Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«И Вс-вышний прислушивается к жалобе бедняка, как сказано: «…и крик бедных услышит Он». Поэтому следует остерегаться вызвать их жалобы, ведь с ними заключен Б-гом союз, как сказано: «И будет, когда он закричит ко Мне, услышу Я, ибо Я милосерден».»Кицур Шульхан Арух, законы милостыни
Как исполнение заповедей помогает делать будничное святым

В двадцать лет со мной произошла история, смысл которой я долго не могла понять. Как-то на редкость неудачно все складывалось в тот год. Я все время болела, долго не могла найти работу, с родителями были сплошные выяснения отношений, в личной жизни тоже все было плохо. Помню, иду я по улице в серый-серый осенний день, пинаю листья, потом поднимаю глаза и понимаю, что вышла к церквушке. Небольшой, беленькой, скромной такой. «Дай, думаю, зайду, свечку, что ли поставлю, вдруг, поможет…»

В тот момент слово «синагога» я разве что в учебнике читала. А вот про церковь слышала отовсюду. Тогда все повально проходили обряд крещения и потом с гордостью рассказывали об этом друг другу. Захожу. Вокруг свечи, пахнет ладаном, и очень тихо… но навстречу ко мне уже спешит женщина в платочке. Чем, тебе, говорит, помочь?

— Да, вот, — отвечаю, — свечку хочу поставить.

— Очень хорошо, а зачем?

— Все, — говорю, как-то нерадостно. Все плохо, честно говоря. Может, хоть на душе полегчает.

— Тебе, — говорит женщина, надо с нашим батюшкой поговорить. Ты крещенная?

— Нет, — отвечаю. Мне нельзя.

— Почему? — Удивляется женщина.

— А я еврейка. Нам нельзя креститься! (Го-ворю, а сама просто диву даюсь, откуда что взя-лось? Почему нельзя креститься??? Это я сейчас такое сказала?)

Женщина еще немного поуговаривала меня, но успехов не достигла. С батюшкой встречаться отказалась, и креститься тоже. Наотрез. Легче мне, правда, как-то не стало, а в синагогу я попа-ла только несколько лет спустя.

Моя семья была абсолютно ассимилированной. Все, что я знала о еврействе (слово иудаизм даже не звучало), это то, что есть такой продукт — маца, ее бабушка нам весной приносила зачем-то. В чем сакральный смысл этого угощения, не знал никто, но бабушку расстраивать не хотелось, и мы мужественно ели этот сухой продукт, нама-зывая его вареньем и запивая чаем.

Т.е., я не знала про свой народ, а тем паче религию вообще ничего! Откуда взялась эта твердая уверенность в том, что мне, еврейке, нельзя креститься? Не знаю до сих пор. Но не оставляла надежды выяснить, что же это было. В мистику я не верю, а вот учиться люблю. Посему и начала искать в источниках, и опрашивать мудрых рав-винов на предмет, что это могло быть. Тогда-то впервые и прозвучало это выражение — «искры святости».

Идея первая. Искры святости — заслуги предков?

Итак, вариант первый. Если вы чувствовали какую-то духовную неудовлетворенность (а, может, и не чувствовали ничего такого), но в ка-кой-то момент осознали, что вокруг вас личности со странными ермолками (кипами) на головах, в речи звучат слова, типа: кошер, Шабат, синагога, — поздравляю, вы-таки оказались в еврейской организации. Вопрос, в какой именно? Это может быть ортодоксальная синагога, или клуб Сохнута, или молодежная реформистская организация. В чем разница?

Возможно, вас подталкивали в том или ином направлении те самые «искры святости». Которые в данном случае, не что иное, как заслуги предков. Та внутренняя сила, которая передает-ся потомкам от далеких (или не очень) предков, и подталкивает человека, побуждая к каким-то действиям.

Вы ничего такого не замечали? Только не рассказывайте, что, будучи рожденными у еврейских родителей, вы не чувствовали с самого детства, что чем-то отличаетесь от своих сверстников. Чем-то таким, чему нет названия. На уровне ощущений, что невозможно объяснить логикой. И что порой какое-то непонятное чувство неудовлетворенности не давало вам покоя. Когда, вроде бы, все хорошо, но покоя как-то нет…

Вопрос, в каком именно месте человек почувствует себя «проснувшимся» и поймет, что да, отличается чем-то от окружающих дружелюбных соседей и приятелей? И на чем остановится? Будет ли эта жажда гнать его вперед и понукать искать истину дальше и дальше, или позволит остановиться после двух-трех летних лагерей на природе? Изменится ли его жизнь и окруже-ние, или вся эта «еврейская тусовка» так и оста-нется приятным воспоминаем юности?

