Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
О логических парадоксах всесильности Творца.

Любому молодому остряку, который хочет «поймать» своего учителя, приходит на ум древний вопрос: «А может ли Бог создать камень, который Он Сам не сможет поднять?»

На первый взгляд кажется, что на этот вопрос нельзя ответить, и парадокс очевиден. Поскольку мы признаем, что Всевышний — всемогущий Творец, то нельзя сказать, что Он не может создать такого камня. Но с другой стороны, мы говорим, что Он всемогущ, и следовательно, «камень, который Он Сам не сможет поднять» просто не может существовать.

Любой серьезный исследователь не может не заметить те многочисленные парадоксы, которые вплетены в саму структуру еврейской философии. Как правило, считают, что парадоксы эти объясняются неспособностью человеческого разума постичь истинную природу Бога, которая выше нашего понимания. Хотя существование этих парадоксов нисколько не умаляет нашей веры, более глубокое понимание причин их возникновения позволит нам войти в сферу интеллектуального постижения религиозных истин.

Всезнание и свободная воля

Наиболее известный из этих парадоксов рассматривает всезнание Всевышнего и, в частности, знание Им будущего в связи со свободой воли, данной человеку, — ибо иудаизм утверждает, что Всевышний предоставил человеку самому решать, как ему поступать, хорошо или плохо.

Этот парадокс наиболее ясно выражен Рамбамом: «Возникает законный вопрос. Либо мы обязаны сказать, что Бог знает о том, что произойдет в будущем, и, следовательно, Он знает, каковы будут поступки любого человека, плохими или хорошими; либо мы должны признать, что Он не знает этого. И, если мы говорим, что Богу известно все, что произойдет в будущем, то у человека не остается никакого выбора. С другой стороны, утверждая, что Бог знает о том, что поступки того или иного человека будут хорошими, но человеку этому предоставлена возможность совершать дурные поступки, — мы тем самым обязаны признать, что знание Всевышнего не абсолютно»

Иными словами, Рамбам говорит, что если знание Всевышнего абсолютно, то логика обязывает нас признать, что у человека нет свободы выбора; а если у человека есть свобода выбора, то логика обязывает нас признать, что знание Всевышнего не абсолютно. Ответ Рамбама на этот вопрос таков: человеческая логика не может быть применена к сфере, включающей знание Всевышнего, но несмотря на то, что решение этого парадокса не под силу человеческому разуму, решение есть.

Этот парадокс служит предметом обсуждения в любом авторитетном еврейском труде по философии иудаизма. Не все авторы определяют вопрос с той предельной четкостью, как это сделал в свое время Рамбам, но все согласны с тем, что наше непонимание природы Божественного знания будущего никоим образом не дает нам оснований утверждать, что у человека нет свободы выбора.

Остроумное решение предлагает раби Моше Альмоснино (ок. 1516 — ок. 1580). Он говорит так: Всевышний является Творцом времени и потому никак им не ограничен. Поскольку Всевышний существует вне времени. Его знание будущего ничем не отличается от Его знания прошлого и настоящего. Следовательно, как Его знание прошлого и настоящего не влияет на свободу выбора человека, точно так же и Его знание будущего не влияет на нее.

Другими словами, р.Альмоснино пытается показать, что всезнание Бога не связано с данной человеку свободой выбора. Это утверждение не решает, однако, парадокса. Парадокс остается парадоксом в том виде, в каком его сформулировал еще раби Акива: «Все предопределено, но свобода выбора дана».

Неизменяемость и Творение

Другой важный парадокс касается неизменяемости Всевышнего и Творения и тесно связан, как мы увидим, с предыдущим парадоксом.

Среди основных еврейских понятий о Боге есть и такое: Он абсолютно не подвержен никаким изменениям. Всевышний говорит Своему пророку: «Ибо, как Я, Господь, не изменяюсь, так и вы, сыны Яакова, не исчезнете» (Малахи, 3:6). С другой стороны, мы знаем, что Всевышний создал Вселенную, и трудно представить, как Он мог это сделать, Сам ничуть не изменившись при этом. Ведь создав Вселенную, Он становится Творцом и Господином Вселенной.

