Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Средство коммуникации или сущность человеческой жизни? Размышления о языке, на котором Адам разговаривал с Творцом.

На Земле насчитывается более семи тысяч языков. С развитием коммуникаций количество живых языков сокращается со средней скоростью один язык в две недели. На сорока наиболее распространённых языках мира разговаривает примерно две трети населения Земли.

В китайском письме иероглиф, обозначающий «трудность, неприятность» изображается как две женщины под одной крышей. «Метро» на японском пишется тремя иероглифами — «низ», «почва» и «железо».

Что такое язык? Способность понимать друг друга? Разделять чужие мысли и чувства? Путь к самовыражению? Самоопределению?

Мы знаем — «десятью речениями был создан мир»1. Мидраш2 объясняет, что речения были произнесены на «Лашон а-Кодеш» — Святом Языке. Значит, Святой Язык — это проводник. От Первоисточника. Самостоятельная величина, посредством которой было сотворено все сущее.

История этого великого языка эпична. Его пытались уничтожить, изменить, унизить и опошлить. Дебаты о его происхождении, влиянии и роли в нашей жизни не стихают и по сей день. Он не раз отстаивал своё звание прекраснейшего, богатейшего и точнейшего из языков, являющихся не просто средством коммуникации, но и отображением сути всего сущего.

Какое отношение имеет Святой Язык к современному ивриту? И имеют ли они вообще отношение друг к другу? Что же это такое — говорить по-еврейски?

«Хочешь понять конец — пойми начало»3. Начнем с самого начала.

Глава 1. Начало

Когда был сотворен человек, то он заговорил на Святом Языке4. Назвал женщину. И начал давать названия животным. Казалось — назвать может каждый. Однако этой мудрости не было даже у ангелов. Значит, чтобы дать имя — необходимо понимать суть вещи. В книге «Зоар»5 написано, что Вс-вышний смотрел в Тору, когда творил мир. Тора — это чертеж, по которому сотворена и каждое мгновение функционирует Вселенная. Чертеж на Святом Языке.

Раби Ицхак бен Моше а-Леви Дуран6 (1350-1415), более известный как Эфоди, объясняет, что Вс-вышний внушил Святой Язык Адаму, делая его частью природы Первого Человека. Согласно раби Ицхаку Абарбанелю7 (1437-1508), Адаму был внушен не сам язык, а способность интуитивно выводить слова, с помощью которой он дал названия животным. Далее мы увидим — это стало возможным благодаря тому, что в словах Святого Языка естественным путем уже заложено их значение.

С другой стороны, в Вавилонском Талмуде8

утверждается, что Адам говорил на арамейском языке. Этот момент нуждается в объяснении. Если допустить, что первый человек изъяснялся на двух языках, то неясно, почему: если знание Святого Языка дало ему понимание сути вещей, если это наиболее точный и богатый из всех языков, то зачем нужен был арамейский?

Есть несколько способов ответить на этот вопрос.

Рав Йонатан Айбишюц9 (1690-1764) объясняет, что до греха Адам говорил на Святом Языке, а после — на арамейском. Нарушив заповедь Творца не есть от Древа Познания, Адам пошел против Его всеохватывающей власти, против Его единства. На Святом Языке «один» — «эхад», начинается с буквы «алеф», а на арамейском — «хад», буква «алеф» отсутствует. Цифровое значение «алеф» — 1, Святой Язык символизирует Единство Б-га, поэтому, согрешив против Него, Адам был лишен права говорить на Языке Единства и начал говорить на арамейском10.

В другом месте рав Айбишюц добавляет, что арамейский является результатом смешения Святого и других языков. До греха Добро было отделено от Зла — поэтому Адам говорил на Святом Языке, являющемся чистейшим и свободным от примесей языком, символом абсолютного Добра. Но после грехопадения Зло смешалось с Добром, изменив правила игры — и это не могло не отобразиться на человеческом языке. Так появился арамейский — символ нового мирового порядка, смешения Добра и Зла.

