Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Сердце твое не должно быть омрачено, когда даешь ближнему»Второзаконие 15:11
Молитвой человек отличается даже от ангелов, которые не подвержены событиям и недостаткам материального мира и не нуждаются в молитве Всевышнему

Как мы уже говорили, слова Рамбана поднимают еще одну сущностную проблему в вопросе жертвоприношений. Но для ее понимания необходимо сначала сделать следующее предисловие.

Смысл обязательных и добровольных жертв

Рамбан писал, что простой смысл жертвоприношений заключается в достижении искупления для жертвователя, и через них он удостаивается жизни. Источник его слов — в Гемаре: «А если ты скажешь: Ему нужна пища?! Говорит Писание: “Если бы Я был голоден, не сказал бы тебе об этом, ибо Мне принадлежит Вселенная и все ее наполняющее”. И сказано: “Ибо Мне принадлежат все звери в лесу и скот на тысячах гор. Я знаю всех птиц на горах, и кишащие на полях — предо Мною. Разве буду Я есть мясо волов или пить кровь козлов?” Не говорил Я вам: “Приносите жертвы”, чтобы ты сказал: Я выполню Его волю, а Он выполнит мою (поскольку Он нуждается в этом, а я дам Ему взятку, и Он выполнит мое желание). Не для Моего благоволения вы приносите жертвы, а для своего благоволения, как сказано: “Для своего благоволения приносите его в жертву”. Раши объясняет: Для собственных нужд вы выполняете Мои заповеди, чтобы достичь таким образом искупления» (Менахот 110).

А по поводу смысла добровольных жертв, которые не искупают грехов, писал рабейну Йона: «Когда человек, служитель Б-га, пожелает приложить усилия и подняться на высокий уровень, уподобиться ангелам, окружающим Колесницу, полностью приобщиться к Б-гу, он приносит добровольную жертву в дом Г-спода, Б-га своего. И когда он лицезрел все происходящее в Храме, коэнов при служении и поющих левитов, и все явные чудеса, происходившие там, он возвышался и получал силы, чтобы полностью связаться с духовным миром, дабы не оставалось преграды между ним и духовностью».

Проблема в подходе Рамбана

Здесь мы можем задать вопрос: что это за служение, польза от которого только самому служителю? Где здесь поддержание столпа служения? В действиях, цель которых — искупление человека или возвышение его души?!

А ведь выше речь шла об обязанности самоотречения во время жертвенного служения, и что же это за самоотречение, цель которого — польза для самого приносящего жертву?

Ведь суть понятия «служение» — действия, направление на исполнение воли Господина.

Тот же самый вопрос можно задать и о молитве

Прежде всего, необходимо объяснить следующее. Понятие молитвы относится к прошению. Прославление, восхваление, благодарение — не относятся к сути молитвы. Молитва — это по преимуществу просьба. Прославление необходимо перед молитвой, как объясняется в Гемаре: «Толковал раби Симлай: Пусть всегда человек сначала произнесет славословия Всевышнему, а после этого — помолится» (Брахот 32). Молитва сама по себе — это «просьба о своих нуждах» (Рамбам). Славословия становятся частью молитвы только в той степени, в какой они присоединяются к прошениям и просьбе о насущных нуждах.

Мы находим, что способность к молитве сущностна для человека. Он отличается ею от всех других созданий, и даже называется в Талмуде מבעה — «просящий». Молитвой он отличается даже от ангелов, которые не подвержены событиям и недостаткам материального мира и не нуждаются в молитве Всевышнему: они лишь прославляют Его, каждый — в соответствии с уровнем своего постижения. Человек является Молящимся мира, поскольку его предназначение — восполнить собственный недостаток и недостаток всего творения, и, соответственно, только к нему может относиться понятие прошения и просьб о насущном.

Исходя из этих соображений, мы возвращаемся к вопросу: что это за служение — «просьба о насущном»? Каким образом столп служения осуществляется через прошение человека об излечении, о пропитании и других его потребностях? На первый взгляд, нам было бы легче понять суть молитвенного служения, если бы мы определили его как славословия и прославления, подобно служению ангелов.


Согласно объяснению многих еврейских мудрецов, поскольку человек состоит из двух противоположных «компонентов» — тела и духа, ему даны были два пути использования материальных вещей — материальный и духовный. Но, как известно, иудаизм строго регламентирует, какие способы воздействия возможны, а какие строго запрещены. Читать дальше

Кицур Шульхан Арух 166. Запрет гадания, астрологии и колдовства

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваэра

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Ваэра. Зачем создавать трудности, чтобы их преодолевать?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний снова посылает Моше и Аарона к фараону с требованием отпустить еврейский народ, чтобы он служил Б-гу. В доказательство, что Моше действительно послан Б-гом, Всевышний велит ему явить фараону чудо: превратить свой посох в змея. Фараон отказывается выполнить требование Всевышнего. За этим следуют десять ударов по Египту, которые должны заставить фараона подчиниться требованию Б-га. О каждом из них Моше заранее предупреждает фараона. Каждый из них представляет собой чудо, совершаемое Моше и Аароном. В нашей главе говорится о семи из этих десяти ударов. Сначала вода во всем Египте превращена в кровь — это первая «египетская казнь». Затем землю Египта и жилища египтян заполняют лягушки. Третьей казнью стало нашествие вшей на людей и скот. После этого удара египетские маги признали в действиях Моше перст Б-га, но фараон остался непреклонен. Четвертой казнью было нашествие на Египет хищных зверей, пятой — мор среди домашнего скота, шестой — воспаление кожи, переходящее в язвы, у людей и у скота, седьмой — град, уничтоживший растительность, скот, не угнанный с пастбищ, и египтян, которые после предупреждения не сочли нужным укрыться в доме. Сказано, что после шестой казни Всевышний «ожесточил» сердце фараона, т.е. придал ему упорство. При всех семи казнях евреи находились в особом положении: для них вода осталась водой, лягушки, вши, мор скота и язвы их не беспокоили. Особо оговорено, что две казни: нашествие хищных зверей и град — не коснулись земли Гошен, где жила основная часть евреев, как будто между Гошеном и остальным Египтом стояла невидимая стена.