Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
История Дерека Блэка

За последние две недели на США обрушились сразу два стихийных бедствия. Одно было естественным, а другое антропогенным. Одно — с разрушительным ветром и дождем, другое — с разрушительной ненавистью и дискриминацией. Одно вызывает ощущение безнадежности, другое дает основания надеяться…

Техас и Флорида все еще продолжают ощущать разрушительные последствия наводнения и ураганов. Гибель людей, уничтожение имущества и эвакуация приводят в отчаяние. Тем не менее, эта катастрофа объединила людей на пике тревоги и разобщенности. Страна не «наблюдала» за страданиями людей в Техасе Флориде, а объединила усилия — чтобы находить фонды, координировать помощь, планировать действия по восстановлению. Фотографии и видео обычных людей, которые рискуют жизнью, чтобы спасти других, открывают двери своих домов пострадавшим семьям, не только радуют, но и дают основания для веры в человеческую доброту и вселяют надежду на будущее Америки.

При этом никто, конечно, не станет радоваться этому ощущению единства и человечности, которые ураган пробудил в людях, нагрянув как нельзя вовремя. За две недели до того, как обрушился ураган Харви, по Америке ударило цунами ненависти. Неонацисты и белые расисты объединились в Шарлоттсвилле, что привело к насилию и даже гибели людей. Неспособность президента однозначно и категорически осудить экстремистские группы с их расистским и антисемитским настроем была расценена этими группами как победа. Хотя позже президент осудил ненависть и самих экстремистов, ущерб, нанесенный его первоначальной реакцией, оказался велик. Возникли серьезные опасения, связанные с увеличивающимся расколом американского общества.

Как мы можем «отойти» от этого трагического события и произведенного им впечатления? Что может вселить надежду, когда ситуация кажется безнадежной? Нам следует тщательно проверить свои мысли и поступки и полностью искоренить «чувство превосходства» и ненависти в отношении других людей — в любых его проявлениях, особенно, когда эти люди чем-то отличаются на нас. Совершенно очевидно, что мы должны быть за тех и с теми, кто является мишенью и жертвой ненависти. Но должны ли мы принять тот факт, что на свете существуют «недоброжелательные» люди? И есть ли способ как-то повлиять на умы и мировоззрение таких людей, устранить ненависть, вызванную расовыми, религиозными, политическими различиями, вообще беспочвенную ненависть?

Дерек Блэк был буквально вскормлен ненавистью. Его отец, Дон Блэк, был основателем интернет-сайта белых расистов «Штормфронт», который насчитывал около 300,000 подписчиков. В молодости Дерек открыл расистскую страничку для детей, которая быстро стала популярной и сделала его лидером большого неонацистcкого движения. После выступления на конференции белых расистов ему присвоили титул «маяка нашего движения». Поступив в «Нью Колледж» во Флориде, Дерек остался верен своим экстремистским взглядам, был одним из ведущих расистского радио-шоу.

Однажды приятель по колледжу наткнулся на его страничку в интернете. Весть об этом распространилась довольно быстро, и к следующему семестру Дерек оказался в числе отверженных. Люди отказывались с ним разговаривать и даже близко подходить, а сам Дерек стал избегать публичных мест, опасаясь враждебности окружающих.

Один из его прежних друзей начал читать статьи и слушать радио-шоу Дерека, чтобы получить представление о его взглядах. Затем он сделал что-то совершенно неожиданное — послал Дереку смс-сообщение: «Что делаешь в пятницу вечером?» Этим другом оказался единственный на курсе ортодоксальный еврей Мэтью Стивенсон, который устраивал субботние вечера в своей квартире в общежитии и решился пригласить Дерека.

Мэтью не был уверен, что это хорошая идея, но все-таки решил, что, если Дерек собирается ненавидеть евреев, то пусть сначала познакомится с ними поближе. Дерек принял приглашение и приехал с бутылкой вина. В разговоре никто не касался его воззрений. Дереку понравился вечер, и он решил прийти еще раз, а потом еще и еще, пока через несколько месяцев знакомство не переросло в дружбу.

В конце концов, после того, как сложились достаточно крепкие дружеские отношения, можно было затронуть тему его убеждений. Последовали беседы, в которых взгляды Дерека ставились под сомнение в уважительной форме. Одно за другим его утверждения опровергались на основании неоспоримых фактов и данных исследований. Дерек ощутил себя сбитым с толку. Он прекратил писать статьи на «Штормфронте» и ушел с радио-шоу. К концу выпускного года он взял курс по «Еврейскому Писанию» и оставил свои убеждения белого националиста.