Рав Александр Сендер Шор11 (1673-1737) предлагает прямо противоположное объяснение: Адам говорил на арамейском до грехопадения, и на Святом Языке — после. В Талмуде12 написано, что человек — это создание, по уровню находящееся между ангелом и животным. Поэтому Адам до греха говорил на арамейском — языке, недоступном ни ангелам13, ни животным. Однако, съев плод Древа Познания, первый человек привел смерть в этот мир, сделав человека более похожим на животное, чем на ангела. Чтобы компенсировать деградацию и восстановить баланс, Б-г приказал Адаму «перейти» на Святой Язык (на котором говорят ангелы), тем самым став менее похожим на животное.

Не факт, что это объяснение противоречит мнению рава Айбишюца. Несомненно, Святой Язык — особенный и несет в себе духовный заряд определенного уровня. Но в то же время в нем заложен механизм регуляции, упорядочи-вания, прояснения понятий, и, соответственно, возвышения того, кто на нем говорит. Поэтому, с одной стороны, Святой Язык — это идеал для безгрешных, а с другой — эффективный «очиститель», создающий баланс и гармонию. Лекарство, делающее упавшего человека ближе к Творцу. Адам мог говорить на Святом Языке и до, и после греха. Просто до греха Святой Язык олицетворял, а после — исправлял.

Другое объяснение14 связывает Святой Язык со Святой Землей. Святой Язык является лингвистическим воплощением Добра и Совершенства, а Святая Земля — их географическим воплощением. Так как Адам не жил в Земле Израиля, он не говорил на Святом Языке. Можно предположить, что согласно этому объяснению Адам говорил на Святом Языке, находясь в Райском Саду, который тоже является олицетворением Добра.

Рав Реувен Марголис15 (1889-1971) пишет, что для святого Адам использовал Святой Язык16, а для будничного — арамейский17, что вполне согласуется с мнением Кузари (см. далее).

Глава 2. Передел

«И был на всей земле один язык и речи единые»18. Важнейшей вехой в истории Святого Языка в частности и языков вообще явилось строительство Вавилонской башни. Когда народы под предводительством Нимрода начали возводить Вавилонскую башню, то были наказаны — «Давайте снизойдем и смешаем там их язык, так, что они не поймут язык друг друга. И рассеял оттуда их Г-сподь по всей земле…»19. Что же именно произошло? На каком языке люди говорили до строительства Вавилонской башни, и на каком — после?

Этот вопрос является предметом широкого обсуждения в святых книгах. Мидраш Танхума20

сообщает, что до строительства Вавилонской башни человечество говорило на Святом Языке. Это объяснение также приводит Раши21, который пишет, что «единый язык» означает именно Святой Язык. Того же мнения придерживаются Радак22, Ибн Эзра23, Бааль а-Турим24 и Ральбаг25. Мальбим26 добавляет, что семьдесят языков «внезапно» появились согласно Б-жествен-ной Воле.

Однако в Иерусалимском Талмуде27 приводятся три мнения по этому поводу — согласно одному из амораим человечество говорило на Святом Языке, согласно другому — на семидесяти языках, согласно третьему — на языке Йефета28.

Как уже было упомянуто, классическое понимание истории о Вавилонской башне основано на первом мнении. Тем не менее, рабейну Хаим Палтиэль29 (немецкий представитель школы То-сафот, XIII в.) принимает второй подход, приведенный в Иерусалимском Талмуде. Он объясняет, что до Вавилонской башни все население Земли понимало семьдесят языков, а потом каждый народ забыл все языки, кроме одного. Но невозможно сказать, что семьдесят языков появились вследствие Великого Рассеяния после разрушения башни, ибо написано, что «Нет нового под солнцем»30. Того же мнения31 придерживается раби Хизкия бен Маноах32 (французский комментатор XIII века).

Как Раши и остальные комментаторы ответят на вышеупомянутый вопрос? Возможно, Раши и другие комментаторы считали, что появление языка не считается чем-то новым. Почему? Для этого необходимо понять, что именно произошло при сооружении Вавилонской башни, и как появились новые языки, на которые столь внезапно перешло человечество.

