Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Глубинный смысл жизни отражается на внешности

Истинная красота человека — в сиянии его лица. Чем сильнее лицо «связано» с глубинным смыслом жизни, тем сильнее оно сияет истинной красотой: «Мудрость человека освещает его лицо» (Коэлет 8:1) и «Украшение старцев — седина» (Мишлей 20:29).

В Пятикнижии Моше мы не находим эпитетов «красив лицом и красив видом» в отношении мужчин, за исключением Йосефа: «И был Йосеф красив лицом и красив видом» (Берешит 39:6). Именно так описали мудрецы особенную красоту раби Ишмаэля-первосвященника, чья красота была достойна восхваления, как и сказал поэт: «Как великолепен был облик Первосвященника» (конец Мусафа — дополнительной молитвы» Йом Кипура). Первосвященник (как и Йосеф) нес в себе истинную красоту.

Талмуд говорит: «Десять мер красоты опустились в мир, девять из них взял Иерусалим, и только одну — весь остальной мир» (Кидушин 49б). Красота находится там, где соединяются небо и земля, — когда «внутреннее» пробивается через «внешнее» и светит. Единственное место на земле, где внутреннее пробивается через внешние слои и светит в мир — это Иерусалим. Как написано: «Из Циона, из красоты Б-г откроется» (Псалмы 50:2), и «Прекрасен вид… — Г-сподь во дворце Его известен пребыванием» (Псалмы 48:2,3).

Мы не видим этого, наши глаза смотрят слишком поверхностно — это один из аспектов изгнания. Само понятие «красоты» отнято у нас и отдано народам.

Кожа с лица раби Ишмаэля на человеке, олицетворяющем Эсава, — это суть «красоты», украшающей народы. В этом нет истинного свечения лица, и не исполняется «мудрость человека освещает лицо его». Здесь есть только иллюзия, нечто, напоминающее свет лица, которым можно прикрыть безобразие. И это аспект изгнания: красота Израиля, отнятая у него, служит прикрытием их безобразия. Сегодня и в наших глазах это выглядит красотой!

Великолепие «сияния лица» принадлежит Израилю, и его тоже забирает четвертое царство, когда оно забирает у Израиля и саму власть. Они забирают остатки истинной красоты — свечение души, ту его часть, что остается в самой коже, если ее содрать с лица человека. Это абсолютно внешний аспект: одна «кожа» без всякого внутреннего «света».

Таким образом, Эсав воображает, будто он представляет «образ Создателя», — ведь у него есть одежда Адама и кожа с лица раби Ишмаэля. И то, и другое — только внешнее уподобление, лишенное малейшего внутреннего содержания. Не будь это отнято у Израиля, никто бы не последовал за четвертым царством, собственная суть которого — безобразие. Только благодаря внешнему его уподоблению Израилю, люди следуют за этим царством.

Все достоинства в мире отняты у Израиля, но будут возвращены ему

Как сказано в приведенной нами цитате из трактата «Хагига», плач в «тайнике» — это плач о достоинствах Израиля (и царства Небес), отнятых у них и переданных народам мира. В цитате из трактата «Авода Зара» объясняется, каким образом четвертое царство забирает славу царства Небес. Само царство отнимается «водружением здорового человека на хромого». Слава царства отнимается использованием одежд Адама, а красота царя — кожей с лица раби Ишмаэля.

И вот они провозглашают, что их цель — это утверждение четвертого царства: «Брат отца нашего смошенничал, и чем ему помогли его обман и мошенничество!?» Другими словами, это значит: «Мы сильны, и взяли у вас то, что вы считали своим».

Это «представление» происходит в самих корнях вещей. Тот, кто внимателен, увидит это «раз в семьдесят лет», то есть один раз за поколение. В каждом поколении четвертое царство нуждается в новом обосновании своего существования: они снова «седлают», снова крадут достоинство и красоту. Как только они перестанут это делать, истина откроется и настанет конец их царству.

