Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Учим Тору с раввином Бен-Ционом Зильбером в иерусалимской ешиве Толдот Йешурун.

В нашей главе, Трума, Творец, обращаясь к Моше, просит каждого, кто любит Б-га, принести ему подарок от «чистого сердца» (25; 1, 2). «И вот приношение, которое вам принимать от них: золото, и серебро, и медь. И синету (тхэлет — голубую шерсть), и багряницу (шерсть пурпурного цвета), и червленицу, и виссон (лен), и козью шерсть. И кожи бараньи красные, и кожи тахашевые (тахаш — не существующее ныне животное), и [брусья] дерева шиттим… Камни [драгоценные]» (25; 4-7). Раши объясняет: камни понадобятся для одежды Первосвященника: два больших оникса для эйфода (наплечника) и двенадцать различных драгоценных камней («заполняющих») — для хошена (нагрудника), которые будут вставлены в золотые гнёзда нагрудника. Приношения перечислены в определенном порядке: от более дорогих к более дешевым. Как известно, золото дороже серебра, серебро дороже меди и т.д. И вдруг в самом конце драгоценные камни. Что же, они дешевле меди?

Я слышал от рава Хаима Шмулевича (он цитировал «Ор а-Хаим») следующее объяснение: для Всевышнего не так важна стоимость подарка, как само желание и стремление человека выполнить Его просьбу, и как можно скорее. Там, в пустыне, единственными людьми, которые могли себе позволить делать дорогие приношения, были нэсиим (главы колен). А они как раз не особенно торопились приносить подарки, дожидаясь, пока все желающие закончат нести дары на строительство Мишкана. А если тогда чего-то не хватит, они добавят из своего кармана. Но оказалось, что простые евреи сами принесли всё, что требовалось, да ещё в избытке. Недоставало только драгоценных камней для хошена и эйфода. А Всевышний впоследствии убрал из слова нэсиим в Торе букву «йуд» — за лень и нерасторопность глав колен. Когда в Торе имя человека пишется с неполным составом букв, это означает, что человеку чего-то недостает в духовном плане.

Второе объяснение того, что драгоценные камни оказались в списке даров на последнем месте, следующее: эти сокровища упали в руки нэсиим буквально «с Небес», вместе с маном. Поэтому для них не составило большого труда подарить Б-гу найденное, то, что они не заработали в поте лица. Из этого всего, говорит рав Хаим Шмулевиц, нам следует сделать один важный вывод. Творец любит тех, кто проворен в исполнении заповедей, кто старается служить Ему с радостью и желанием и без лени. А, с другой стороны, Б-г желает, чтобы человек, который приносит дар ради создания святыни, на выполнение заповеди, отдавал бы с любовью лучшее из своего достояния, а не только то, что досталось ему даром. Ведь всё, чем человек владеет, он получает в подарок от Творца. Поэтому, по сути, он только возвращает то, что дал ему Б-г. А что же человек дает? — Тепло своего сердца. А в чем выражается тепло сердца? В том, что он действует энергично, без лени.

«Бейт а-Леви» объясняет, почему глава Трума следует сразу за главой Мишпатим: даже человек, который собрался сделать доброе дело, скажем, пожертвовать деньги на достойные цели, обязательно должен разбираться в законах денежных отношений между людьми, чтобы, не дай Б-г, не «подарить» на святые цели нечестно заработанные деньги или краденые предметы. Краденое надо вернуть владельцу. А после изучения законов, регулирующих денежные отношения, зная, что деньги действительно принадлежат ему, он может отдать их на выполнение мицвы.

Можно спросить: в чем смысл изучения устройства Мишкана и его принадлежностей в наши дни? Во-первых, из стихов, в которых говорится о Мишкане и его утвари, выводятся многие моральные принципы. Во-вторых, скоро, с приходом Машиаха, будет построен Храм и возобновится служба в нем. А между архитектурой Мишкана и архитектурой Храма имеется существенная аналогия. Я помню, как мой отец и учитель рав Ицхак Зильбер зацаль демонстрировал мне устройство Храма и его утвари при помощи палочек, картофелин и т.д. Слава Б-гу, в наше время отцы не обязаны быть столь изобретательными, а могут учиться сами и учить детей по ярко иллюстрированным изданиям.

