Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Соединение недостатков с достоинствами подобно прибавлению нуля к цифре, когда ноль лишен сам по себе всякого значения. Но рядом с другими цифрами он умножает их десятикратно.»Рав Йосеф-Юзл Горовиц, саба из Новардока, из книги «Уровень человека»
Краткие очерки на тему недельного раздела Торы. Цав

Содержание раздела

Аарон и его сыновья получают дополнительные указания о храмовой службе. Пепел жертвы всесожжения (ола), которая горит на жертвеннике всю ночь до утра, коэн должен удалить за пределы стана, сменив предварительно свои священные одежды на более простые. Жертву ола приносят те, кто забыл выполнить заповедь Торы. Коэну достается шкура жертвенного животного. Огонь должен постоянно гореть на жертвеннике.

Далее описан порядок принесения хлебного дара (корбан минха), состоящего из муки, оливкового масла и ароматических добавок. Его горсть сжигают на жертвеннике, а оставшуюся часть съедают коэны, не дав ей закваситься. Описаны специальные жертвоприношения, которые должны совершать ежедневно со дня своего помазания Аарон и его сыновья, а также все будущие коэны. Приведены детали грехоочистительной жертвы (хатат), которую приносили для искупления непреднамеренной оплошности в соблюдении заповедей; повинной жертвы (ашам); различных мирных жертв (шламим), одну из которых – жертву тода, благодарственную (принесенную, например, в ознаменование чудесного спасения от опасности) – нельзя оставлять несъеденной до утра.

Все жертвы полагалось сжигать по прошествии отведенного для еды срока. Когда жертва становилась ритуально нечистой, ее нельзя было есть и полагалось сжечь. Попутно Тора запрещает употреблять в пищу кровь и определенные виды животных жиров (хелев). От каждой мирной жертвы Аарон и сыновья получали грудину и правую голень.

В конце раздела подробно описана церемония помазания (приведения в должность) Аарона и его сыновей и освящения Мишкана и его утвари.

Солдат спит – служба идет

"И наденет коэн рубаху из льна, и льняные штаны наденет на тело свое, и возьмет с жертвенника золу, оставшуюся от сгоревшей жертвы всесожжения, и положит возле жертвенника..." (6:3).

Человеку, далекому от религии, многое в иудаизме кажется странным. Ему непонятна мелочная регламентация жизни верующего еврея: как есть, как вставать в постели, даже как вести себя в туалете. Почему, например, алаха предписывает завязывать шнурки вначале на левом ботинке, а потом на правом? Неужели Б-гу есть дело до того, как мы завязываем шнурки?

Именно такой вопрос задали одному раввину на лекции в ульпане. Раввин ответил, что левый шнурок завязывают перед правым в знак уважения к кожаному ремешку тфилин, который носят на левой руке. Но присутствующих такой ответ не устроил. Их смущало нечто другое.

Общество, в котором мы росли, не признавало Б-га. Религия (разумеется, христианская – другой мы просто не знали) считалась набором бессмысленных ритуалов и суеверий, уделом темных, невежественных старушек. Сегодня религия в почете, но ей отведено строго ограниченное место. Духовенство призвано спасать души, выслушивать исповеди, снимать стрессы, короче, оказывать нечто вроде скорой психологической помощи (одна читательница пожаловалась, что не может избавиться от депрессии: экстрасенс не помог, может попробовать раввина) – и ни в коем случае не вмешиваться в другие сферы жизни: ни в политику, ни в личную жизнь граждан, ни шагу из отведенной обществом ниши. Религией можно заниматься в свободное от работы время, на досуге, например, сходить в церковь в воскресенье, засвидетельствовать свое почтение храму божьему и традициям предков.

Иудаизм не признает этих рамок. Еврейская религия – это не форма проведения досуга, не один из аспектов жизни, затесавшийся где-то между утренней газетой в метро и походом в баню, а сама жизнь. Каждым своим действием, каждым порывом души и мысли верующий еврей стремится приблизиться к Б-гу. Даже проснувшись утром в постели, он должен "вспомнить, перед Кем он лежит", как сказано в кодексе еврейских законов Шульхан арухе, и энергично встать, сильным и собранным, "как лев" или, если хотите, как солдат при сигнале на побудку, в полной готовности служить Всевышнему. В этой службе важно все: как мы едим, как думаем, что говорим, что делаем и чего не делаем. В каждой частичке этого мира заложен потенциал духовности.

В приведенном стихе из этого раздела упоминается зола, на иврите дешен. Это слово можно понять как аббревиатуру трех других слов: давар ше-ло нихшав – вещь, лишенная значения. Когда Тора говорит: "...и возьмет с жертвенника золу", она велит нам взять все, даже ненужные на первый взгляд отходы – пепел, прах, и поместить их рядом с жертвенником, собрать воедино все мелкие житейские дела, заботы, поступки, даже самые будничные и случайные, обрывки чувств и мыслей, и поставить их на службу Всевышнему, "положить возле жертвенника". Шнурки от ботинок тоже пригодятся.

Без крышки – крышка

Многие органы человека снабжены предохранительной "крышкой", элементами, защищающими их от вредного влияния извне. Губы смыкают рот, а зубами "прикусывают язык" во избежание злоречия. Мочкой уха можно закрыть слуховой проход, чтобы не слушать клевету и сплетни. У глаз есть брови и веки...

Только мозг, где помещается наш разум, остался без козырька и забрала. Мысли беспрепятственно входят и выходят из него. Поэтому нам требуется особая бдительность и дополнительное рвение, чтобы защитить свой мозг от порочных влияний и мыслей.

В сегодняшнем разделе сказано: "Повели Аарону и его сыновьям и скажи им: вот закон о жертве всесожжения..."(6:2). Всякий раз, когда Тора употребляет слово "повели", комментирует Раши, от нас требуется особое рвение в исполнении мицвот. Раби Шимон дополнительно поясняет в Талмуде: мы должны усилить рвение, когда есть хисарон кис.

Что такое хисарон кис? В буквальном переводе это "потеря кармана", денежный убыток. От большей части жертвоприношений коэнам выделялись для еды части жертвенного животного. Однако жертва всесожжения, корбан ола, сгорала целиком, и коэны ничего от нее не получали. Отсутствие личной заинтересованности могло сказаться на качестве их службы. Поэтому им полагалось готовить жертву ола особенно старательно.

Но хисарон кис может означать также и "отсутствие крышки". Жертву ола приносили ради искупления плохих мыслей. У разума нет защитного барьера, нет "крышки". Он уязвимее зрения или слуха и поэтому нуждается в более тщательном контроле и в более ревностном искуплении своих грехов.

Печатается с разрешения издательства "Швут Ами"

Наш праотец Авраам дает нам хороший пример гостеприимства. Мудрецы говорят, что его шатер был открыт на четыре стороны — для каждого гостя. Мы расскажем о правилах и традициях, рекомендуемых тем, кто желает по-настоящему исполнить эту заповедь. Читать дальше