Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Бог согласился уступить: простить разврат, простить убийство, простить идолопоклонство и не выгонять. Но Он не смог простить мысли о том, что не нужно знать Тору, а можно быть евреем без Торы

Об основной причине изгнания написано в мидраш Эйха следующее. Ведь мы находим, что был и разврат, и идолопоклонство, и даже убийство, и нарушение субботы. Оказывается, все же, Бог бы не выгнал, если бы люди учили детей Торе. Вере в Тору Бога. Любой преступник, подлец, если все-таки его дети получают еврейское воспитание, есть еще надежда, что все изменится. И изгнание было за то, что перестали учить детей еврейскому закону.

Раби Аба бар Каана начинал учить Эйха следующими словами: пророк Ирмеяу говорит: «Кто тот мудрец, который понял это? И человек — пророк, что Бог ему говорил, чтобы он нам рассказал. За что пропала страна? Она как пустыня стала, нет жителей» (Ирмеяу 9:11).

Спрашивают у мудрых, у пророков — они не могут ответить. Отвечает сам Бог. «Бог сказал — за то, что оставили Мое учение».

Раби Шимон бар Йохай сказал: если ты видишь пустые города, население оставляет их, чтобы ты знал: они не поддерживали учение детей Торе. Они не искали, не нанимали людей, чтобы учили Тору. Как написано: «За что пропала страна? — говорит Бог: за то, что они оставили мое учение» (Ирмеяу 9:11—12).

Раби Йеуда а-наси был великим человеком своего поколения. Мудрецы говорят, от Моше рабейну до него не было такого случая, чтобы и Тора и такое величие были в одном человеке, он был знаком с царем, и был состоятелен. Однажды раби Йеуда а-наси послал раби Аси и раби Ами, чтобы они обошли города в Земле Израиля, где живут евреи, и проверили, что можно исправить. Они приезжают в город, видят людей и спрашивают у них:

— Где у вас «стражи города»?

Приводят им начальника военной охраны и солдат.

— Вы их называете «стражи города»? Они «разрушители города», они не совсем хорошие люди сами по себе.

А кто же называются стражами города? Он сказал: учителя детей — те люди, которые учат детей читать Тору, учат детей поведению, учат детей верить в Бога — они настоящие хранители города.

Написано (Теилим, 127 глава): «Если Бог не построит дом — бесполезно трудятся строители, будут строить, и он разрушится. Если Бог не будет охранять — бесполезны будут охранники». То есть охранять-то город надо, но самая главная охрана, — если есть дети, которые учат Тору — и это большая заслуга.

Рав Уна и рав Ирмея от имени раби Шмуэля бен раби Ицхака говорят страшную вещь: «Бог согласился уступить: простить разврат, простить убийство, простить идолопоклонство и не выгонять. Но Он не смог простить мысли о том, что не нужно знать Тору, а можно быть евреем без Торы». Подобных рассуждений о том, что Тора ненужная вещь, что можно жить без этого — Бог не простил, и за это они были изгнаны. «За что пропала страна?» (Ирмеяу 9:11). Не написано: за разврат, идолопоклонство, за убийство — а «за то, что оставили мое учение» (Ирмеяу 9:12). Они не считали нужным обязательно учить детей Торе.

Рав Уна и рав Ирмея от имени раби Хии бар Абы сказали: «Меня оставили и Тору не соблюдали» (Ирмеяу 16:11). Я не понимаю, что это значит. Если Меня оставили, не верят в Бога, при чем здесь соблюдение Торы? Значит если человек ни во что не верит, ведет себя плохо, но детей отдает на воспитание, чтобы они знали, что такое еврейство — есть еще надежда. Мы такие вещи видели. «Было бы хорошо, если бы Меня оставили, но Торой занимались». Когда занимаешься Торой, есть в ней светлое, что возвращает человека и исправляет.

Рав Уна говорит: «Учи Тору, хотя ты сейчас еще не настолько веришь, ты пока учишь даже не во имя Торы, учишь с другой целью, например, чтобы тебя уважали, то потом начнешь учить во имя Торы».

Ты будешь какое-то время учить, не думая об этом великом деле, но придет время, что ты поймешь. Рамбам дает хороший пример: мы хотим, чтобы маленький мальчишка учил Тору. «Слушай, ты выучишь Хумаш Берешит — и я куплю тебе ножичек». Так он учит Хумаш Берешит ради ножичка. Он стал умнее немножечко. «Выучишь мишнает, я тебе куплю велосипед…»

Но, в конце концов, он дойдет до того, что надо учить Тору во имя ее самой, так как это — истина, и так он узнает, как себя вести.

