Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Однако «всему время, и час для всего»[103]. И вот наступила пора вдохнуть новую жизнь в это драгоценное сокровище, вернуть из забвения Учение Мусар, дабы оно стало источником спасения, — «дать жизнь души многочисленному народу»[104]. Ибо в милости Б-га к Его народу воссиял, как заря, светоч Израиля, его «колесница и всадник», наш учитель, благословенной памяти, великий мудрец, истинный праведник, святыня Израиля из города Салант, который еще в дни своей юности в трепете «возливал воду на руки» своего учителя, великого мудреца, праведного и скромного, светоча мира, святого для Всевышнего, нашего почитаемого учителя рава Йосефа Зунделя, благословенной памяти, известного всему миру под своим святым именем рава Зунделя Салантера, ближайшего ученика великого мудреца и праведника, наставника всего избранного народа, нашего учителя рава Хаима из Воложина. Рав Исраэль Салантер, великий мудрец и праведник, святыня Израиля, благословенной памяти, прислуживал своему великому учителю, перенимал от него пути трепета, Мусара и служения благословенному Б-гу и долгие годы «возливал воду на его руки», пока его наставник, великий мудрец и праведник рав Йосеф Зундель, не уехал, чтобы в почете поселиться в святом городе Иерусалиме, да будет он отстроен вскорости, в наши дни!

Невозможно описать величие мудреца и праведника рава Йосефа Зунделя, благословенной памяти, всю его праведность, благочестие, скромность и святость, о которых мы слышали из уст нашего учителя, — а он постоянно рассказывал невероятное и удивительное о достоинствах своего наставника, великого и праведного мудреца. Бумаги не хватит, чтобы вместить все эти рассказы, и немногие из них читатель найдет в ежемесячнике «Тевуна», в предисловии рава Исраэля Салантера, начинающемся словами: «Я “возливал воду на руки” моего наставника, нашего учителя рава Йосефа Зунделя, который ныне живет в Иерусалиме, и до сих пор я не достиг даже уровня его щиколотки. Я лишь немного рассказал о достоинствах этого великого человека, светоча мира, каким он предстал перед моими глазами…» В одном из писем нашего учителя, благословенной памяти, есть такие слова: «Я много лет прислуживал нашему великому и праведному учителю раву Йосефу Зунделю, да воссияет его свет, и постиг величие его поступков, превосходящих возможности нашего понимания… Мне кажется, я не видел человека, служащего Б-гу так, как наш раввин и учитель…»

У великого мудреца и праведника рабби Йосефа Зунделя был святой обычай каждый день с большим вниманием изучать книги Мусара, произносить стихи Писания, повествующие о любви к Б-гу и о трепете перед Ним, и вдохновенные высказывания мудрецов Талмуда о Мусаре. Часто он выходил за пределы города, чтобы изучать и повторять изречения мудрецов о трепете и Мусаре. В дни святого шаббата долгими зимними ночами, устрожая в запрете на чтение при свете свечи, этот праведник наизусть повторял стихи Торы и слова трепета и Мусара, чтобы укрепить в себе те качества, которые виделись ему особо необходимыми на предстоящей неделе. В одном из писем своему сыну этот великий мудрец писал: «Постоянно повторяй стихи Писания, повествующие о Б-жественном управлении миром, об уповании на Всевышнего и о спасении, например: “Надейся на Б-га, будь сильным и укрепи свое сердце…”[105], “Мои глаза постоянно обращены к Господу, и Он вызволит из сетей ноги мои”[106] и другие изречения, подобные этим. И тогда ты будешь шествовать уверенно, ибо спасение от Всевышнего приходит в мгновение ока». Нет сомнения, что он воспринял путь изучения Мусара от своего учителя, великого мудреца и праведника рава Хаима из Воложина, благословенной памяти.