Все зависит от заслуг предков? Тогда почему сегодня какие-то евреи возвращаются ко Все-вышнему, казалось бы, даже не имея к этому ни-каких внешних причин, а кто-то, имея «великую родословную», дальше рассказов об этом никуда не идет? Почему заслуги «именитых» предков не проявляются наиболее сильно на фоне предков менее именитых?

Несколько лет назад я побывала на собрании иудео-христиан в роли «засланного казачка». И один из тех, кто был там на руководящих постах, с гордостью говорил, что его дед был раввином в одном из городов Беларуси. И я не могла понять, как внук раввина мог оказаться в таком месте. (Кажется, в тот момент я, не сдержавшись, сообщила ему что-то вроде того, что его дед, наверное, сейчас, в гробу переворачивается. «Почему? — Удивился мужчина. Кстати, очень, приятный и интеллигентный. — “Потому что он был раввином, а вы евреев крестите”. — “Крестим? Нет! Мы их окунаем в купель и благословляем святым духом…а может, и крестим…” — неуверенно произнес мужчина. Интересно, где он сейчас?)

Если дед был большим раввином, как внук может теперь помогать крестить евреев? Причем, практически все евреи, бывшие там, не понима-ли, что происходит, и что их обманывают. Как вообще евреи, искавшие истину, могли попасть в такую ситуацию? Да еще и приманкой служит внук раввина? Возможно, его дед на самом деле имел глубочайшие познания в Торе и был праведником, но вот предшествующие ему поколения не были на таком уровне? А что я? Я вот ничего не слышала ни про каких раввинов и мудрецов в своем роду, но меня судьба приве-ла с улицы прямо в синагогу. Почему?

Если встречается такое, что внук или правнук простого человека попадает сразу “в хорошие руки” (не будем сейчас углубляться, что име-ется в виду), то, возможно, среди его предков были пусть даже самые обычные люди, с точки зрения должностей и общественного положения, но они служили Всевышнему особым образом. И очень может быть, что именно их заслуги потом и проявились. Ведь один человек, как известно, в поле не воин. И каким бы он рав-вином дед не был, суммарный духовный заряд служения Творцу у его внука может оказаться намного меньше, чем у того, кто не внук равви-на, но потомок многих поколений соблюдавших заповеди людей, которые сейчас помогают ему преодолеть свое дурное начало, взмыть ввысь и приблизиться к Творцу. Ни что не пропадает бесследно, ничего не бывает просто так. Весь ев-рейский народ — словно единое дерево от кор-ней и до плодов. Единое тело, единая душа и не только в одном поколении. Весь он как единый организм, на все времена.

Есть ли у нас свобода выбора? Может ли еврей отказаться от своего великого наследия? Запросто. Если он не выбирает путь служения Творцу, то неизбежно катится вниз, в пучину греха, где его духовный потенциал все больше и больше покрывается слоем грязи, и на ка-ком-то этапе чувствительность души снижает-ся, и ощущение связи со Всевышним ослабе-вает, как зрение, и перестать проявлять себя. Оно, конечно, не исчезнет окончательно, и все-гда можно вернуться, если по-настоящему за-хотеть, и было множество случаев, когда люди возвращались на путь служения, но чем дальше человек отходит от наследия, тем сложнее путь обратно.

Идея вторая. А если я не верю в сказки?

А если исходить из того, что иудаизм это “эмуна сихлит” — разумная вера, которая опирается на знания, а не на слепую веру — как сюда впи-сывается вся вышеизложенная концепция?

Действительно, иудаизм требует от человека служения разума. Но зачастую еврей про-буждается к служению не разумом, а каким-то подспудным чувством. (Есть много историй, в которых рассказывается, что человек начал соблюдать после того, как решил вывести всю эту Библию на чистую воду, сел, и принялся за расчеты, с целью доказать, что там одно с другим не сходится, а оно, как ни странно, сошлось, да еще как! А колодцы? Когда осваивали Страну Израиля в начале 50-х годов прошлого века, и не знали, где лучше рыть колодцы, кому-то пришла в голову мудрая мысль попробовать ориентироваться на указания из Торы. И это помогло… За стопроцентную достоверность вышеизложенного ручаться не могу, отнеситесь к этому, как к информации для размышления).

Иногда люди приходит в иудаизм, потому что разумом они ищут другую жизнь, более каче-ственную, праведную, наполненную духовным смыслом. А как быть с теми, у кого “все схва-чено”, все в порядке? Они чувствуют духовный голод, ведут поиск. Начинают что-то искать. Че-рез иудео-христиан, через буддизм. Да, оконча-тельный выбор, как правило, делается разумом, но вот этот толчок на поиск, осознание, что “не хлебом единым жив человек”, это, скорее всего, эмоции, а не разум.