Был один человек в Казани, пустейший из пустых. Я его не видел ни разу в синагоге. Он ел некашерное всю жизнь. Субботу нарушал. Не только нарушал — первый день Песаха выпал на субботу, а он стоит с паяльной лампой на рынке и чинит. Слишком уже официально, демонстративно. Вынужден был, но все же. Он бы мог обойтись без работы в субботу.

У него родился сын. Он говорил со мной, что хочет, чтобы сын изучал Тору, меня просил, отца моего просил, шойхета просил и всех-всех просил.

А сын, то он так думал об учебе, как ты думаешь об…

Всех просил, настаивал, и ни один и ни два раза, предлагал деньги кому-то, чтобы учили. А дома ничего — ни шаббата, ничего. Я много учил его сына, но особой охоты к Торе у него не было.

Потом я слышал, сын нашел какую-то нееврейку и хотел на ней жениться. Он в университете учился, стал большим математиком. А отец стал ему говорить: все что хочешь, только не бери нееврейку.

Меня интересовало, пропал труд его отца или нет? И вдруг я получаю письмо: «Вы меня, наверное, забыли, я у вас когда-то учился, я сын такого-то, могу вас обрадовать, что я женился на еврейке, у меня дочь и сын». Он приехал, был у меня на субботу, заходит в синагогу в Рош а-шана и соблюдает йорцайт.

Раби Йеошуа бен Леви говорит: каждый день слышится голос из горы Синай: «Горе людям, все неприятности им за то, что они обижают Тору».

Шмуэль сказал от имени раби Шмуэля бар Ами: ты знаешь, откуда берется сила у власти, у государства, чтобы издавать указы против евреев, кто дает силу всем государствам притеснять их? Когда их злодейские приказы удаются? — Когда сами евреи не считаются со словами Торы. Как мы учим (см. Даниель 8:12), если евреи бросают слова Торы на землю и не считаются с ними, тогда государство, где они находятся, имеет успех над ними.

Теперь будет понятен стих в Йешаяу: «Поэтому солома съест язык огня и подобный пламени ослабнет, корень их размякнет и цветок их разлетится, как пыль, ибо презрели учение Господа Воинств и слово Святыни Израиля попрали» (Йешаяу 5:24).

А разве может солома съесть огонь!? Наоборот, огонь съедает солому, а здесь сказано: «Поэтому солома съест язык огня!»

Нужно было сказать наоборот: «как язык огня съест солому».

Однако здесь под соломой имеется в виду дом Эйсава, огонь — Яаков, пламя — дом Йосефа, как сказано у пророка: «И станет дом Яакова огнем и дом Йосефа пламенем, а дом Эйсава — соломой» (Овадья 1:18). Пророк Овадья говорит о времени, когда евреи — дом Яакова и Йосефа — побеждают.

Но продолжает Йешаяу: «Корень их размякнет» — это праотцы, ибо они — корень Израиля, «и цветок их разлетится как пыль» — это колена Израиля, ибо они — цветок еврейского народа. И за что им все это? Ибо «презрели учение Господа Воинств».

Раби Йеуда бен Пази приводит еще интересный стих: «Если Израиль оставляет то, что “хорошо”, тогда враг его преследует и имеет успех» (Ошеа 8:2). А о Торе написано: «Я вам дал “хороший удел”» (Мишлей 4:2). То есть, если Израиль оставляет Тору, тогда враг его преследует и имеет успех.

Раби Аба бар Каана говорит: не было еще таких мудрецов у народов мира, как Билам бен Беор во время Моше и как философ Авнимус Агарди.

Спросили у них (в разное время, но ответили они одинаково) — Можем ли мы победить этот народ? Сказали они: «Идите и проверьте — если в синагогах есть детский щебет, — не одолеть их, но, если нет детского голоса, — сможете победить их. Ибо так обещал их праотец — “Голос, голос Яакова а руки, руки Эсава”» (Берешит 27:22).

Мудрецы говорят очень глубоко. Он удивился, как это может совместиться, чтобы руки были Эсава, а голос Яакова? Значит, одновременно не может быть. Только одно из них может быть: или голос Яакова, или руки Эсава. Поэтому, если голос Яакова слышен, если в синагогах и в ешивах слышны слова Торы, то не могут иметь силы руки Эсава, не могут над ними властвовать. А если нет голоса Яакова — тогда есть руки Эсава.

И советская власть удивительно умно делала. Они скрежетали зубами, но разрешали синагогу в Ташкенте, когда же видели, что учат детей — выгоняли. Детей — нет. «У нас свобода исповедания религий, но нет свободы отравлять сознание детей».

