Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Как мы уже говорили выше, слово צירוף церуф обладает двумя значениями: 1. Отделение. Отделение системы зла и ее удаление от человека и от всех миров Творения. 2. Соединение. Соединить и связать человека и все миры и части Творения, зависящие от него, чтобы сделать их исправленными и упорядоченными в соответствии с волей Творца — чтобы они могли связаться с Ним и получить воздействие Его блага. Эти два действия молитвы и жертвоприношения мы и обсуждаем в данной главе. Нужно помнить, что мы ведем речь о простом смысле вопроса, в соответствии с нашими возможностями разумения.

Очищение и соединение в акте жертвоприношения

«Каждый грешащий, как в мысле, так и в действии, делает так из-за духа нечистоты, который облачается в него. И когда захочет человек искупить свой грех, необходимо будет уничтожить и изнать из него этот дух нечистоты. Тем самым он очистит и искупит свой грех, и потому следует принести в жертву козла, который относится к части духа нечистоты с той стороны. И огонь жертвенника сожжет и уничтожит все вместе. Ведь грешник сжег себя в огне злого начала, и придет огонь жертвенника и получит над ним власть, дабы уничтожить его окончательно. Об этом и сказали (Йома 21): Огонь, пожирающий огонь, огонь жертвенника пожирает другой огонь свыше, и то же самое происходит в низшем мире: огонь пожирает огонь, огонь жертвенника пожирает огонь злого начала, и потому никогда не потухнет» (Рабейну Бехае, Ваикра 1:9).

Следует объяснить, насколько это доступно нашему пониманию, слова рабейну Бехае.

Огонь злого начала

«Здесь злое начало, склоняющее человека к греху, называется “змеем”… Это то, что делает сила вожделения с помощью силы воображения, приводя фантазии о материальных наслаждениях, испытываемых теми, кто отклонился от пути совершенства…» (Сфорно, Берешит 3:1). Так объясняют наши учителя суть злого начала: «огонь вожделения, сидящий верхом на силе воображения». Грешник, соединяясь в мысли и воображении с миром материальности и вожделений, живет в своей фантазии, в виртуальной реальности, которой на самом деле не существует.

В мире существует только одна истинная реальность, и это воля Творца — Г-спода Б-га истинного. Все остальные сотворенные объекты — случайны и временны. Все вожделения, фантазии, страсти людей, являющиеся порождением тела, исчезнут и пропадут, подобно всем проявляниям зла, которое временно и существует только для обеспечения возможности свободы выбора, а когда пройдет период служения — оно будет аннулировано. Возможность существования человека в вечной, истинной и постоянной реальности — Грядущем мире — одна: соединиться и связаться с волей Творца.

Грешник, живущий в воображаемой жизненной системе, которую он сам для себя выстроил, находится в мире лжи, в мире, существующем только в его воображении. На самом деле, грешник умерщвил свою реальность. «Грешники при жизни называются мертвыми» (Брахот 18). В этом суть огня злого начала. Суть огня, как мы уже говорили, — это сжигание реальности. Грешник уничтожил свою реальность (и тем самым нанес ущерб высшим мирам, каждый в зависимости от корня своей души). Этот огонь должен быть уничтожен. И если грешник не раскаивается и не приносит жертву, уничтожение огня злого начала происходит в огне Геинома. Там человек очищается и обеляется адскими страданиями, суть которых — уничтожение миров воображения и греха, которые создал грешник. В этом суть слов Маараля, который постоянно определяет понятие Геинома словом העדר — исчезновение, отсутствие.

Исправление — очищение огнем жертвенника — «огонь, пожирающий огонь»

Когда человек приходит раскаяться и очиститься и приносит жертву, в то время, когда животное режут, он представляет себе, что как будто режут его самого, — ведь именно это полагается ему за грехи: как будто его кровь изливается на жертвенник, как будто он сжигается на постоянном огне, горящем на жертвеннике. Пламя жертвенника сжигает огонь злого начала. Грешник уничтожил мнимые миры, существовавшие в его воображении, истребил свои страсти и аннулировал самого себя перед выполнением воли Творца, как мы объяснили в главе «Служение есть огонь».

Огонь служения аннулирует огонь злого начала. «Огонь пожирает огонь»

То же самое относится и к добровольному жертвоприношению. Как мы объясняли выше, его суть — желание и стремление приносящего жертву прилепиться к Б-гу, духовно возвыситься и уподобиться «ангелам, окружающим Колесницу». Очевидно, что всякое добавление к отмене телесности и ее порождений и всякое углубление самоотречения по отношению к Творцу возвышает человека и приближает его к этим высоким ступеням.

Очищение в огне приближает

Второе значение слова церуф в жертвенном служении выражается в самом слове корбан (жертва). Оно указывает на сближение и объединение. Приносящий жертву приближает себя и все Мироздание к Творцу. В жертвоприношении участвуют все части мира: неживая природа — соль и вода, растения — хлебные приношения и винные возлияния, животные — птицы и домашние животные, и человек — жертвователь, который представляет себе, как будто бы он сам приносится в жертву и сжигается на жертвеннике.

Тем самым отменяется отдельное существование частей Творения, их реальность разделенных материальных тел, и мир возвышается к своему духовному корню. Таким образом жертва прилепляется к корню всего Творения и источнику ее жизненности — к Творцу. Это акт соединения человека и всего мира с Творцом. Все части Творения самоотрекаются и объединяются для того, чтобы выполнить Его волю, «всесожжение, благоухание приятное Г-споду»: приятное тем, что Он сказал и его воля исполнилась.

