Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

МИШНА ПЕРВАЯ

БЕРЕТ ЧЕЛОВЕК СВОЕГО СЫНА — И КАМЕНЬ В ЕГО РУКЕ, И КОРЗИНУ — И КАМЕНЬ В НЕЙ, И ПЕРЕНОСЯТ ОСКВЕРНЕННУЮ ТРУМУ ВМЕСТЕ С ЧИСТОЙ И С ОБЫЧНОЙ ПИЩЕЙ. РАБИ ЙЕГУДА ГОВОРИТ: ТАКЖЕ ПОДНИМАЮТ труму ИЗ ОСВЯТИВШЕЙСЯ СМЕСИ В СТО ОДНУ сеа.

Объяснение мишны первой

Эта мишна рассматривает вопрос о переносе в субботу предмета, который является мукцэ, вместе с чем-либо, что мукцэ не является.

БЕРЕТ в субботу ЧЕЛОВЕК СВОЕГО СЫНА — дома или во дворе — И КАМЕНЬ В ЕГО РУКЕ — несмотря на то что сын держит в руке камень, то есть мукцэ, и ни за что не хочет его бросить. Гемара разъясняет, что речь здесь идет о МАЛЕНЬКОМ РЕБЕНКЕ, СТРАСТНО ТЯНУЩЕМУСЯ К СВОЕМУ ОТЦУ, и, как поясняет Раши, если отец не возьмет его на руки, тот заболеет, а мудрецы не настаивают на исполнении своих постановлений в случае, если это грозит болезнью — даже если нет в ней опасности для жизни. Другое объяснение — что [если ребенка не взять на руки или заставить выбросить камень] он очень расстроится, хоть и нет в этом опасности заболевания (ГАМЕИРИ). Еще сказано в Гемаре, что мудрецы разрешили отцу взять ребенка на руки именно в том случае, если тот держит камень однако если в руке ребенка — «динар» [то есть золотая или серебряная монета], то отцу запрещается взять ребенка на руки из опасения, что «динар» выпадет из руки ребенка, а отец поднимет его и понесет. И также разрешается в субботу брать КОРЗИНУ, полную плодов, — И КАМЕНЬ В НЕЙ — потому что любую вещь, ставшую основанием и для того, что запрещено переносить в субботу, и для того, что разрешено переносить, разрешается поднимать. Гемара разъясняет, что речь здесь идет о корзине, полной свежих сочных плодов вроде тутовых ягод и винограда, которые, если вытряхнуть их из корзины, выпачкаются и станут вызывать отвращение. Однако если в корзине — сухие плоды вроде орехов или миндаля, их высыпают из корзины, так как ее в этом случае запрещается поднимать вместе с камнем. Так же ее запрещается поднимать вместе с камнем несмотря на то что плоды в ней — влажные от сока, если есть возможность отодвинуть их к стенкам корзины и выбросить камень. Однако в этой мишне речь идет о дефектной корзине, в которую положили камень, чтобы закрыть дыру, и он как бы стал частью корзины, одной из ее стенок, так что ее невозможно использовать без него. По другому мнению, если камень служит стенкой для корзины, ее разрешается переносить в субботу даже тогда, когда в ней нет плодов или чего-то подобного (см. «Тосфот Йомтов» Рамбам, Законы о субботе, 25:16). И ПЕРЕНОСЯТ в субботу ритуально ОСКВЕРНЕННУЮ ТРУМУ ВМЕСТЕ С ЧИСТОЙ — потому что ритуально нечистую труму саму по себе запрещается переносить в субботу, поскольку она непригодна в пищу однако вместе с чистой трумой — это разрешено. И так же разрешается переносить оскверненную труму вместе С ОБЫЧНОЙ ПИЩЕЙ. Об этом тоже сказано в Гемаре, что сказанное в мишне действительно только тогда, когда чистая трума снизу, а оскверненная — сверху, однако если нечистая — снизу, а чистая — сверху, берут только чистую и оставляют оскверненную. И даже если чистая трума снизу, переносят с ней оскверненую только тогда, когда они состоят из плодов, которые, будучи выброшенными на землю, становятся слишком грязными. Но если обе трумы состоят из орехов, миндаля и т.п., все вытряхивают из корзины, а затем берут чистую труму и оставляют нечистую. Однако если нужно то место, на котором находится такая корзина, то независимо от того, какая трума снизу и какая — сверху, все переносят вместе. РАБИ ЙЕГУДА ГОВОРИТ: ТАКЖЕ ПОДНИМАЮТ труму ИЗ ОСВЯТИВШЕЙСЯ СМЕСИ В СТО ОДНУ сеа.

