2,5 см, то есть размером с целлулоидный шарик для настольного тенниса. Это наша Земля. На ее поверхности есть города и люди, но их можно разглядеть только с помощью микроскопа.

Примерно в метре от этого шарика находится другой, размером с горошину. Это Луна. Солнце тоже попадает теперь в поле нашего зрения. Оно расположено в четверти мили от нашей модели Земли — пылающий шар диаметром в 3 метра, иначе говоря, размером с небольшой автомобиль.

Девять планет Солнечной системы обращаются вокруг Солнца. Самая дальняя из них — Плутон — в нашей модели будет отстоять от Земли на 21 км. Даже великану, который держит Землю двумя пальцами, чтобы посетить все планеты Солнечной системы, пришлось бы проделать длительное путешествие.

А что, если гиганту захочется посетить ближайшую к Солнцу звезду — Альфу Центавра? Какое расстояние пришлось бы ему преодолеть? Даже такой великан был бы не в силах добраться туда самостоятельно. Ему пришлось бы воспользоваться космическим кораблем, чтобы отправиться — это в нашей-то модели, где Земля не больше мячика для игры в пинг-понг, — более, чем за 64 ООО км! При этом множество других звезд оставались бы от него еще в миллионах километров, даже в столь уменьшенном масштабе.

Сравнивая Землю с шариком для пинг-понга, мы еще можем как-то представить себе Солнечную систему, однако за ее пределами эта модель нас уже подводит. Воображение вновь пасует перед такими расстояниями, поэтому необходима иная система мер. Большинство ученых для измерения межзвездного пространства используют такое понятие, как скорость света.

Свет перемещается со скоростью 300 000 км в секунду, то есть около 1 миллиарда км в час — в сто тысяч раз быстрее, чем самая быстрая ракета. Луч света совершает кругосветное путешествие за 1/7 секунды; путь от Земли до Луны занимает у него 1/2 секунды, а от Земли до Солнца он добирается около 8 минут. Но даже лучу света при такой скорости понадобилось бы более четырех лет, чтобы достичь ближайшей к нашему Солнцу звезды. А для того, чтобы добраться до многих звезд, которые мы видим в небе, световому лучу потребуются многие сотни лет.

Каждая из этих далеких звезд подобна солнцу и в тысячи, в миллионы раз больше нашей Земли. Звезды объединяются в галактики. В одной только нашей галактике астрономы насчитали более ста миллиардов звезд, любая из которых в тысячи раз больше нашей планеты; многие из этих звезд имеют собственные солнечные системы. Способны ли мы вообразить размеры хотя бы одной галактики? Световому лучу, несущемуся со скоростью более миллиарда километров в час, нужно более ста тысяч лет, чтобы пересечь одну только нашу галактику.

Но даже эта огромная галактика — всего лишь песчинка во вселенной. Современные телескопы могут фотографировать сотни миллиардов галактик, в каждой из которых сотни миллиардов звезд. Способен ли человеческий разум представить себе масштабы хотя бы видимой части вселенной?

Тем не менее наша вселенная конечна. Ученые доказали это много лет назад. Но даже при том, что она конечна, ее огромность ошеломляет. Наша планета, наша Солнечная система, даже наша галактика подобны пылинкам в пространстве вселенной.

Откуда же взялась эта гигантская вселенная? Как возникло это немыслимое количество материи и энергии? Ответ на эти вопросы может быть только один: все это было создано Б-гом. Звезды, планеты, галактики, миллиарды и миллиарды их — всё это сотворил Б-г! Какою же мощью должен Он обладать!..

Кое-кто может предположить, что сотворение столь великого мира потребовало тяжелейшей работы, доведшей самого Г-спода до изнеможения. Ничто не может быть дальше от истины. Мидраш говорит, что Б-г создал мир при помощи еврейской буквы П. Иными словами, сотворение мира потребовало от Него не больше усилий, чем произнесение звука ה*. Могущество Творца беспредельно, и выполнение любой конечной задачи, какой бы огромной она ни была, не стоит Ему ничего.

Многие люди задаются вопросом: если Б-г так велик, и владения Его — вся вселенная, то как же может Он обращать внимание на такую затерянную в космосе пылинку, как наша планета? Как может Он придавать какое-то значение молитвам или поступкам каждого отдельного человека? Подобные вопросы свидетельствуют о недооценке Всевышнего, ибо не только могущество Его беспредельно — беспредельна и Его мудрость. Только представьте себе: бесконечная мудрость, бесконечный разум.

Мыслительные возможности обычного человека ограничены. Обычно он может сосредоточиться лишь на одном предмете, причем даже в этом случае его внимание неустойчиво и подвержено колебаниям. Особо одаренным людям удается сосредотачиваться одновременно на двух или трех предметах, но внимание их, опять-таки, переходит с одного предмета на другой; сосредоточение их не абсолютно.

Предположим, что разум всех людей на земле объединен, то есть разум пяти миллиардов обитателей нашей планеты помещен в некий гигантский мозг. Можно допустить, что этот объединенный разум сможет одновременно концентрировать свое внимание на пяти миллиардах различных предметов. Тем не менее разум этот будет ограничен. А вот Б-жественный разум беспределен. Б-г в состоянии сосредотачиваться постоянно. Он может фокусировать Свое внимание одновременно на каждом атоме вселенной. Он держит в поле зрения каждый электрон и каждый протон в мире с меньшим напряжением сил, чем требуется человеку, чтобы просмотреть газету.

