Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Истина в том, что главное — не учение, а действие, поскольку Тора и человек — одно целое: Тора должна привести человека к тому, чтобы все его действия, все поступки, всё поведение проверялось по ней, не отклоняясь от нее ни вправо, ни влево.»Рав Йосеф-Юзл Горовиц, саба из Новардока, из книги «Уровень человека»
Поскольку тело главным образом существует для поддержания самого себя: для еды, питья и прочего, а такие потребности, по всеобщему согласию, не существуют в Будущем мире, невозможно, чтобы там было и тело

На отношение Рамбама к воскрешению мертвых есть намек в его предисловии к главе «Хелек», там, где он добавляет к определению Основы: «И знай, что человек должен обязательно умереть и распасться на составные части, из которых был соединен». Подробно его точка зрения расписана в статье «Воскрешение мертвых». Там он говорит, что «воскрешение мертвых» станет частью того, что произойдет в период Машиаха. Тогда души вернутся в тела и заживут жизнью необычайно долгой и хорошей. Но и у этой жизни будет предел, и после нее наступит Будущий мир, в котором [у человека] уже не будет тела.

Рамбан же считал, что Будущий мир будет вместе с телом, но с таким, для поддержания которого необходимо «излияние святости», а не еда и питье. Вот что он говорит об этом: «Будущий мир — это не мир душ (который наступает сразу после смерти). Это мир, сотворенный уже готовым, где люди найдут воскрешение, с телом и душой… ведь постоянство бытия души — в ее единении с Высшим разумом, подобно ангелам, а власть души над телом нивелирует телесную природу настолько, что и тело начинает существовать, как душа: без еды и питья».

Рамбам считал, что для тела просто нет места в рамках Будущего мира, как цитирует Рамбан (конце книги «Врата воздаяния») из его «Свитка воскрешения мертвых»: «Мы верим, и это верно с точки зрения любого разумного человека, что обитатели Будущего мира — это души без тел, подобные ангелам. А доказательство этому в том, что тело составлено из инструментов, необходимых для действий души. А тело в целом существует для одной цели — поглощения пищи ради поддержания самого тела, и порождения им своего подобия, ради сохранения вида. А когда эти цели потеряют смысл, в нем не будет нужды в Будущем мире.

Так об этом и говорили многие мудрецы, объясняя высказывание: “Нет там ни еды, ни питья, и нет размножения…” (Брахот 17а). Поэтому они утверждали, что там (в Будущем мире) нет тела, — ведь Всевышний, благословен Он, не создает ничего бесполезного — все, что Творец делает, Он делает ради чего-то. Не могут Его деяния уподобиться деяниям идолопоклонников: “глаза у них[1], но они не видят, уши у них, но не слышат”».

Как мы видим, поскольку тело главным образом существует для поддержания самого себя: для еды, питья и прочего, а такие потребности, по всеобщему согласию, не существуют в Будущем мире, невозможно, чтобы там было и тело. Ведь Всевышний не делает бессмысленных вещей.

Рамбан здесь не объясняет прямо, какова, по его мнению, необходимость тела в мире, где обычные функции тела не действуют. Но он приводит подтверждение своим словам из слов мудрецов. Одно из доказательств основано на Мишне и ее объяснении Гемарой в начале главы «Хелек» (Сангедрин 90а): «У каждого еврея есть доля в Будущем мире, а вот те, у кого нет доли в Будущем мире: утверждающий, что нет воскрешения мертвых в Торе…». И в Гемаре это объясняется так: «Он отрицает воскрешение мертвых, поэтому у него не будет удела с ними». Как мы видим, понятие «Будущий мир» относится к тем, кто восстанет из мертвых, как и утверждает Рамбан.