Окончив колледж, он решил публично отречься от прежних убеждений и опубликовал смелое заявление:

Я вырос в обществе, большая часть которого — убежденные белые националисты. Члены моей семьи, которых я очень уважаю, и, особенно, мой отец, уже давно являются решительными сторонниками таких убеждений. Поэтому я также был их сторонником. И не планировал вбивать клин в наши отношения. Но после долгих размышлений решил, что, если честно скажу о своем медленном, но убежденном отходе от идей белого национализма, это будет в интересах всех. Не могу поддерживать движение, которое говорит, что мне нельзя дружить с тем, с кем пожелаю. Мои действия и высказывания принесли много вреда людям другого цвета кожи, людям еврейского происхождения и людям, которые ищут справедливости для всех. Приношу свои извинения за тот ущерб, который причинил.

Отец Дерека, увидев эту декларацию, сказал: «Тебя сломали!» Дерек ответил, что это серьезно и что он действительно так чувствует. Ощущение его отца было — что сын его предал. Он испытывал боль. После этого отношения Дерека с отцом практически сошли на нет. Дерек получил в колледже степень магистра и постепенно полностью изменил свою жизнь, стал другим человеком. Молодой человек, которого некогда прочили в лидеры всего движения белого национализма, стал откровенным противником расизма, фанатизма, антисемитизма и ненависти. Kак это случилось? Bсе началось с одного приглашения на субботнюю трапезу.

Тора заповедует любить людей. В тоже время она предписывает ненавидеть злодеев. Как примирить эти два противоположных предписания? Раби Шнеур-Залман из Ляд, основоположник движения Хабад, пишет в Тании (32):

Мицва (заповедь) —любить их, и мицва —ненавидеть. И то, и другое верно. Мы ненавидим йецер а-ра, злое начало в них, и мы любим то скрытое доброе, что является Б-жественной искрой.

Пожалуй, самый лучший способ побудить кого-то пересмотреть свои убеждения — это, не принимая его взгляда, оставаться открытым к Б-жественному, к тому потенциалу, который заложен в нем. Человеческое отношение, искренние, доверительные беседы могут повлиять так, что собеседнику захочется по-новому оценить свои взгляды — так как возникли новые обстоятельства.

Я не призываю вас приглашать членов «Ку-клукс-клана» на субботнюю трапезу и не утверждаю, что тарелка чолнта или картофельного кугеля способна искоренить ненависть и фанатизм в стране и в людях. Но, возможно, история Дерека Блэка сможет научить нас чему-то. Например, тому, что люди способны меняться, и тому, что даже тогда, когда человек исповедует самые отвратительные для нас убеждения, все равно есть надежда, что он однажды изменится.

Не советую приглашать неонацистов за субботний стол, но настоятельно рекомендую приглашать кого-то из вашего окружения, с кем у вас конфронтация или, не дай Б-г, вражда. Велика сила субботней трапезы — заложить новые отношения, найти новые точки соприкосновения и изменить ненависть на любовь.

Рав Эфраим Гольдберг, перевод Мириам Нирман


Современный термин «харедим» взят из слов пророка Йешаяу: «Слушайте слово Вс-вышнего, трепещущие пред словом Его!» Словосочетание «харедим лидвар Ашем» («трепещущие перед словом Вс-вышнего») со временем сократилось до слова «харедим» (трепещущие). Читать дальше

Бамбуковая колыбель 14. Гиюр по Галахе

Доктор Авраам Шварцбаум,
из цикла «Бамбуковая колыбель»

Приобрести книгу « Бамбуковая колыбель » в нашем онлайн магазине Приемные родители китаянки понимают, что другого выхода, кроме как пройти ортодоксальную церемонию гиюра, у них нет

Место в автобусе

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

В общественном транспорте религиозные мужчины и женщины сидят отдельно. Такой обычай проистекает из еврейских законов скромности, запрещающих общение между чужими людьми разных полов.

Одежда

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «О нашем, еврейском»

По материалам газеты «Истоки»

Неприятные мелочи. Назад к корням

Рав Александр Айзенштадт,
из цикла «О трудностях вхождения в религиозное общество»

Из общения со множеством «баалей тшува» я вижу, что сами эти люди и спустя 15-20 лет не готовы анализировать, в чем причина их трудностей, в то время как корень проблемы нужно искать в самом начале — в драме перевоплощения человека.