Рав Шимшон Рафаэль Гирш (1808-1888) объясняет33, что язык может быть объективным или субъективным. Объективный язык выражает истинную суть вещей. Субъективный — выражает мировоззрение людей, говорящих на этом языке. Например, в немецком языке «простодушный», «прямой» (schlicht), с точки зрения этимологии, это «плохой» (schlecht). Т.е. желающему отдалиться от всего плохого, стоит быть как можно менее прямым, а пути лжи и обмана приведут к настоящему добру. На Святом Языке прямота является залогом правильного поведения. Понятие tugend (общее слово для всех добродетелей) в немецком происходит от слова taugen («годиться», «преуспевать»). Хорошие качества — это только средство достичь успеха. В Святом Языке вообще нет слова для совокупности добродетелей, высшая ценность — это заповедь, а добродетели — каждая сама по себе. Herr — «господин»: господин властвует, превалирует (herrschen). На Святом Языке «адон» (господин) имеет общий корень с «эден» — подножие, несущая опора, на которой стоит все остальное.

Даже если бы все люди Земли говорили на общем с фонетической точки зрения языке, они все равно бы не понимали друг друга. К этому обязательно привела бы разница в отношении к жизни, мировоззрении, и, как следствие, вложение разного смысла в одни и те же слова. Когда-то люди были объединены в одно цельное общество и в их языке уже были заложены необходимые социальные устои. Например, только на Святом Языке слова «мужчина» и «женщина» имеют общий корень. Нет нужды в борьбе за права женщин! Жена — не обслуживающий персонал, а муж — не подкаблучник. Они равны — это уже заложено в Языке, читай — в подсознании. Можно привести еще много примеров из права, бизнеса и других сфер, где проявляется отношение человека к жизни.

Если язык объективен, он выражает не мнение конкретных людей, а суть вещей. Так было до Вавилонской башни. Рав Хаим Фридлендер34

(1923-1986) объясняет, что единство, отличавшее то поколение, было построено на всеобщем равенстве35. Но это равенство было очень внешним, имело одну цель — чтобы каждый из равных мог извлечь наибольшую пользу для себя. Это — единство не во Имя Небес. Потому что единство во Имя Небес подразумевает объединение в одно целое во имя одного целого — единство как самостоятельную ценность.

С той поры люди навсегда потеряли право на всеобщее объединение. Случилось то, чего так боялось поколение Вавилонской башни — человечество не смогло больше жить единым обществом.

Б-г наказал их по принципу «мера за меру» — «перемешал» языки. Какие? Ведь в те времена люди говорили на одном языке. На каком? На Святом?

Рав Гирш пишет, что Б-г пробудил в людях увеличенное самосознание. Личное мнение, субъективность стали сильнее желания быть вместе — и институт языка как объективного инструмента начал разрушаться. Не язык изменился — изменились люди. Упрямство, эгоизм, неприятие чужой точки зрения привели к тому, что люди начали вкладывать разный смысл в одни и те же слова. Не появление новых языков привело к расколу в обществе, а раскол — к появлению новых языков36.

Так, постепенно, появились семьдесят языков. Почему именно семьдесят? «Сказал раби Шимон: Когда люди строили башню, Б-г созвал семьдесят ангелов, окружающих Престол Его Славы, и сказал им: “Давайте смешаем их языки и сделаем из них семьдесят народов и семьдесят языков”37. Разумеется, число семьдесят — неслучайно. Семьдесят народов, семьдесят ангелов, семьдесят старцев, семьдесят спустившихся в Египет душ, семьдесят “ликов у Торы”38. Рам-бан39 объясняет, что это число включает в себя “все силы и все мнения”, существующие в мире40.»

Таким образом, все семьдесят языков появились в результате крайней деформации Святого Языка по психосоциальным причинам. А также вследствие географических и климатических изменений, когда народы, расселяясь все дальше друг от друга, теряли возможность найти общий язык.

Написано в Гемаре41, что пророк, сказавший Эдому (Риму) «Презираем ты весьма»42, имел в виду отсутствие у римлян собственного языка и письма. Раши объясняет, что и то, и другое они позаимствовали у других народов. Тоса-фот спрашивают—ведь и Ишмаэль, и сыновья Кетуры, и Амон с Моавом — все они появились позже поколения Вавилонской башни и не имеют собственного языка. В таком случае, неясно, почему именно римляне являются «презренным народом». Ответ состоит в том, что семьдесят языков являются воплощением истоков всех возможных взглядов и мнений, существующих в мире. Ишмаэль, Амон, Моав — все они взяли свое мировоззрение, свои языки у кого-то из семидесяти народов, став их преемниками.