В конце они признают это и говорят: «Горе суду, когда он встанет на суд», то есть они знают, что вся их сила отнята ими у «хромого» — Яакова, и они существуют только благодаря тому, что имеют власть над ним. Поэтому, когда он восстанет, — «горе человеку, властвующему над ним». Тогда их царство лишится всех достоинств, и от их силы не останется ничего.

Всякий раз, когда мы видим нечто подобное или следствия этого, надо плакать, как те мудрецы, или смеяться, как раби Акива, который сказал: «Если так [хорошо] тем, кто нарушает Его волю, то тем, кто исполняет ее, будет многократно [лучше]». Раби Акива видит, откуда взята сила народов, и чем она больше, тем яснее видно, что именно вернется к Израилю.

Каждый день мы три раза молимся: «И примут все ярмо царства Твоего, и воцарись над ними вскорости, навеки. Ибо царство — Твое оно, и навеки Ты воцаришься во славе, как написано в Торе Твоей: “Всевышний воцарится навеки”». В этой молитве сказано, что все царство принадлежит Всевышнему. Любое иное царство черпает свою силу, подражая определенному аспекту царства Небес.

Все люди хотят «совершенного царства», но «изгнание» делает возможной существование иллюзорных царств народов, занимающих место истинного царства.

Царь Машиах представляет царство Небес — единственное царство, способное охватить всю реальность. Его царство включит в себя все Творение, и поднимет его к конечной цели. Поэтому один из аспектов веры в Машиаха — «Что будет он лучше, достойнее и славнее, чем все цари, бывшие в мире», как и говорит Рамбам.

В «тайниках» — сидящие перед Всевышним

Мудрецы установили нам особенные дни для того, чтобы оплакивать изгнание и разрушение Храма. Но где возможно это делать!? Куда бы мы ни пошли, мы услышим только «голос толпы Рима» и только увидим, насколько там «весело». Мир веселится под властью четвертого царства, а оно радо тому, что мир находится под его властью.

Но есть одно место, о котором сказано «в тайнике заплачет душа моя». Только там видно, что истинная слава — это слава Небес, а истинная красота — красота Иерусалима. Все это отняли «они», это перепутало все, и весь мир оказался искажен.

Где то место, которое мы могли бы назвать «тайником»? Куда не входит «голос толпы Рима»? Это можно понять из слов Талмуда (Псахим 118б): «Триста шестьдесят пять торговых улиц в величайшем городе Рима. А на каждой — триста шестьдесят пять башен. В каждой башне — триста шестьдесят пять этажей, а на каждом — достаточно [богатств], чтобы прокормить весь мир. Сказал раби Шимон сын Рэбе (своему отцу): “Это для кого?” [Ответил ему Рэбе]: “Для тебя, для товарищей твоих и для их товарищей, как сказано: “И будут товар и прибыль посвящены Всевышнему, не будет собрано и спрятано, а только для сидящих перед Всевышним…” (Йешаяу 23:18)”. Учил рав Йосеф: “Что значит: “Не будет собрано” — это о складах, “спрятано” — это о тайных хранилищах. Что значит: “…для сидящих перед Всевышним”? Сказал раби Элиэзер: “Это о знающем место товарища в ешиве”, а есть утверждающие, что раби Элиэзер сказал: “Это принимающий товарища в ешиве”"”.

И здесь Талмуд занимается духовными корнями вещей, а не чем-то материальным, на что можно указать пальцем. “Триста шестьдесят пять” — это круговорот времен, охватывающий весь мир — полный год, повторяющийся раз за разом. Эти слова означают, что в руках Рима — вся система правления миром. “365 торговых улиц” означают, что у них в руках изобилие влияния на все 365 дней года, то есть управление всем миром.

Это грандиозная система, вбирающая в себя весь мир “от края до края”, — система силы, мощи и изобилия. Система создания ложных понятий, дающая власть над умами, система ценностей, дающая власть над сердцами. И, обладая великой мощью, эта система правит всем миром.