Большинство авторитетов, рассматривающих этот вопрос, не видят здесь парадокса; по их мнению, акт Творения нисколько не изменил Бога. Некоторые объясняют, что Он создал не только Вселенную, но и время, и, следовательно, само понятие изменения было создано Им же. Все это верно, но парадокс остается парадоксом, потому что, на первый взгляд, состояние «до Творения» отличается от состояния «после Творения».

Вопрос этот тесно связан с концепцией Сокращения (цимцум) и широко обсуждается в книгах кабалистов. Речь идет о том, что сущность Бога изначально наполняла все «пространства», и чтобы создать «место» для существования Вселенной, Всевышний ограничил Свою сущность в какой-то «области» и создал там «свободное пространство». И вот в этом-то «свободном пространстве» Он создал все миры.

Причина, по которой слова «пространство» и «место» взяты здесь в кавычки, заключается в том, что речь идет скорее о концептуальном, чем о физическом пространстве. Это Сокращение проходило на непространственном духовном уровне, где сущность Бога включает в себя любую концепцию как часть Его абсолютно единой природы.

Сокращение было необходимо, чтобы выделить «место» для концепций, которые существуют в Творении, чтобы могла возникнуть идея в некоторой мере независимого существования. Бросается, однако, в глаза, что концепция Сокращения противоречит понятию о неизменяемости Бога. Как мы можем говорить, что Бог сократил Себя, и одновременно о том, что Он не изменяется? Бог создает в Себе «свободное пространство»; и теперь Творение уже никоим образом не влияет на Его сущность. Но тогда следует признать, что в Нем есть нечто, что не входит (или входит в меньшей степени) в Его сущность, а это противоречит представлению о Его простоте. Таким образом, парадокс переходит уже от Творения к Сокращению.

Парадокс раби Нахмана

Однако и сама концепция Сокращения уже содержит в себе парадокс. Впервые его сформулировал раби Нахман из Брацлава.

Понятие об ограничении, которое привело к созданию «свободного пространства», вообще нельзя постичь умом. Ведь мы должны сказать о «свободном пространстве» две прямо противоположные вещи: что там присутствует и одновременно отсутствует сущность Всевышнего. «Свободное пространство» образовалось в результате ограничения, сокращения, когда Бог (в некоторой степени, которую мы не можем выразить) сократил Свою сущность. В результате в этом пространстве нет сущности Бога (в той мере, в какой она была до Сокращения). Если бы Его сущность оставалась там, пространство было бы несвободно, и там не было бы ничего, кроме Бесконечной Сущности. Будь это так, для создания Вселенной не было бы места.

Но истина в том, что сущность Бога должна пребывать в этом пространстве. Ибо мы достоверно знаем, что ничто не может существовать без Его Жизненной Силы. Поскольку это противоречие существует, понять концепцию «свободного пространства» возможно лишь в конце времен, когда Всевышний откроет нам смысл многих загадочных сегодня явлений.

Таков основополагающий парадокс, представленный раби Нахманом. Поскольку Бог создал все в этом «свободном пространстве», Его творческая сила должна находиться там. И поскольку Бог есть абсолютное единство, Он не может быть отделен от Своей творческой силы, и значит, мы должны признать, что Он существует в «свободном пространстве». Это, однако, противоречит основной концепции о том, что это пространство свободно и что, по определению, Всевышний изъял из него Свою сущность.

Имманентность и трансцендентность

Близка к этому и другая важная антиномия об имманентности и трансцендентности. С одной стороны, мы утверждаем, что Бог трансцендентен и бесконечно далек от сотворенных Им миров. С другой стороны, мы называем Бога имманентным, то есть предельно близким ко всему и пронизывающим все в Его мире. Две эти концепции о Боге полностью противоречат одна другой, создавая трудности в нашем восприятии и понимании Бога.