Таким образом, появились все языки мира, послужившие основой для последующего лингвистического развития. Появились не самостоятельно, а вследствие психологических и социальных потрясений того времени.

Глава 3. Первый Иври

Мудрецы рассказывают43, что десять испытаний, посланных Б-гом праотцу Аврааму, начались на заре его жизни. Когда Авраам (которого тогда звали Аврам) был еще маленьким ребенком, его хотели убить царские вельможи. Тогда Аврааму пришлось спрятаться в подземном убежище на тринадцать лет, ни разу не видя за это время ни солнца, ни луны. Мишна говорит, что Авраам вышел оттуда, говоря на Святом Языке. Зачем специально подчеркивать этот факт, как будто этот язык был чем-то особенным? Ведь Авраам родился еще до строительства Вавилонской башни, следовательно, на Святом Языке в то время разговаривали все. Рав Давид Лу-рия (1798-1855) дает очень необычный ответ44: ребенок, выросший в одиночестве и полностью отрезанный от любых контактов с людьми, естественным путем заговорит на Святом Языке45. Первый раз Авраам называется «иври»46 в стихе «И пришел беглец, и известил Аврама иври»47. Мидраш48 приводит три объяснения слову «иври»:

1. Весь мир находился на одной стороне («эвер») мировых весов, а Аврам — на другой. Вероятно, имеется в виду мировоззренческое противостояние того времени.

2. Аврам произошел от Эвера, который являлся правнуком Шема.

3. Аврам прибыл из Месопотамии, с другого берега («эвер») реки Эфрат, и говорил на языке «иври».

Какой это язык? Объясняет раби Йеуда а-Ле-ви (пр. 1075-1141) в книге «Кузари»49:

«Святой Язык превосходит арабский по цельности и богатству, и это очевидно… Авраам говорил на арамейском, местном языке его родины — Ур Касдим, на котором говорили хал-дейцы. Однако Авраам верил, что Святой Язык предназначен для святого50, а арамейский — для будничного. Поэтому Ишмаэль принес Святой Язык в Аравию.

Три этих языка — арамейский, иврит51 и арабский — походят друг на друга лексически и грамматически, однако превосходство иврита следует из того факта, что богатства этого языка достаточно для употребления в самых разнообразных сферах… и лидеры еврейского народа — Моше, Йеошуа, Давид, Шломо — никто из них не испытывал нехватки слов для выражения любых мыслей, как это случается с нами сегодня52 вследствие утраты языка…

Торе никогда не приходится использовать иноязычные слова для описания Ковчега или облачений Первосвященника…названий народов, птиц и камней».

Рамбам пишет53, что Святой Язык называется таковым из-за отсутствия в нем слов, связанных с половыми органами или половым актом54.

Раби Йерухам из Мира объясняет, что Святой Язык свят не потому, что в нем нет места низменному — наоборот, так как он свят, в нем не может быть подобных слов. Святость — это реальность, у нее есть свой язык, и этот язык — «иври».

Все вышеупомянутые объяснения объединяет одно — Аврам отличался от своего окружения. Быть евреем — значит быть другим. Другим в святости и вере. Вопреки заблуждениям своего времени. И язык «иври» был проявлением этой святости.

Глава 4. Египет

Талмуд55 рассказывает, что когда фараон, будучи глубоко впечатленным мудростью и благочестием Йосефа, собирался назначить его вторым после себя человеком в Египте, советники фараона были против. Они не понимали, как раб, купленный за двадцать серебряных монет, сможет управлять Империей. Фараон ответил, что лидерские качества и мудрость Йосефа очевидны. На что советники возразили — он не знает семидесяти языков56! Тогда Йосефа посетил ангел Гавриэль и научил его семидесяти языкам. На следующий день фараон устроил экзамен и Йосеф смог свободно разговаривать с ним на каждом языке, на котором говорил фараон. Но когда Йосеф заговорил с фараоном на Святом Языке, он не смог ответить, потому что не понимал его57.