Итак, почувствовал. Пришел, увидел, заду-мался. А дальше? Дальше, как правило, даже если человек лишь начинает трогать Тору, не ради ее исполнения, не для того, чтобы жить ею, она все равно изнутри будет человека подталкивать, исподволь, поближе к себе. Как это происходит? В Талмуде написано, что надо привлекать к Торе самых закоренелых грешников, потому что “свет Торы пробудит их к лучшему”.

И то, что вначале кажется странным, вдруг становится нормальным и думаешь: почему бы не попробовать? И, оказывается, можно жить полноценной жизнью, не отказываясь при этом от того, к чему было стремление — ни от му-зыки, ни от науки — просто все это в рамках соблюдения. Не надо становиться другим человеком. При тебе остаются твои наработки, твое восприятие жизни.

Идея третья. Не приставайте к предкам!

А если предки тут ни при чем? А что причем? Есть в иудаизме такое понятие, как “гилгуль” — реинкарнация.

Раби Ицхак Лурия (Аризаль) считается не-пререкаемым авторитетом в этом вопросе1. Он считал, что на сегодняшний день в мире попросту не присутствуют “новые” души, которые не были бы “гилгулим”». Если это так, то вехи прошлой жизни должны играть свою роль в нынешней жизни человека, и выстраиваться она должна в соответствии с ними. Таким образом, человек должен выполнить некую особую миссию, ради которой его душа и была в этот мир спущена, а если не выполнил, то идет на добавочный круг. Такое вот третье объяснение.

Четкого ответа на вопрос, почему в тот осен-ний день я не позволила добрым людям «осчаст-ливить» меня крещением, у меня нет и сегодня. Но, судя по тому, что все мои дети носят еврей-ские имена, соблюдают Шабат и едят только ка-шерное, можно сказать, что мое «возвращение» к традиции было предопределено.

И еще… Однажды моя бабушка все же «раскололась». По непонятной мне причине она категорически не хотела рассказывать ничего о своем детстве. Все, что касалось соблюдения, было за семью печатями. Шабат? Не помню. Кашрут? Не уверена. Покрытие волос? Ну, да, было… но тогда все так ходили. И вдруг, видимо, решив, что эта информация не несет никакой подоплеки, бабушка призналась, что по весне всю посуду собирали и относили на чердак, а с чердака доставали другой комплект. «Бабушка, — обрадовалась я тогда, — поздравляю! Вы праздновали Песах, у вас-таки была соблюдающая семья»! Бабушка посмотрела на меня, чуть улыбнулась и ничего не ответила.

Из журнала «Мир Торы»


Согласно объяснению многих еврейских мудрецов, поскольку человек состоит из двух противоположных «компонентов» — тела и духа, ему даны были два пути использования материальных вещей — материальный и духовный. Но, как известно, иудаизм строго регламентирует, какие способы воздействия возможны, а какие строго запрещены. Читать дальше

Кицур Шульхан Арух 166. Запрет гадания, астрологии и колдовства

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваэра

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Ваэра. Зачем создавать трудности, чтобы их преодолевать?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний снова посылает Моше и Аарона к фараону с требованием отпустить еврейский народ, чтобы он служил Б-гу. В доказательство, что Моше действительно послан Б-гом, Всевышний велит ему явить фараону чудо: превратить свой посох в змея. Фараон отказывается выполнить требование Всевышнего. За этим следуют десять ударов по Египту, которые должны заставить фараона подчиниться требованию Б-га. О каждом из них Моше заранее предупреждает фараона. Каждый из них представляет собой чудо, совершаемое Моше и Аароном. В нашей главе говорится о семи из этих десяти ударов. Сначала вода во всем Египте превращена в кровь — это первая «египетская казнь». Затем землю Египта и жилища египтян заполняют лягушки. Третьей казнью стало нашествие вшей на людей и скот. После этого удара египетские маги признали в действиях Моше перст Б-га, но фараон остался непреклонен. Четвертой казнью было нашествие на Египет хищных зверей, пятой — мор среди домашнего скота, шестой — воспаление кожи, переходящее в язвы, у людей и у скота, седьмой — град, уничтоживший растительность, скот, не угнанный с пастбищ, и египтян, которые после предупреждения не сочли нужным укрыться в доме. Сказано, что после шестой казни Всевышний «ожесточил» сердце фараона, т.е. придал ему упорство. При всех семи казнях евреи находились в особом положении: для них вода осталась водой, лягушки, вши, мор скота и язвы их не беспокоили. Особо оговорено, что две казни: нашествие хищных зверей и град — не коснулись земли Гошен, где жила основная часть евреев, как будто между Гошеном и остальным Египтом стояла невидимая стена.