Этот парадокс очень близок к парадоксу раби Нахмана. Если мы говорим, что Бог не присутствует в «свободном пространстве» (которое заключает в себе весь сотворенный мир), тогда мы должны сказать, что Его нет и в самом Творении, и тогда Он абсолютно отстранен и трансцендентен. А если мы скажем, что Бог присутствует в «свободном пространстве», тогда мы можем сказать, что Он имманентен. Парадокс раби Нахмана проливает новый свет на эту хорошо известную проблему.

Но, кроме того, парадокс раби Нахмана включает и парадокс всезнания и свободы воли. Поясняет раби Меир-Симха hакоhен из Двинска (1843-1926): человек потому обладает свободой воли, что Бог удалил Свое знание из будущего. При этом Он ведет себя так, будто не знает, какой выбор мы сделаем в будущем.

Во многом это сокращение знания Всевышнего о будущем сходно с сокращением для освобождения пространства Творения, поэтому парадокс раби Нахмана охватывает и этот случай. С одной стороны, мы не можем сказать, что Бог действительно не знает будущего, и должны признать, что Его знание там существует. С другой же стороны, тот факт, что мы наделены свободой воли, подразумевает отсутствие знания Бога о будущем. И здесь, как и в случае со «свободным пространством», мы должны сказать, что знание Бога о будущем (которое, как отмечает Рамбам, неразрывно связано с Его сущностью) одновременно и существует и не существует. Мы здесь наблюдаем глубокую параллель с парадоксом раби Нахмана.

Дихотомия раби Моше-Хаима Луццатто

свободой воли, он обладает и свободой выбора. Человек, запертый в клетку,Есть и другая важная дихотомия между Божественной простотой и Божественным совершенством. Мы говорим, что сущность Бога содержит в себе все возможные, все мыслимые элементы совершенства. При этом мы утверждаем, что Бог абсолютно прост и не содержит в Себе ни одного элемента формы, структуры или множественности. Если это так, то как мы можем сказать, что Он содержит все элементы совершенства?

Эту дихотомию яснее всех обозначил раби Моше-Хаим Луццатто: «Бог обладает свойствами, которые в человеке были бы различными свойствами, ибо Он обладает волей, мудростью, могуществом и совершенством во всех отношениях. Тем не менее, истинная природа Его сущности — это единственность. Единство, которое заключает в себе все возможные аспекты совершенства. Итак, все совершенство Всевышнего не есть нечто, дополняющее Его сущность, но нечто неотделимое от Его единства, чья сущность охватывает все грани совершенства».

Нам трудно себе представить нечто подобное, это выше нашего понимания.

В дихотомию р.М.-Х.Луццатто входит в качестве частного случая и парадокс раби Нахмана. С одной стороны, совершенство Бога подразумевает то, что Он обладает абсолютной творческой мощью и, значит, может Себя сократить, освободив «место» для сотворения Вселенной. Размышляя о разных Его качествах, мы выделяем Его совершенство и Его способность к сокращению. И поскольку нельзя сказать, что к сокращению Его побуждает некая внешняя сила, мы должны считать действие Его сокращения элементом Его совершенства.

С другой стороны, единство Всевышнего предполагает, что в Нем нельзя выделить никакой структуры. Он не включает в себя никаких частей и образований, даже концептуальных, и тогда мы уже не можем сказать, что это «свободное пространство» отделено, свободно от Его сущности. И с этой точки зрения нельзя сказать, что Его действие сокращения и состояние после сокращения чем-то отличается от Его сущности.

Двойное видение

На самом деле, однако, и дихотомия раби М.-Х. Луццатто, и все перечисленные выше парадоксы коренятся в нашем двойном восприятии Бога, в некоем двойственном видении. А причина этого кроется в том, что мы не можем воспринять Его непосредственно, как не можем и сделать прямых утверждений о Его сущности.

Поскольку мы никак не можем определить Самого Всевышнего, нам остается лишь попытаться понять Его свойства, которые, по мнению большинства еврейских философов, делятся на две категории: свойства отрицательные и свойства действия.