Годы спустя, когда Йосеф уже правил Егип-том, состоялась его встреча с братьями. В Торе58 написано, что братья свободно общались друг с другом на Святом Языке, думая, что Йосеф не понимает его. Поэтому разговор происходил через переводчика.

Когда наконец Йосеф решил открыться своим братьям, он сделал это на Святом Языке.

Рав Моше Софер (1762-1839) дает интересное объяснение этой беседе59: когда-то значительная часть европейских евреев жила в Германии60.

Именно там зародился идиш — смесь немецкого и еврейского языков. Но когда евреи расселились по Восточной Европе, даже спустя столетия этот язык не был забыт, несмотря на то, что окружающие евреев жители Польши, Литвы, Российской Империи не говорили на немецком. Люди растили своих детей в атмосфере идиша в течение многих поколений — и никакие переселения с места на место долгое время не влияли на разговорный язык ашкеназских евреев.

В свете этого, весьма примечательно, что семидесяти лет Вавилонского изгнания оказалось достаточно, чтобы многие евреи забыли Святой Язык. Только половина евреев, вернувшихся в Святую Землю из Вавилона, говорила на Святом Языке61. Почему он был забыт так быстро, в то время как идиш продолжал оставаться разговорным языком евреев на протяжении гораздо большего времени?

Рав Софер отвечает, что Святой Язык отличается от остальных языков, поскольку для его сохранения требуется определенный уровень святости. Поэтому Святой Язык легко забывается вследствие духовного падения, тогда как знание других языков не обусловлено каким-либо моральным уровнем.

Поэтому Йосеф заговорил с братьями на Святом Языке: он хотел показать им, что несмотря на многие годы, проведенные им в египетской клоаке разврата и идолопоклонства, он сохранил свою чистоту и высокий духовный уровень.

Но что с остальными евреями? Насколько они сохранили свою национальную идентификацию в период рабства? Каков был их духовный облик к моменту выхода из Египта и дарования Торы?

На каком языке говорили евреи во время заселения Святой Земли и в эпохи обоих Храмов? Как менялся Святой Язык на протяжении изгнания?

Продолжение следует.


1 «Авот» (5.1).

2 «Берешит Раба» (18:4, 31:8).

3 Слышал эти слова от рава Гершона Бермана, пусть будет благословенна память праведника.

4 Берешит (2:23).

5 «Шмот» (161а).

6 «Маасе Эфод» (Вена, 1865), стр. 27, 29-31.

7 В комментарии на Берешит (2:19-20).

8 «Санэдрин» (38б). См. также комм. Маарша на «Бава Батра» (75б).

9 «Тиферет Йонатан» на «Берешит» (11:1).

10 Интересно, что во многих арамейских словах буква «алеф», наоборот, добавляется, в начале или конце слова. Это усиливает мысль, что в данном случае от

сутствие буквы «алеф» неслучайно.

11 Комм. «Бехор Шор» на трактат «Санэдрин» (38б). 12 «Хагига» (16а).

13 См. «Шабат» (12б).

14 Рав Йонатан Айбишюц в «Яарот Дваш», том 1, «друш» 1 (комм. на благословение «Рефаэну»)

15 Комм. «Маргалийот а-Ям» на трактат «Санэдрин» (38б), гл. 16.

16 Несмотря на то, что, согласно Талмуду, Адам использовал арамейское слово, прославляя Б-га («Санэдрин» (38б)), можно объяснить, что это было до грехо

падения, когда даже будничное было святым — поэтому первые люди не стеснялись своей наготы (см. Сфорно (1475-1550) на Берешит (2:25)). Но после греха святое отделилось от будничного, и понадобились два разных языка.

17 Несмотря на то, что, согласно алахе, Святой Язык можно использовать для будничных целей, и даже разговаривать на нем в туалете («Шулхан Арух», «Орах Хаим» 85.2). См. объяснение раби Яакова Эмдена (1698-1776) в его работе «Мигдаль Оз» («Бейт Мидот», «Алият а-Лашон»), что изначально лучше все же не употреблять Святой Язык для будничных целей. См. также комм. Рамбама на Мишну («Авот» 1.16) и «Сефер Хасидим» (гл. 994).

