Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
Краткие очерки на тему недельного раздела Торы

Содержание раздела

На восьмой день освящения переносного Мишкана первосвященник Аарон, его сыновья и весь народ приносят серию жертв по указанию Моше. Аарон и Моше благословляют евреев, и ко всеобщему ликованию "Слава Б-га явилась всему народу". Отныне храмовая служба будет приближать людей к Творцу и давать им ощущение Его присутствия в Мишкане.

В этот момент происходит трагедия: сыновья Аарона Надав и Авиу погибают от Небесного огня в ходе попытки совершить непредусмотренное ритуалом жертвоприношение. Урок ясен: в храмовой службе (как и в любом другом виде служения Б-гу) надо строго выполнять указания Творца, переданные через Моше и Тору, ничего не добавляя и не убавляя.

Моше утешает молчаливо скорбящего брата и учит коэнов мерам предосторожности при храмовой службе и правилам поведения в случае смерти близкого человека. Он строго предупреждает: "Вина и хмельного не пейте, когда входите в Шатер Откровения, дабы не умерли вы".

Далее Тора сообщает два признака кашерности млекопитающих: они должны иметь раздвоенные копыта и отрыгивать жвачку. Перечислены поименно некашерные животные, имеющие лишь один из этих признаков (включая свинью). Кашерная рыба должна иметь плавники и чешую. Названы 20 видов птиц, съедение которых запрещено Торой. Тора запрещает употреблять в пищу все виды насекомых, кроме четырех разновидностей саранчи и кузнечиков (идентификация которых сегодня утрачена). Описана процедура ритуального очищения после контакта с "нечистыми тварями" и их трупами. Б-г призывает сынов Израиля: "Будьте же святы – ибо свят Я". Такая святость, выраженная в отделенности от других народов, достигается евреями, в первую очередь, с помощью соблюдения кашрута.

Бояться, право, не грешно

"Безумству храбрых поем мы песню". Но даже "безумство" должно быть оправданным и служить высокой цели. Бросаясь в бурные волны Красного моря, Нахшон бен Аминадав знал, что именно этого подвига веры ждет от него Б-г. Кто-то должен был подать пример, увлечь за собой остальных, чтобы спасти их от фараоновой конницы. Вода расступилась лишь после того, как евреи вошли в нее и погрузились по самую шею.

Но бывают времена, когда страх и робость становятся высшей добродетелью. Однажды Хафец Хаим вызвал к себе одного из своих учеников и предложил ему занять раввинский пост в отдаленной общине. Ученик начал отказываться. Он сказал, что боится такой ответственности – быть единственным алахическим авторитетом для сотен людей. "Ты считаешь, что я должен послать того, кто не боится?" – возразил Хафец Хаим.

Когда человек боится занять должность, это вовсе не значит, что он не является лучшим кандидатом на нее. Порой именно такая робость определяет необходимую квалификацию.

В заключительный, восьмой день (отсюда название раздела Шмини – Восьмой) церемонии введения в должность первосвященника Моше сказал Аарону: "Подойди к жертвеннику, и принеси грехоочистительную жертву и жертву всесожжения..."(9:7). Но Аарон, как сообщает Раши, заколебался, и лишь увещевания Моше побудили его приступить к службе. Аарон был хорошо подготовлен: он умел приносить все виды жертв и совершать другую работу в Храме. К тому же он был не робкого десятка: когда требовалось, проявлял решительность и отвагу.

Однако в тот момент его покинула обычная уверенность. Мидраш объясняет: подойдя к жертвеннику и увидев его выступающие углы, похожие на бычьи рога, Аарон вспомнил золотого тельца, в изготовлении которого он невольно принял участие. В этот момент он вдруг усомнился в том, что достоин представлять еврейский народ в роли первосвященника. Его одолели чувства стыда и собственной неполноценности.

Байшанут, стыдливость – одна из главных отличительных черт нашего национального характера. Мудрецы Талмуда говорят, что если человек ведет себя бесстыдно, нагло, мы вправе усомниться в его еврейском происхождении. Бесчувственное нахальство, самонадеянность резко осуждаются иудаизмом, как сказано в мишне из Пиркей авот: "Дерзкому – ад, скромному – рай" (5:20).

Но Аарон был не просто скромен и совестлив; эти качества дополнялись высочайшей требовательностью к себе, которая не только удерживала его от дурных поступков, но и наполняла чувством вины, мешавшим ему выполнять возложенные на него Б-гом функции. К тому времени 84-летний Аарон совершил лишь один "грех" – в истории с золотым тельцом, да и в том был оправдан. (Аарон предложил бунтовщикам собрать у их жен золотые украшения, ошибочно полагая, что они не успеют это сделать до возвращения Моше. Если бы он просто отказался делать тельца, обезумевшая от языческого угара толпа растерзала бы его на месте, как она поступила с Хуром, племянником Моше и Аарона, и тогда сынам Израиля уже не было бы прощения.) Но телец не давал ему покоя; память о нем так угнетала его совесть, что даже в свой звездный час он узрел в храмовом жертвеннике признаки той "непростительной" оплошности, единственной за все годы безупречного служения Б-гу и еврейскому народу. Он так низко пал в собственных глазах, что счел себя недостойным высокого поста первосвященника, хотя был назначен на него "вне конкурса" самим Творцом.

Из этого состояния внутренних терзаний его вывел брат. Моше сказал: "Чего ты стыдишься? Ведь именно поэтому ты был избран". Людям присущи ошибки. Ни один из наших великих праотцев, вождей и пророков не обошелся без них. Б-г не требует от нас непогрешимости; Он хочет, чтобы мы стыдились своих ошибок, ибо без стыда и подлинного раскаяния невозможны прощение и исправление.

Хороший совет

«И взяли сыновья Аарона, Надав и Авиу, каждый свой совок…»(10:1).

Надав и Авиу трагически ошиблись. Они думали, что воскурять благовония в Святая Святых Храма разрешено не только первосвященнику, но и им, рядовым коэнам. Они были великими праведниками, знающими и авторитетными людьми, и нисколько не сомневались в своей правоте.

Мидраш так объясняет излишнее на первый взгляд выражение «каждый свой совок»: «Каждый из них действовал сам по себе, не советуясь с другим». Иначе говоря, если бы они посоветовались, обсудили ситуацию, прежде чем войти в Храм, то не ошиблись бы и остались живы».

Но откуда известно, что Надав и Авиу передумали бы? Ведь они действовали одинаково – оба «воскурили огонь чужой». Значит, и думали одинаково, полагая, что им разрешено воскурять благовония в Святая Святых. Что дала бы им консультация? Ведь ошибочное решение было предопределено.

Нет, вовсе не предопределено. Почему люди так часто советуются в быту, совещаются на работе? Потому что даже если два человека думают одинаково, обменяться мнениям никогда нелишне. В ходе обсуждения они могут прийти, в конце концов, к прямо противоположному выводу. И, как ни парадоксально, их совместное решение будет верным.

Печатается с разрешения издательства "Швут Ами"

Нравится!
Поделиться ссылкой:

Тема дня

Тазриа

Читать дальше