Еще в юности разум нашего учителя, святыни Израиля, устремлялся к облакам, и свет его знания сиял ярче солнца. Уже тогда он прославился как человек исключительной мудрости, великолепие Израиля. А когда он приблизился к святости своего учителя, великого мудреца и праведника рава Йосефа Зунделя и повсюду сопровождал его, как сын отца, то внимательно изучал возвышенные обычаи своего наставника и пути его святого служения. Все началось с того, что когда рав Зундель выходил за город, чтобы изучать и повторять мудрость Мусара, наш учитель незаметно следовал за ним, чтобы внимательно следить за его обычаями. Великий мудрец и праведник рабби Йосеф Зундель заметил это и понял, что этот прекрасный цветок обретет силу и, окрепнув, как ливанский кедр, станет светочем Израиля во всем мире, и воссияет по всей земле. И тогда его связь с учеником достигла удивительной силы. Он открыл ему тайны своей праведности и указал свой путь святости, и, увидев его способности, повелел ему изучать Мусар: «Исраэль, изучай Мусар и постигни трепет перед Небесами!» Эти слова проникли в самую глубину его сердца, подобно выпущенной из лука стреле, и он уверенно ступил на путь своего праведного учителя, начав каждый день изучать книги Мусара. В его душе пробудился трепет перед благословенным Б-гом, а в сердце — дух чистоты и святости, который вознес его над соблазнами этого суетного мира и побудил к исполнению воли Всевышнего. Так он обрел мощь в Торе, мудрость в трепете и глубину в понимании Мусара. Наш учитель усиленно трудился над поиском путей служения и исправления душевных качеств и как неиссякаемый источник дарил людям Тору, праведность, благочестие, скромность и боязнь греха. Еще в дни его юности многие уже следовали за ним, чтобы внимать его мудрости, удостоиться трепета и постичь пути служения благословенному Б-гу. Уже тогда он помогал Общине в обретении заслуг и возвышался, пока не стал «великим весьма». Он делился несметными сокровищами Торы и трепета со всем поколением, в особенности же — со своими многочисленными учениками. Всю свою душу он посвятил им, наставляя их на путь Б-га, укореняя в их сердцах прекрасные побеги трепета перед Творцом и возвышенные духовные качества. На этом пути он обрел заслуги сам и помог в духовном восхождении многим в народе Израиля. Он высоко вознес слово Торы и трепет перед Всевышним во всем мире и стал символом поколения во всех концах земли, наставником всего изгнания, величайшим мудрецом мира, благочестивым и скромным, ибо «праведник — основа мира»[107].

8.

Когда наш учитель, великий мудрец и праведник углубился в изучение мудрости трепета и Мусара, он увидел «свет, что он хорош»[108] для обретения общиной заслуг. Тогда, в своей мудрости, он исследовал и упорядочил методы изучения Мусара. Он поставил себе целью «увеличить его и усилить», систематизировать и подвести под него истинные основания, проложить для него пути в среде народа — дороги для живых. И вот что он совершил, что предпринял и на какие пути мудрости нас наставил…

Он провозгласил, что изучение мудрости трепета и Мусара — обязанность каждого. Наш учитель взглядом исследователя обозрел духовное состояние поколения и увидел, что оно плачевно. Трепет невероятно ослаб, служение Б-гу утратило свою вознесенность, души людей огрубели. Материальные потребности растут год за годом: человек все больше запутывается в дебрях своих многочисленных забот и испытаний, «новых каждое утро»[109]. Сражаться со злым началом становится все труднее, все сильнее оно воздействует на человека. Наш учитель увидел, какое благо кроется в изучении Мусара, ибо его дух высок, «спасение и излечение на его крыльях», и оно способно исцелить народ от всех болезней души и вернуть к жизни. Но никто не следует этому Учению, никто его не поддерживает и не становится ему опорой, и память о нем почти пропала.

И поэтому наш учитель поднялся, как лев, чтобы свершить великие деяния, возвысил свой голос, подобно трублению в рог, и обратился с призывом к множеству народа. Он выступал в собраниях, провозглашая всем обязанность изучения Мусара, ибо кроме этого «нет мудрости, нет понимания и нет совета», которые помогли бы избежать ловушки дурного побуждения, подстерегающего на каждом углу, расставляющего сеть перед ногами, чтобы поймать человека в свои тенета. Как же быть тому, кто уже пойман в капкан, уже попался в ловушку? У него нет другой надежды на спасение кроме изучения Мусара. Также учитель определил сущность Учения Мусар, его уникальность, ценность и удивительные свойства, разъяснил, что оно подобно утренней росе, способной напоить влагой жизни «сухие кости», в которых не осталось ни Торы, ни заповедей, обернуть их плотью трепета перед благословенным Б-гом, превратить окаменевшее сердце в чувствительное, а вместо заблудшего духа пробудить в человеке верно понимающую душу.