Получается, что главная причина изгнания — то, что перестали учить детей. Мы должны из этого извлечь урок, что самая главная и сильная защита духовная, и даже физическая, что невидимым образом Бог может сохранить нас, если наши дети будут учить Тору, потому что это большая заслуга.

Сидят на земле безмолвно старейшины дочери Циона, посыпали пеплом свою главу, препоясались мешковиной, преклонили к земле свою голову девы Иерусалима. (Эйха 2:10)

На этот стих есть интересное предание в Мидраше. Раби Элазар говорит: чтобы ты очень серьезно относился к данному слову, к обету, клятве. И из-за этого были убиты многие старейшины во время царя Цидкияу. И рассказывает очень интересную историю. Когда Невухаднецар изгнал еврейского царя Йехонью, то поставил царем Иудеи Цидкияу, к которому относился с очень большим уважением, и назначил его выше других пяти царей. Под его распоряжением был Эдом, Моав, Амон, Цор и Цидон. Они были, в каком-то смысле, под властью Цидкияу. Цидкияу входил на прием к Невухаднецару без особого разрешения, когда ему было нужно. Один раз он вошел и видит, как тот держит живого зайца, рубит от него мясо и ест живьем.

Это одно из элементарных человеческих понятий, что живьем есть нехорошо. Это входит даже в семь заповедей Ноаха (законы, которые даны для всего человечества). Поэтому Невухаднецар заклял его: «Ты никому не расскажешь». Чем он ему дал клятву? «Жертвенником вашим».

Прошло время. Тогда в стране были, как сейчас: правительство, старейшины, всякие расчеты. Он был царь слабовольный, и не мог устоять против нажима народа. Они стали уговаривать его восстать против Невухаднецара, и Египет обещал поддержать. И они решили, что надо все-таки разоблачить, чтобы весь мир знал, какой низкий человек этот Невухаднецар. Тогда он посчитал, что хотя он дал такую клятву, — для пользы всего народа, для счастья евреев — нужно эту клятву снять. И он снял клятву и разгласил.

Когда был взят Иерусалим, царь Невухаднецар хотел посмотреть на еврейских старейшин, он видит, что люди очень приличные и серьезные. Он сказал: «Давайте читать вашу Тору». Стали ему читать. Дошли до места насчет обетов, клятв. Он спрашивает: «Есть ли возможность когда-нибудь снять клятву?» Они сказали: «Да, если мудрецы найдут возможным».

— Так вы, наверное, и разрешили Цидкияу снять клятву?

Поэтому и написано: «Сидят на земле и молчат старейшины, дочери Циона». Им нечего было отвечать.

Очевидно, что и по еврейскому закону в данном случае нельзя было снять обет. Ведь если должен кому-то 5000$, и дал клятву ему отдать до первого сентября — такую клятву мудрецы не могут снять, потому что это касается другого человека. Необходимо иметь его согласие. Мы не знаем точно, как там было. Но мудрецам нечего было ответить на вопрос Невухаднецара.

Египет за свой грех — что он обещал поддержку и вызвал на провокацию евреев, и из-за этого было изгнание, — тоже получил наказание. Как написано у Ирмеяу и Йехезкеля, Египет тоже был изгнан Невухаднецаром на 40 лет, и пророк предрекал, что хотя он потом вернется, уже никогда не поднимется, чтобы быть таким государством, как был раньше, чтобы диктовать другим.

Содеял Господь, что замыслил, исполнил Свое речение, что предрек со дней давних, рушил, не жалея, и дал радоваться о тебе врагу, вознес рог твоих притеснителей. (Эйха 2:17)

«Сделал Бог то, что запланировал. Исполнил свое слово, что он говорил еще давно». Ведь он говорил в Торе: если вы сойдете с пути, будете служить идолам, то наступит время, что Я завяжу небеса, не будет дождя, и потом будете изгнаны. И он выполнил то, о чем говорил давно, «разрушил и не пожалел. Обрадовал твоего врага и поднял силу твоих притеснителей».

Во всех этих плачах (главы 1—4) идут все буквы алфавита по порядку — алеф, бет, гимель. Только (в главе 2—4) переставлены пе и аин. По алфавиту должен быть аин, а потом пе. А тут наоборот: пе, а потом аин.

Мидраш говорит, что они еще плюс ко всем грехам научились врать. На иврите глаз называется аин, а рот называется пе. Так они говорили ртом, что не видели глазами. «Рот» был раньше, чем «глаз». Они привыкли врать, говорили то, чего не видели.


Хотя Йом Кипур — это тяжелый пост, он считается одним из самых важных, торжественных и светлых праздников в Иудаизме. Ведь Йом Кипур — день раскаяния, молитв, очищения и отпущения грехов. Читать дальше