Поговорим о некоторых принадлежностях Мишкана (а впоследствии — Храма). Самым высоким уровнем святости в Мишкане, да и в мире в целом, обладал Арон а-Брит (Ковчег Завета). Сказано (стихи 10 и 11): «И пусть сделают ковчег (Раши: наподобие ларя без ножек) из дерева шиттим: два локтя с половиною длина его, и полтора локтя ширина, и полтора локтя высота его. И обложишь его чистым золотом; изнутри и снаружи покрой его; и сделаешь на верхе его золотой венец кругом». Раши объясняет: Бецалель изготовил три ковчега: два из золота и один из дерева. У каждого из них четыре стенки и дно, сверху они открыты. Деревянный был посередине, а золотые — внутри и снаружи. Он вставил деревянный ковчег в золотой, а второй золотой — в деревянный и покрыл верхний его край золотом. По краю ковчега шло украшение наподобие короны. Этот венец немного выступал над всей толщей покрытия. Он символизировал «венец Торы». В трактате Йома (72 б) сказано, что Ковчег Завета является подобием мудреца Торы, который должен быть «золотом» и внутри, и снаружи. И у мудреца есть корона — «Венец Торы», и его следует уважать. Мудрецы обратили внимание, что все числа, выражающие размеры ковчега, — половинные (длина 2.5, ширина 1.5, высота 1.5). Это говорит о том, что человек Торы должен быть скромным, чувствовать, что он — «только половина». Как известно, мудрость Торы дается именно скромным.

Верхняя часть ковчега была изготовлена из чистого золота, ее длина была два с половиной локтя, как и длина самого ковчега, а ширина — как ширина ковчега, и лежала она на торцах четырех стенок. Какой толщины должно быть покрытие, не указано, но мудрецы в трактате Сукка (5а) сообщают, что оно было толщиной в ладонь. А сверху на ковчеге — два «кэрувим» (Раши: «по-арамейски — дети»), отлитые из золота и составляющие часть покрытия. Кэрувим находились один напротив другого, их простертые крылья были подняты вверх до уровня их голов, так, чтобы между крыльями и покрытием оставался зазор в десять ладоней. Так сообщается в трактате Сукка. Мудрецы разъяснили: кэрувим олицетворяли отношения между Творцом и Его народом. Когда еврейский народ был на высоком духовном уровне и Б-г был им доволен, кэрувим смотрели друг другу в лицо.

В Скинии Завета находились постоянно три предмета. Справа — на северной стороне — золотой стол с двенадцатью хлебами предложения — «лехем а-паним», слева — на южной стороне — золотая Менора (Семисвечник), а в центре, ближе к входу, золотой жертвенник. А внутри, в Святая Святых, за парохэт (вторым занавесом) стоял только Ковчег Завета, и туда никто не входил, кроме Первосвященника (Коэн Гадоль) в Йом-Кипур.

Золотая Менора была отлита из цельного куска золота весом в один «кикар» (включая щипцы для очистки использованных фитилей Меноры). Изготовление Меноры со всеми её многочисленными чашечками, цветками, завязями и узорами было для Моше непосильной задачей, поэтому Всевышний сказал ему: «Брось кикар золота в огонь, и Менора отольется сама по себе». Поэтому в Торе (25, 31) во второй раз сказано не «ты сделай светильник» (вэ-асита), а «да будет сделан светильник» (тэасэ; Раши, Мидраш Танхума). Иногда что-то кажется нам непосильным, но мы должны делать то, что от нас зависит, и Б-г помогает.


Почему люди среднего достатка нередко оказываются более щедрыми спонсорам религиозных учреждений, чем миллионеры? Притча о королевской армии, которую приводит Хафец-Хаим, полностью отвечает на этот вопрос. Читать дальше