А поскольку ловушка дурного побуждения расставлена перед всеми живущими на земле и обладающими даром речи, то изучение Мусара — это долг каждого без исключения — от раввина, восседающего на судейском кресле, до рабочего, вращающего жернова. Это обязанность распространяется и на мужчин, и на женщин. Мусар должны изучать и мудрец, и необразованный еврей; и юноша, и старец; и богач, и бедняк; и заурядный, и почтенный; и трепещущий перед Б-гом, и лишенный трепета — всем надлежит уделять время изучению книг Мусара.

Так наш учитель ходил по земле и громогласно призывал к изучению мудрости трепета и Мусара, чувствуя себя в ответе за весь Дом Израиля. Через трепет и Мусар лежит путь к жизни, ибо «Трепет перед Б-гом — начало мудрости»[110]. Он обучал мудрости, пониманию и Мусару своих учеников, неустанно творил великие деяния. И он не жалел сил для того, чтобы обычай изучения Мусара распространился среди как можно большего числа людей и умножилось знание и трепет перед Б-гом в народе Израиля. Этим он потряс мир, всем стала очевидна обязанность изучения мудрости трепета и Мусара, и это знание оказалось неразрывно связано с именем нашего учителя — святыни Израиля. Он без устали нес это святое служение с юности и до последнего дня своей жизни.


[103] Коэлет 3:1.

[104] Берешит 50:20.

[105] Теилим 27:14.

[106] Теилим 25:15.

[107] Мишлей 10:25.

[108] Берешит 1:4.

[109] Эйха 3:23.

[110] Теилим 111:10.


Готовность прислушиваться к окружающим и исправлять свои недостатки — одна из главных тем самосовершенствования человека в иудаизме. С другой стороны, критиковать тоже нужно уметь. Читать дальше

Тора и психология. Преодоление страхов. Страх провала и страх отверженности.

Рав Ефим Свирский,
из цикла «Тора и Психология»

В модели атеистов от обоих этих страхов избавиться нельзя. Люди их сами порождают. Они появляются как следствие убеждения, что у мира нет Творца.

Первая фраза — определяющая

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

В природе человека радоваться, когда его хвалят, а говорящий похвалы будет любим, даже если известно, что он определенно льстит.

Важность критики

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Человек принимает участие в семинаре по иудаизму и возвращается на работу с кипой на голове. Вначале все опасаются, не случилось ли в его доме какого несчастья.

Критика

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Человека, готового принимать критику, царь Шломо называет «мудрецом». Он даже утверждает, что такой мудрец полюбит критикующего.

Критика и изменение привычек

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Абсурд становится еще более явным, когда пытаются оценить удовольствие от курения и приходят к выводу, что оно не доставляет особого удовольствия, и уж, несомненно, такого, которое оправдало бы полное порабощение сигарете.

Критиковать действие, а не человека

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Копание в прошлом не конструктивно, оно приводит критикуемого в замешательство. События прошлого не должны упоминаться в критике, за исключением случая, когда нужно указать на вещь, от которой следует воздерживаться в будущем.

Критика с объяснением

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Муж не приходит домой вовремя без уважительной причины. Супруга предъявляет ему претензии: «У меня нет сил тебя ждать».

Толдот Йешурун в Хайфе: 9 мая, рабанит Ципора Харитан: Критика — средство для построения отношений?

Редакция Толдот.ру

Ситуации, когда не надо критиковать

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Зачастую встреча супругов — это момент, которого ждал тот, кто оставался дома, чтобы высказать все, что он набрал за день. Ведь у него тоже были сложности с детьми или с владельцем магазина напротив, и он ожидает прихода супруга, чтобы рассказать ему обо всем, что случилось.

Как критиковать?

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Когда вы планируете критику, следует принимать в расчет ограничения критикуемого. Когда вы приходите к человеку с претензиями и указываете на ошибку, которую тот допустил, он воспринимает это как атаку по всем фронтам.

Возможные причины для критики

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Супруг, который подвергается нападкам, недоумевает, почему его атакуют из-за таких мелочей. Но, на самом деле, как мы сказали, эта критика — выражение нехватки и нужды в других вопросах.

Преуменьшение роли партнера и критика

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Чтобы продвинуть вопрос уборки стола после выпечки, лучше начать с положительного: «Ты печешь вкусные пироги, и я был бы еще более рад вкушать их, если бы ты соблаговолила мыть стол по завершении печения»