Однако все это предназначено для “сидящих пред лицом Всевышнего”. А кто это такие, объясняет Раши: ““Знающий место товарища в ешиве” — это тот, кто способен сказать: “здесь место такого-то, а здесь — такого-то”. Из того, что он знает места каждого, видно, что и сам он находится там постоянно”.

Только избежавшие влияния царства Рима смогут вернуть всю силу этого царства обратно. Те же, кто видит себя его частью, являются частью этой лжи и исчезнут вместе с ней. Поэтому спросил раби Шимон: “Это для кого?” — “О ком можно сказать, что он не дал себя обмануть, и что он находится вне всего этого?” И ответ: “Для сидящих перед Всевышним” — “внутри четырех локтей [изучения] закона” (Брахот 8а).

Тот, кто удостоился именно такой жизни, (а это видно из того, что он знает своих товарищей по учению — знает место каждого и его достоинства), знает, кто и в чем разбирается, и кого о чем можно спросить. “Принимающий товарища в ешиве” — это способный дать место и другим рядом с собой, и это тоже доказывает, что этот человек — часть ешивы.

Все изобилие четвертого царства предназначено только для тех, кто смог совершенно выйти из-под его власти и влияния. Вся жизнь таких людей находится “внутри” — “сидящие перед Всевышним”. Тот, кто находится “там”, спрятан от власти четвертого царства, охватившего весь мир и каждого человека. Поэтому это место названо “тайником”: там нет власти четвертого царства.

Это единственное место в мире, где Яаков не “хромает”. Место, где его не седлает другой человек. Это место, где не заняты тем, чтобы как маску одеть “кожу с лица раби Ишмаэля”, а становятся самим “раби Ишмаэлем” — силой Торы, о которой сказано: “Она дороже жемчуга (пниним), то есть самого первосвященника, входящего внутрь (Слово пнина (жемчужина) родственно слову пними — внутренний) [Храма]” (Сота 4б). Там не облачаются в одежды Адама, а сами принимают Б-жественный образ.

“В тайниках будет плакать душа моя” — в местах, называемых “тайниками”, истина известна, там царство Небес сияет во всю силу. Поэтому только там и можно оплакивать обман, захвативший все снаружи.

Поэтому в “слихот” сказано: “Город святой, и владения его отданы на поругание и позор, все красоты его потеряны и спрятаны, и не осталось ничего, кроме Торы этой”.

Автор описывает крушение всех достоинств Израиля и указывает, что осталось только одно место, над которым нет власти “изгнания” — “И не осталось ничего, кроме Торы этой”.


История отношений Йосефа и его братьев достигает апогея: начинается глава Ваигаш описанием диалога Йеуды и Йосефа, и это стало прообразом исторического противостояния их потомков: сначала колен Йеуды и Эфраима, а затем — двух царств, Южного Иудейского и северного Израильского царства. В конце главы рассказывается о том, как праотец Яаков, узнав, что его любимый сын Йосеф жив, спускается в Египет для встречи с ним. Так начинается Египетское изгнание, ставшее прообразом всех последующих изгнаний еврейского народа. Читать дальше

Избранные комментарии к недельной главе Ваигаш

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всевышний поселил потомков Яакова в Египте, чтобы они стали еврейским народом, не смешиваясь с коренным населением

Б-жественное вмешательство при продаже Йосефа

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всевышний специально организовал продажу Йосефа, чтобы привести его к величию. Поэтому братья Йосефа не были наказаны.

На тему недельной главы. Ваигаш 1

Рав Арье Кацин,
из цикла «На тему недельной главы»

Коментарии к недельной главе Льва Кацина

Избранные комментарии на главу Ваигаш

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Если бы сыновья Яакова остались в Ханаане, их потомки со временем бы ассимилировались. Уход в Египет и жизнь среди враждебно настроенного населения помогла евреям сплотиться и сохраниться как народ.