Если сеа трумы упала в обычные продукты, которых было меньше, чем сто сеа, вся смесь приобретает статус трумы и становится запретна в пищу всем, кроме когенов. Однако если она упала в сто сеа обычных продуктов, смесь не стала запретной для всех, кроме когенов, только необходимо вынуть из смеси одну сеа и отдать ее когену, чтобы не лишить его полагающейся ему трумы, — а все остальное не имеет святости и пригодно в пищу остальным евреям. Наша мишна учит, что, по мнению раби Йегуды, разрешается вынимать из такой смеси одну сеа для когена также в субботу, и это не считается действием, исправляющим что-то в субботу. Потому что еврею разрешается есть эту смесь и до того, как он вынет из нее одну сеа для когена, при таком условии: он смотрит на одну сторону смеси и решает, что именно отсюда он вынет сеа для когена, а берет для еды с другой стороны, — так что извлечение из смеси сеа для когена не является исправлением этой смеси (Гемара). А Бартанура комментирует (также на основе Гемары) так: по мнению раби Йегуды, трума, упавшая в обычные продукты, не смешивается с ними, а как бы остается лежать отдельно, и когда из смеси вынимают одну сеа — это та самая сеа, которая упала поэтому когда ее вынимают в субботу — это не исправление смеси. НО ГАЛАХА НЕ СООТВЕТСТВУЕТ ТОЧКЕ ЗРЕНИЯ РАБИ ЙЕГУДЫ. Некоторые комментаторы считают, что слова раби Йегуды связаны со сказанным в мишне ранее галахическим положением о возможности переносить в субботу такую смесь трумы с обычной пищей, поскольку разрешается в субботу вынимать из нее сеа трумы а если бы это было запрещено делать в субботу, то и всю смесь было бы запрещено переносить как то, что запрещено в пищу всем, кроме когенов. Несмотря на то что и вся освятившаяся смесь разрешена для когена, она все же не похожа на труму, которую разрешается переносить и простому еврею, поскольку она пригодна когену (которому должна быть отдана) в отличие от этого всю освятившуюся смесь не должны отдать когену — из нее вынимают только одну сеа, а все остальное идет в пищу другим евреям («Ор гадоль»).

МИШНА ВТОРАЯ

КАМЕНЬ НА АМФОРЕ — НАКЛОНЯЕТ ЕЕ НА БОК, И ОН ПАДАЕТ БЫЛА ОНА СРЕДИ других АМФОР — ПРИПОДНИМАЕТ ЕЕ И НАКЛОНЯЕТ НА БОК, И ОН ПАДАЕТ. МОНЕТЫ НА ПОДУШКЕ — ВСТРЯХИВАЕТ ПОДУШКУ, И ОНИ ПАДАЮТ. БЫЛ НА НЕЙ ПТИЧИЙ ПОМЕТ — ВЫТИРАЕТ ЕГО ТРЯПОЧКОЙ: БЫЛ помет НА КОЖЕ — НАЛИВАЮТ НА НЕГО ВОДУ, ПОКА грязь НЕ СОЙДЕТ.

Объяснение мишны второй

Мишна эта продолжает тему о возможности передвижения мукцэ.

Если КАМЕНЬ лежит сверху НА АМФОРЕ с вином, и человеку нужно в субботу вино из нее — а камень является мукцэ, и потому его запрещается передвигать в субботу, — в этом случае человек НАКЛОНЯЕТ ЕЕ — амфору — немного НА БОК, И ОН — камень — ПАДАЕТ с амфоры сам. БЫЛА ОНА — амфора, закрытая камнем, — СРЕДИ других АМФОР — так что ее невозможно наклонить, или же человек боялся наклонить ее, чтобы камень не упал на другую амфору и не разбил ее, — в этом случае человек ПРИПОДНИМАЕТ ЕЕ и выносит из окружающих ее других амфор, И НАКЛОНЯЕТ ее НА БОК, И ОН ПАДАЕТ — наклоняет амфору до тех пор, пока камень с нее не упадет. Если МОНЕТЫ лежат НА ПОДУШКЕ, и подушка оказывается нужна, — человек ВСТРЯХИВАЕТ ПОДУШКУ, И ОНИ ПАДАЮТ.