18 Берешит (11:1).

19 Берешит (11:7-8).

20 «Ноах» (19).

21 В комм. на «Берешит» (11:1). 22 Берешит (2:20).

23 Берешит (11:1).

24 Там же.

25 Там же.

26 Берешит (11:7).

27 «Мегила» (1:9).

28 Возможно, что это древнегреческий язык.

29 В комм. на Берешит (11:1).

30 Коэлет (1:9).

31 См. раби Йосеф Бехор Шор, комм. на Берешит (11:1). 32 Более известный как Хезкуни.

33 Комм. на Берешит (11:6).

34 Комм. «Сифтей Хаим» на Берешит, стр. 53.

35 См. «Берешит Раба» (38.6): «То, что имел один — имел и второй».

36 Доказательство словам рава Гирша можно привести из Мидраша («Берешит Раба» 31.5): «Эти (поколение Вавилонской башни) из-за того, что любили друг друга, как сказано: “И был на всей земле один язык”, не были уничтожены». Непонятно, каким образом общий язык свидетельствует о любви? Согласно вышеприведенному комментарию, только люди, искренне любящие и желающие понять друг друга, могут разговаривать на одном языке.

37 «Ялкут», гл. «Ноах» (62); «Ялкут», Теилим (667). См. также «Пиркей де-раби Элиэзер» (24).

38 В конце предисловия раби Авраама ибн Эзры к Пятикнижию. См. также «Мидраш Отийот де-раби Акива».

39 Бемидбар (11:16).

40 Именно поэтому в Египте уважали того, кто знал семьдесят языков — такой человек понимал явление со всех возможных точек зрения. Каждый язык пред

ставляет собой другой взгляд на действительность.

41 «Авода Зара» (10а).

42 Овадья (1:2).

43 «Пиркей де-Раби Элиэзер» (гл. 26).

44 Комм. «Хидушей а-Радаль» на «Пиркей де-раби Элиэзер» (гл. 26).

45 См. также Ибн Эзра («Сафа Берура» (2а)). Этот феномен также обсуждается профессором Штейбергом в книге «Предисловие к психолингвистике» (изд.

«Лонгмен», 1993), стр. 49: «Рассказывают, что король Шотландии Джеймс IV (1473-1513) проводил подобный эксперимент над младенцами. Услышав их первые слова, король воскликнул: “Это еврейский язык!”.»

46 Дословный перевод — «сторона». Скорее всего, именно от него произошло слово «еврей» в русском языке, восходящее через старославянский к греческому

Ἑβραῖος («’эвреос»). Подобным образом происходит и латинское hebraeus. А слово «жид» восходит к позднепраславянскому židъ, являющемся продолжением латинского judaeus — «иудей».

47 Берешит (14:13). 48«Берешит Раба» (42:8).

49 Маамар 2 (гл. 67-68).

50См. также Маараль «Нетив а-Цниют», гл. 3.

51 Разумеется, имеется в виду «иврит», упомянутый в Мидраше как язык Аврама, а не современный иврит. 52 Книга «Кузари» была написана в 1139 году.

53 «Морэ Невухим» 3.8.

54 См. также комм. Рамбана на Шмот (30:13) и «Сифтей Хахамим» на Шмот (35:22).

55 «Сота» (36б).

56 См. гл. 2, объяснение, в чем заключается уникальность числа семьдесят.

57 См. Маараль, «Хидушей Агадот» на «Сота» (36б), где объясняется, почему фараон не знал Святого Языка. 58 Берешит (42:23).

59 «Торат Моше» на Берешит (45:12).

60 Ашкеназ — традиционное еврейское наименование Германии.

61 Нехемья (13:24).

Из журнала «Мир Торы»


10 Заповедей на Скрижалях Завета — квинтэссенция всех заповедей Торы. Пять из них говорят об отношениях между людьми, то есть о сфере взаимодействия «человек-человек», и пять — относятся к сфере «человек-Всевышний». Читать дальше