Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Соблюдение заповедей в эпоху развитого социализма

82-й год (чуть раньше — чуть позже… у меня с хронологией неважно… и не подлавливайте меня). Я — студент МИИТа. Это, во-первых, учёба — не бей лежачего, не ФизТех какой-нибудь. Во-вторых — справки от врача на пропуск занятий.

Начинал я соблюдать Шабос ещё на первом курсе. Сначала пришёл в субботу в институт с забинтованной правой рукой. Студенты сказали: «А, это когановские штучки!» Так я узнал, что я — не первый, на третьем курсе на ПриМате учится соблюдающий Илюша Коган, и понял, что надо изобретать что-то своё. А надо сказать, что МИИТ был институтом полу-военным: форма, военная кафедра, своя поликлиника на территории и справки принимаются только оттуда.

Я пошёл в поликлинику и стал симулировать гипертонию. Сидя в коридоре перед кабинетом врача задерживал несколько раз дыхание на сколько мог. Давление повышалось.

Со временем я пошёл дальше и научился повышать у себя артериальное давление самовнушением: закрывал глаза, сосредотачивался и представлял, как кровь густеет в моих жилах. Срабатывало! Врач давала освобождение от занятий на два дня. Еженедельно! На субботу, или когда мне просто хотелось прогулять.

Как-то утром после шахриса в малом зале синагоги на Архипова подходит ко мне реб Гейча, благословенной памяти. Думаю вам не надо рассказывать про этого Цадика, авторитетнейшего старца московской общины. Он отводит меня в сторону и говорит:

— Хочешь поехать в Брянск ради мицвы? Тамошние евреи написали мне, что у них порвался свиток Торы, нужны хутим — специальные нитки, которыми сшиваются листы свитка. На тебе адрес, хутим, чернила и деньги на дорогу.

— Реб Гейча, денег не надо, я же в МИИТе учусь — у нас проезд по железной дороге бесплатный.

И вот я уже в поезде, идущем в Брянск. Прибываю рано утром, ищу указаный адрес. Блочная хрущевка. Дом 5 кв. 86. Звоню.

Дверь открывает древний старик (потом я узнал, что ему 96 лет). Оглядывает меня с ног до головы и говорит:

— Ду бист Мошиах?

— Нет, говорю, я к вам по поручению.

Он пропускает меня внутрь квартиры, проводит на кухню, сажает за стол, ставит на плиту чайник. Показывает мне, что у него всё кошерно: даже солонки разные — мясная и молочная. Ставит передо мной стакан чая, сахарницу. Садится напротив, смотрит мне в глаза и медлено говорит:

— Ду бист Мошиах!

Я оторопело ему:

— Реб Йид, почему вы второй раз называете меня Мошиахом?

Он, неотрывно глядя мне в глаза:

— Фар фуфциг йор их об нит гезен а юнгерман мит ЦИЦИС АРОЙС! (Пятьдесят лет я не видел молодого человека с цицис НАРУЖУ!)…

Потом я рассказал ему, что меня к нему послал реб Гейча.

— Гейча? Какой Гейча?

— Реб Гейча Виленский в Москве.

— О, Виленский! Конечно, я знал его отца, Нохумке, он был шойхетом у нас в местечке!

Мне сам реб Гейча казался самым старым человеком на свете, а этот Мафусаил знал его отца и упоминает его уменьшительным именем Нохумке!

Я провёл с ним весь день. В его речи почти каждая фраза содержала цитату из Тъилим (Псалмов) или из Торы. Он жаловался мне, что миньяна уже, наверное, не будет — десятый человек из кворума уже не встаёт с постели. Мы поехали его проведать — навестить больного.

Перед моим отъездом он спросил меня:

— Что я могу для тебя сделать?

Я говорю:

— Может в городе есть старые книги, которые никому не нужны?

— Что конкретно тебя интересует?

— Конкретно: Мишна Бруро первого издания. Там автор (Хофец Хаим) пометил каждый экземпляр собственноручно написаным словом «Муге» (проверено)

— У меня есть шестой том первого издания! Я тебе его не дам, он мне нужен, но покажу!

Он повёл меня в комнату, открыл нижнее отделение шкафа, встал на четвереньки и стал искать там. Достал книгу, дал мне и говорит:

— Только никому не говори, что видел её у меня!

— Почему?

— Это миснагедская книга, а я — хосид. Но в Шулхан Орухе Алтер Ребе нет законов праздника Суккес и «Арба Миним», а здесь — есть!


Эта недельная глава — самая большая из всех глав Торы. В ней, среди прочего, рассказывается о подсчете семейств левитов и той службе, которую им поручил Всевышний в пустыне. Также глава повествует о заповедях назира (назорея), благословении коэнов, обряде сота и о многом другом. Читать дальше

Недельная глава Насо

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

Объяснение текста благословения коэнов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г благословенный повелел Моше передать Аарону и его сыновьям формулировку благословения коэнов, то есть, точные слова, которыми они будут благословлять общину сыновей Израиля.

Избранные комментарии к недельной главе Насо

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всякое прегрешение против нравственности порождено помрачением рассудка. Нравственная истина и истина логическая — синонимы, и человек может согрешить, только если лишится сперва истинной перспективы.

Кто учит Торе сына ближнего, как бы дает ему рождение. Насо

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Мы должны брать пример с Аарона, брата Моше. Он мирил людей, поэтому в Торе в качестве родословной упомянуты его потомки.