Гемара разъясняет: ЭТО СКАЗАНО (что когда камень лежит на амфоре — ее наклоняют, чтобы камень упал, и что когда монеты лежат на подушке — ее встряхивают, чтобы монеты упали) ТОЛЬКО О СЛУЧАЕ, КОГДА ЗАБЫЛИ (о случае, если человек еще накануне субботы забыл, что камень остался на амфоре, или деньги — на подушке), ОДНАКО ЕСЛИ ПОЛОЖИЛ (если человек сознательно оставил камень на амфоре, а монеты — на подушке) — СОЗДАЛ ОСНОВАНИЕ ДЛЯ ЗАПРЕЩЕННОГО предмета (амфора стала основанием для камня, а подушка — для монет), теперь и амфору, и подушку запрещенно двигать как мукцэ. И еще говорится в Гемаре: ЭТО СКАЗАНО (что нужно встряхнуть подушку) ТОЛЬКО О СЛУЧАЕ, КОГДА НУЖНА САМА ВЕЩЬ (когда человеку нужна сама подушка), ОДНАКО ЕСЛИ НУЖНО МЕСТО (если нужна не сама подушка, а место, на котором она лежит) — ЕЕ ПЕРЕНОСЯТ, А ОНИ ВСЕ ЕЩЕ НА НЕЙ (подушку переносят вместе с монетами на ней). БЫЛ НА НЕЙ — на подушке — ПТИЧИЙ ПОМЕТ — слизь или испражнения — человек ВЫТИРАЕТ ЕГО в субботу ТРЯПОЧКОЙ — однако запрещается смачивать подушку, потому что любое смачивание материи для того, чтобы очистить ее, подобно стирке. БЫЛ помет НА КОЖЕ — на кожаной подушке — НАЛИВАЮТ НА НЕГО ВОДУ, ПОКА грязь НЕ СОЙДЕТ — так как очищение кожи водой не называется стиркой. Однако выстирать в субботу по-настоящему даже кожаную подушку запрещается. Приведенную нами цитату из Гемары о случае, когда мукцэ на каком-то предмете ОСТАВИЛИ СОЗНАТЕЛЬНО, объясняют еще так: речь здесь идет о том, что камень или деньги оставили накануне субботы с намерением, чтобы они были там в сумерках при наступлении субботы. Другие же считают, что амфора или подушка становятся основанием для предметов, перенос которых запрещен, только тогда, когда камень или деньги оставили накануне субботы с намерением, чтобы они оставались там в течение всей субботы (см. «Шилтей гиборим»).

МИШНА ТРЕТЬЯ

ШКОЛА ШАМАЯ ГОВОРИТ: ПОДНИМАЮТ СО СТОЛА КОСТИ И ОЧИСТКИ, А ШКОЛА ГИЛЕЛЯ ГОВОРИТ: БЕРЕТ ВСЮ КРЫШКУ СТОЛА И ВСТРЯХИВАЕТ. УБИРАЮТ ПЕРЕД СТОЛОМ и уносят КУСОЧКИ величиной МЕНЬШЕ, ЧЕМ МАСЛИНА, КОЖУРУ ГОРОХА И КОЖУРУ ЧЕЧЕВИЦЫ, ПОСКОЛЬКУ ЭТО — ПИЩА СКОТА. ЕСЛИ У ГУБКИ ЕСТЬ КОЖАНАЯ РУЧКА — ЕЮ ВЫТИРАЮТ, А ЕСЛИ НЕТ — НЕ ВЫТИРАЮТ. А МУДРЕЦЫ ГОВОРЯТ: В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ она БЕРЕТСЯ В СУББОТУ И НЕ ВОСПРИНИМАЕТ РИТУАЛЬНУЮ НЕЧИСТОТУ.

Объяснение мишны третьей

Эта мишна обсуждает, разрешается ли поднимать со стола и уносить остатки от трапезы, которые уже не годятся в пищу — например, кости и кожуру (или скорлупу от орехов).