Отрицательные свойства относятся к Самому Богу и говорят нам о том, чем Он не является. К этой категории относятся такие свойства, как Его единство (то есть, не множественность), вечность (не временность), бестелесность, не ограниченность законами материи, всемогущество (не бессилие) и всезнание (не неведение).

Свойства же действия ничего прямо о Боге не говорят. Они свидетельствуют лишь о Его отношении к Своему творению. К этой категории относятся такие определения Всевышнего, как Творец, Спаситель, Могучий, Милостивый. Обсуждение этих двух категорий свойств Всевышнего является важной темой еврейской философии. Но это восприятие Бога посредством двух типов Его свойств ведет к тому, что мы видим Его как бы двойным зрением. Так, глядя на один и тот же объект через две разные линзы, мы в результате вместо одного видим два удаленных друг от друга и весьма различных образа. Таковы и две различные категории свойств, осмысливая которые, мы составляем себе понятие о Всевышнем. Другим примером могут служить очки с разноцветными стеклами: правое стекло — красное, левое — зеленое. Человек, который смотрит через эти очки на лист белой бумаги, видит ее одним глазом — одного цвета и другим глазом — другого цвета. Глядя обоими глазами, он видит странную красно-зеленую бумагу, но никак не белую. Истинное восприятие цвета, таким образом, нарушено. То же происходит и с нашим восприятием Бога посредством двух видов Его свойств.

Во многих случаях, однако, два образа сливаются в одно целое, и тогда все в порядке. Например, как указывает р. Йосеф Альбо (XV в.), многие свойства Всевышнего подходят одновременно под обе категории. Однако этого не происходит с другими важными свойствами, и в результате возникают парадоксы. Эти парадоксы — результат нашего частичного, не целостного, неполного, двойственного видения.

Одно из негативных основных утверждений о Боге — то, что в Нем совершенно нет множественного, что Он абсолютно един. Единство Бога — Его отрицательное важнейшее свойство. Однако, когда мы обсуждаем Его совершенство, то говорим в основном о свойствах действия. Поскольку мы видим совершенство Бога через линзы свойств действия, а Его единство — через отрицательные свойства, то снова в результате нашего двойного видения возникает парадокс.

То же касается и парадокса раби Нахмана. Через фильтр свойств действия мы видим Бога как Творца, и тогда обязаны сказать, что Он сократил Себя, создав «свободное пространство», чтобы в нем сотворить мир. Через свойства действия Бог определяется как невидимый и не обнаружимый. А глядя на абсолютное единство Бога через призму Его отрицательных свойств, мы видим, что Он не может исключить Себя ни из какой части пространства. Перед нами парадокс.

Дилемма камня

Вернемся теперь к вопросу того остроумного ученика: «А может ли Бог создать камень, который Он Сам не сможет поднять?» Попытаемся рассмотреть этот вопрос с разных сторон, через разные стекла.

Через свойства действия мы воспринимаем проблему так: Творец всемогущ и, значит, может создать такой камень. Но через призму отрицательных свойств мы видим, что Бог не может быть бессилен, и следовательно, такой камень просто не может существовать. И тогда мы говорим, что Бог не может создать такой камень. Если мы воспринимаем только красное и зеленое, то мы не можем дать ответ в терминах белого и черного.

Парадокс раби Нахмана связан с парадоксом Неизменяемости и Творения. Ибо, говоря, что сущность Бога присутствует в «свободном пространстве», мы признаем, что ничего в Нем не меняется. Но, глядя на оборотную сторону медали, мы видим, что пространство это пусто, а это противоречит концепции неизменяемости. Таким образом, разрешение парадокса раби Нахмана ведет и к разрешению парадокса Неизменяемости и Творения.

Как мы видели выше, дихотомия р.М.-Х.Луц-цатто включает в себя парадокс раби Нахмана. А поскольку парадокс раби Нахмана в свою очередь включает в себя другие парадоксы, то и они тоже входят в дихотомию р.М.-Х.Луццатто. Таким образом, большинство парадоксов, с которыми столкнулись еврейские философы, коренится в одной основополагающей дилемме.