Всемогущий Б-г, наблюдающий за каждым нашим движением 24 часа в сутки — это очень страшно. Каждое мгновение Б-гу известна каждая наша мысль, ибо Он, в отличие от нас, видит не глазами, и Ему не нужен для этого свет. Точнее говоря, Ему просто ведомо все, что происходит во Вселенной, и это всеведение гораздо важнее, нежели способность видеть, — оно может быть присуще исключительно Творцу. Мысль об этом внушает ужас, однако же это правда.

Когда мы впервые задумываемся о величии Г-спода, нас переполняет трепет. Но если бы человек дал себе труд призадуматься и осознать, насколько Б-г велик, и что каждое мгновение Он наблюдает за нами, — человек стал бы праведником. У него просто не было бы выбора. В самом деле, можно ли грешить, зная, что Создатель всей вселенной неусыпно наблюдает за тобою и вникает во все, что ты делаешь?

Таким образом, мы действительно кое-что знаем о Б־ге. Мы знаем, что Он всемогущ, что Он сотворил мир без малейшего усилия. Мы знаем, что Он обладает беспредельным разумом, что Он интересуется нами, что Он слышит наши молитвы и что Он любит Свои творения. И нам понятно, что Б-г един, ибо в мире может быть только одно существо с беспредельными возможностями.

Мы знаем, что у Б-га нет тела, внешности, формы. Наши понятия о пространстве и времени теряют всякий смысл, едва мы пытаемся применить их к сущности Б-га. Однако Б-г — не абстрактное понятие. Он так же реален, как мы сами. Собственно говоря, Он реальнее нас, ибо это Он наделил нас представлением о реальности.

Таков Б-г, к которому мы обращаем свои молитвы. Когда мы молимся, мы говорим с Б-гом. Мы обращаемся к Тому, чьим могуществом был сотворен весь мир, и подчеркиваем это в утренней молитве: «Благословен Тот, Кто сказал — и возник мир».

Вот история о великом хасидском учителе, ребе Зусе из Аннополя. Обычно утром он всегда приходил в синагогу первым, но однажды реб Зуся опоздал. Его ученикам пришлось ждать учителя очень долго. Наконец, около полудня он все-таки появился, с выражением ужаса и изумления на лице. Молитвы начались. В этот день они казались более значительными, более пламенными, чем обычно.

После службы ученики спросили рабби, что его задержало: «Мы так беспокоились,» — сказали они.

— Я вам объясню, — отвечал реб Зуся. — Как всем вам известно, просыпаясь по утрам, мы произносим молитву: «Благодарю Тебя, о живой и вечный Владыка, за то, что Ты милосердно возвратил мне душу мою. Велика моя вера в Тебя.» Но нынче утром, когда я произнес первые слова молитвы — «Благодарю Тебя…», — меня поразила мысль: что такое «я» — и что такое «Ты»? Кто я такой, чтобы говорить с Б-гом? Как могу я обращаться к Творцу вселенной?

Я начал снова. «Благодарю Тебя…» — я, ничтожная песчинка мироздания, — Тебя, Создателя всего сущего! Я не мог продолжать. Понадобилось несколько часов, чтобы я собрался с духом и произнес молитву до конца. Вот почему я опоздал.

Реб Зуся был потрясен простой и краткой молитвой «Моде ани». Между тем всякий раз, произнося молитву, мы обращаемся к самому Б-гу. Мы предстаем перед Владыкой всего мироздания, перед Единственным, сотворившим землю, солнце, звезды, вселенную.

Готовясь произнести молитву, мы должны сосредоточиться на Б-жиих чудесах, чтобы начать осознавать, к Кому мы обращаем свою молитву. И тогда мы, подобно Псалмопевцу, воскликнем:

Г-споди, Б-же наш! как величественно имя Твое по всей земле!..

Когда взираю я на небеса Твои, — дело Твоих перстов;

На луну и звезды, которые Ты поставил…

(Псалтирь, 8:2,4)

Сознавая это, нам легче устремить свой взор на Самого Г-спода, и тогда мы с истинным чувством можем славить Владыку мира:

Буду славить Тебя, Г-споди, всем сердцем моим,

Возвещать все чудеса Твои…

Буду петь имени Твоему, о Всевышний.

(Псалтирь, 9:2-3)

* Простого выдоха (прим. ред.)


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Ханука

Рав Лейб Александр Саврасов,
из цикла «Духовный смысл Хануки»

Ханука приходится на самое тёмное время года, когда день короток, а небо чаще всего затянуто облаками. В этой непроглядной темени евреи зажигают Ханукальные свечи в память о чуде, случившемся двадцать пятого Кислева 165 года до н.э., в те времена, когда землей Израиля правили греки

История праздника Ханука.

Н. Изаксон

История праздника

Ханука: форма против содержания

Переводчик Виктория Ходосевич

Греки хотели уничтожить духовный стержень народа Израиля и свести его веру в Творца к пустой внешней символике.

О ханукальном пончике...

Переводчик Виктория Ходосевич

Как и многие другие слова современного иврита, слово «суфгания» относительно новое, но корни его уходят в глубь веков. Сфог и в древнем, и в современном иврите означает «губка». Суфгания впитывает масло, как губка.