ШКОЛА ШАМАЯ ГОВОРИТ: ПОДНИМАЮТ в субботу руками СО СТОЛА КОСТИ — пригодные в пищу собакам — И ОЧИСТКИ — кожуру овощей или фруктов, поскольку это годится в пищу скоту («Тосафот», Гариф, Рамбам). Однако Раши считает, что КОСТИ — это твердые кости, которые не годятся для скота, а ОЧИСТКИ — это ореховая скорлупа, и что основой для точки зрения мудрецов школы Шамая является их мнение, что перенос мукцэ в субботу не запрещен (см. «Тосафот», возражающие Раши). А ШКОЛА ГИЛЕЛЯ ГОВОРИТ: человек БЕРЕТ ВСЮ КРЫШКУ СТОЛА И ВСТРЯХИВАЕТ — так что пищевые отходы сваливаются с нее. Крышка стола имеет статус кли, и потому ее разрешается переносить в субботу — также тогда, когда на ней лежат кости и «очистки», потому что такой перенос мукцэ — косвенный [а не непосредственный, руками,] — разрешен. Однако переносить кости и «очистки» в руках запрещается, потому они не были предназначены в пищу животным с кануна субботы, и потому являются мукцэ. В «ТОСЕФТЕ» — противоположная версия: ШКОЛА ГИЛЕЛЯ ГОВОРИТ: ПОДНИМАЮТ СО СТОЛА КОСТИ И ОЧИСТКИ, А ШКОЛА ШАМАЯ ГОВОРИТ: БЕРЕТ ВСЮ КРЫШКУ СТОЛА И ВСТРЯХИВАЕТ. Об этом так говорит Гемара: «Мы же [придерживаемся] одного: школа Шамая — как раби Йегуда (мы не полагаемся на то, что буквально сказано в этой мишне, но считаем, что, наоборот, школа Шамая разделяет точку зрения раби Йегуды, запрещающего перенос мукцэ в субботу, — РАШИ), а школа Гилеля — как раби Шимон» (не запрещающего перенос мукцэ в субботу). Однако, по мнению большинства комментаторов, раби Шимон разрешил перенос в субботу только того, что подобно костям, пригодным в пищу собаке, или кожуры, пригодной в пищу скоту, и т.п. однако то, что не годится в пищу ни человеку, ни животным, раби Шимон тоже не разрешает переносить в субботу. УБИРАЮТ ПЕРЕД СТОЛОМ в субботу — и есть другой вариант: … СО СТОЛА — и уносят КУСОЧКИ хлеба величиной даже МЕНЬШЕ, ЧЕМ МАСЛИНАказаитКОЖУРУ ГОРОХА И КОЖУРУ ЧЕЧЕВИЦЫ, ПОСКОЛЬКУ ЭТО — ПИЩА СКОТА. Так как остатки хлеба и растительные пищевые отходы годятся в пищу скоту, их разрешается переносить в субботу. ЕСЛИ У ГУБКИ — которую увлажняют и вытирают ею стол — ЕСТЬ КОЖАНАЯ РУЧКА — за которую ее можно держать, — ЕЮ ВЫТИРАЮТ стол в субботу, А ЕСЛИ НЕТ — если у губки нет ручки, — ею НЕ ВЫТИРАЮТ в субботу, потому что, когда губку берут рукой, из нее выжимают воду, что запрещено делать в субботу на основании [уподобления этого случая] выжиманию воды из материи, что рассматривается как ее стирка. А МУДРЕЦЫ ГОВОРЯТ: В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ — безразлично: есть у губки ручка или нет, — она БЕРЕТСЯ В СУББОТУ — ее разрешается переносить в субботу, когда она сухая, так как у нее есть статус кли, — И НЕ ВОСПРИНИМАЕТ она РИТУАЛЬНУЮ НЕЧИСТОТУ — потому что не относится к тем разновидностям кли, которые воспринимают ритуальную нечистоту (как материя, кожа, мешковина, изделия из дерева, металла и глины). Есть такой вариант окончания мишны: А МУДРЕЦЫ ГОВОРЯТ: В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ ВЫТИРАЮТ ЕЮ, И ОНА БЕРЕТСЯ В СУББОТУ. Есть и такой вариант, в котором отсутствуют слова «А МУДРЕЦЫ ГОВОРЯТ», и тогда сказанное о губке «В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ» получает такой смысл (с которым согласны все): безразлично, есть ли у губки ручка и ею вытирают, нет ли у нее ручки и ею не вытирают, она БЕРЕТСЯ В СУББОТУ — ее разрешается переносить, так как она имеет статус кли.


Пророк Моше в своей прощальной, напутственной речи, дает народу важные указания относительно судей и судебной системы, царя и многого другого. Читать дальше