В этом и заключается служение коэна, приносящего жертву, как объясняет его Рамхаль: «Вознесение Славы Всевышнего осуществляется силами всех созданных, всех их видов, и каждый вид совершает это своим особенным действием. И на этом сосредотачивался коэн во время принесения жертв, в частности, “постоянной жертвы”, как сказано (Бемидбар 28:2): “Жертву Мою, хлеб Мой”. Постоянную жертву приносили перед Ним, благословен Он, каждый день, для пользы всех сущих. И идея здесь в том, чтобы вознести славу Всевышнего посредством соединения всех видов созданных, каждого из них в соответствии с его ролью. В этом была великая мудрость, которой должны были учиться коэны: приближаться к Всевышнему от имени всего Израиля и делать это так, чтобы их служба на самом деле была желанна Творцу. Поэтому сказано (Малахи 2:7): “Уста коэна сохранят знания, и будут просить Тору из его уст”. Коэны сосредотачивались на намерении связать всех созданных с Создателем, они знали, что необходимо для осуществления этого, и в этом контексте выполняли все необходимые части ритуала жертвоприношений, такие как кропление кровью или воскурение благовоний — действия, относящиеся к глубочайшим тайнам исправления всех созданных и приобщения их к Создателю, благословен Он. И объяснение это можно очень сильно расширить, но здесь для этого не место. Общее намерение — в том, чтобы объединить Высшей Славой всех созданных, нижних и верхних, которые над ними. Сказано об этом (Йирмеяу 23:24): “Ведь небо и землю Я наполняю”, и происходит это в порядке, специально для этого созданном. Все создания подобны слугам, собранным вместе под началом их господина».

Тем самым воля Всевышнего объединяется со всем Творением, чтобы воздать от Его блага жизнь и благословение всем мирам и созданиям, каждому — в соответствии с его сущностью.

Очищение и соединение в акте молитвы

Очищение молитвой перед молитвой и во время ее

«Молящиеся должны настроить себя, чтобы их сердце было совершенным в служении Всевышнему, и отречься в сердце от наслаждений этого мира. Ибо, когда очистят сердце от суетности материального мира и направят его на вознесенность Творца, их молитва будет желанна и принимаема» (Рабейну Йона). Нефеш аХаим объясняет: «И потому в час, когда встанет человек на молитву перед Создателем, снимет тело со своей души, то есть устранит все суетные мысли, приходящие от телесных сил, которые высеклись и прилепились к его душе, чтобы не выполнялось его молитвенное служение лишь животной душой и ее высшим желанием. Для этого перед молитвой нужно аннулировать и убрать от себя в мысли все телесные удовольствия и наслаждения и все связанное с телом, так чтобы человек мысленно отверг тело, как будто у него тела вообще нет, и только лишь душа одна сама произносит молитву».

Подготовка к молитвенному предстоянию требует отрыва от телесного и от суеты материального мира. Здесь находит свое выражение первый аспект слова צירוף — очищение. Сама молитва требует этого, как объясняется в комментарии Виленского Гаона на стих «Жертвоприношение злодеев — мерзость, ибо приносит его со злым умыслом»: «Ибо основной смысл жертвоприношения — чтобы человек разбил свою гордыню и высокомерие и вернулся к Б-гу от злых своих деяний. Но злодеи, которые не возвращаюся к Б-гу от своих злых путей, их жертвоприношения — также мерзость, “ибо со злым умыслом приносит его”. А тем более, когда само жертвенное животное является “злым умыслом”, когда оно украдено или приобретено через другое преступление. То же самое относится к молитве, которая заменяет жертвоприношение: молитва злодеев — мерзость, поскольку они не усмиряют свой дух, а тем более, когда во время молитвы он допускает чуждые мысли и пытается превознести себя и возгордиться».

Огонь молитвенного служения уничтожает огонь злого начала в человеке.

Приближение человека и Вселенной к Б-гу через молитву

Этот вопрос не требует подробного объяснения, поскольку в приближении к Б-гу и заключается сущность молитвы, выражающаяся в самом ее названии — тфила (См. Размышление Первое). Молящийся поднимает себя до мира души и присоединяет свою мысль к ней, приближается и прилепляется к Творцу. И это приобщение изливается на все его существо, переносит его в святые и вознесенные дали — «как будто он стоит на небе, как будто он стоит в Храме». Цель этого приобщения — самоотречение перед Б-гом. Аннулирование всех собственных желаний и стремлений сердца ради одной цели — выполнения воли Творца. В этом заключается «служение для потребностей Всевышнего».

Тем самым молящийся приближает и объединяет все Творение, зависимое от него и получающее воздействие от его деяний в своем корне, чтобы вернуться и приобщиться к Творцу. Это жертвенное служение, «служение для Всевышнего», в котором объединяется воля создания с волей Создателя, ибо все его желание — исполнять волю Творца.

Это и есть полное приобщение и очищение.


Йеуда хоть и не был старшим сыном Яакова, тем не менее, именно он был одним из лидеров среди своих братьев. Его имя, как и название колена Йеуды, переросло в название всего еврейского народа и еврейской религии. Йеуда не боялся брать на себя ответственность. В одном из эпизодов Торы описано, как Йеуда смог переломить себя и прилюдно совершить тшуву, раскаяние. Мудрецы говорят, что именно за это он удостоился стать родоначальником царского рода. Читать дальше