Но Рамбам ответил бы на это, что награда разделена на две части — есть жизнь после воскрешения мертвых, но это еще не Будущий мир, который и есть конечная цель, а в нем жизнь уже без тела. Как и сказано в приведенном им отрывке Талмуда: «В Будущем мире нет ни еды, ни питья, ни размножения, ни торговых операций, а только праведники сидят, и короны у них на головах, и они наслаждаются сиянием “Б-жественного присутствия”» (Брахот 17а). Как мы видим, в Будущем мире нет никакого смысла в наличии тела.

И по мнению Рамбама, переход из мира воскрешения в Будущий мир тоже не является смертью.

Как мы поняли, Рамбам считал, что воскрешение мертвых произойдет в эпоху Машиаха, и тело, полученное человеком тогда, не сохранится в Будущем мире, который и есть конечная цель. Но очевидно, что переход от жизни после воскрешения к Будущему миру происходит без смерти. Само воскрешение приходит для того, чтобы отменить смерть: «Поглотил смерть навеки» (Йешаяу 25:8). Предположение, что человек воскреснет ради того, чтобы потом умереть снова, бессмысленно, ибо отрицает само себя. Смерть была приговором Адаму за грех, а воскрешение исправляет и грех, и его последствия.

Переход в Будущий мир, то есть переход от ограниченной жизни к жизни без границ, не совершится посредством смерти. Это переход совершенно иной природы, подобный тому, как вознесся на небеса пророк Элияу. С ним уже в этом мире произошло то, что может стать примером, как именно можно оставить низменное в своей материальности тело, присущее этому миру, и перейти к жизни в теле, способном существовать вечно. Именно так следует понимать мишну в конце трактата Сота: «Рав Пинхас бен Яир сказал: “Расторопность приводит к чистоте, чистота приводит к просветленности… а благочестие приводит к духу Святости, а дух Святости приводит к воскрешению мертвых — а воскрешение мертвых пришло благодаря Элияу, доброй памяти”.»

Как мы видим, источником понятия «воскрешение мертвых» служит именно история Элияу. Именно он жив и существует в мире, миновав смерть, на которую был обречен Адам. Именно Элияу принес в мир жизнь, в которой не может быть смерти. Его жизнь и есть образец жизни после воскрешения. С этим согласен и Рамбам.

Когда человек покидает свой прежний уровень, продвигаясь и достигая следующего, предшествующий уровень оказывается только инструментом и средством и уже не имеет собственной ценности; он уходит после того, как человек удостоился нового уровня.

После воскрешения мертвых жизнь будет похожа на жизнь Элияу. Тело исчезнет само собой в силу его бесполезности, как нечто, исполнившее свою роль и потерявшее смысл своего существования. Такова точка зрения Рамбама, — ведь Всевышний не делает ничего, что не имело бы смысла. И после того как что-либо исполнило свое назначение, и в нем больше нет нужды, оно исчезает само собой, — ведь любое бытие вызвано некоей необходимостью.


[1] «Они» — это результаты действий идолопоклонников: истуканы, сделанные их руками.


Глава повествует о перипетиях в жизни праотца Яакова: о знаменитой «лестнице в небо» — пророческом сне Яакова, о его встрече с Рахель, пребывании Яакова в доме Лавана, женитьбе и рождении детей, будущих прародителей колен Израилевых. Читать дальше

Недельная глава Ваеце

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

По материалам газеты «Исток»

Избранные комментарии на недельную главу Ваеце

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г находится вместе с нами. Яаков почувствовал это, увидив сон о лестнице, ведущей в небо. Этот мир полон соблазнов, но следует помнить, что присутствие Творца помогает справиться с ними.

Все, что произошло между Яаковом и Эсавом, произошло затем между потомками Эсава и потомками Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

События, произошедшие с Яаковом и Эсавом, служат предысторией всего того, что переживали их потомки. Многовековое противодействие присутствует и в наши дни.

Четыре жены Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

От четырех жен Яакова произошли двенадцать колен. Это не случайное стечение обстоятельств, а воля Б-га.