Есть, конечно, еще целый ряд не менее трудных вопросов, связанных с этой дилеммой: Может ли Всевышний создать другую Сущность, такую же как Он Сам? Может ли Он уничтожить Себя? Может ли Он изменить Себя? Может ли Он создать Себе тело?

С этим же кругом вопросов связан и вопрос о возможности Сокращения. Рамбам писал: «Мы не можем приписывать Богу способность совершать категорически невозможное». Тем не менее раби Агарон Маркус указывает, что это не конечное утверждение, поскольку мы не можем признать, что Бог чего-то не может. Р.Моше-Хаим Луццатто также утверждает, что мы должны признавать всемогущество Бога абсолютным даже в отношении того, что нам кажется невозможным. При внимательном рассмотрении всех этих вопросов мы заметим, что они включают некое умаление важности отрицательных свойств Бога. Так, через линзу отрицательных свойств мы видим, что все это категорически невозможно, и, вероятно, с этой точки зрения рассматривает проблему Рамбам. Однако, глядя через линзу свойств действия, мы должны встать на сторону р. М.-Х. Луццатто, признавая всесилие Бога. Снова по вине нашего двойного видения возникает парадокс.

Интересно, что представляя эти парадоксы, раби Нахман говорит, что ответ на эти вопросы мы узнаем в конце дней. То же самое он говорит и в другом месте относительно парадокса всезнания и свободы воли. Относительно Грядущего мира сказано: «И глаза твои будут видеть Учителя твоего» (Йешаяhу, 30:20).

Тогда, с приходом Машиаха, нам больше не придется смотреть на Бога через линзы, тогда все дихотомии и парадоксы будут разрешены.


Как взвешивают серебро и золото на весах, чтобы различить между легким и тяжелым, так же мудрый человек взвешивает на весах разума, чтобы различить ложь и правду. Читать дальше

Пути праведников. Ложь

Орхот Цадиким,
из цикла «Орхот цадиким»

Ложь, даже безвредная, ненавистна пред Всевышним.

Береги свою речь. Позорящие слова — правда и ложь

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Береги свою речь»

Даже прекрасная правда порой может быть ядовитым злословием.

Речь, пророчество и пустословие

Акива Татц,
из цикла «Маска Вселенной»

Функция речи аналогична функции размножения: в нижнем мире тело производит на свет потомство, физическое существо в образе ребенка. У высшего мира, головы, другая «продукция» — слова, речь. Если дети — это внешнее проявление жизнедеятельности родительского тела, то слова — внешнее выражение мыслительной деятельности говорящего.

Девятая заповедь. «Искорени зло из своей среды»

Рав Ефим Свирский,
из цикла «Десять заповедей»

"Не отзывайся о своем ближнем ложным свидетельством".

Неудачная покупка

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

Существуют ситуации, при которых не стоит говорить людям правду. Например, если приятель сделал неудачную, на наш взгляд, покупку, которой он сам чрезвычайно доволен. С другой стороны, если заранее можно предотвратить приобретение дорогой или некачественной вещи, необходимо предупредить приятеля.

Береги свою речь. Не верьте злословию!

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Береги свою речь»

В наш век сплетня, которая была повторена многократно, воспринимается как непреложный факт. Галаха запрещает верить злословию, даже такому, которое укоренилось в обществе.

Синайское откровение - Десять заповедей

Рав Цви Вассерман

Лекция, прочитанная на подпольном семинаре в Ленинграде в 1980 г.

Тора и бизнес. Запрет обмана

Рав Шауль Вагшал,
из цикла «Тора и Бизнес»

Предприниматель не должен утаивать правду от клиента. Например, перемешивать качественные и некачественные товары, выставлять напоказ высококачественную продукцию и утаивать низкокачественную или перепродавать другим вещи, возвращенные из-за дефектов.