Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Учим Тору с раввином Бен-Ционом Зильбером в иерусалимской ешиве Толдот Йешурун.

Сначала, чтобы лучше понять события, описанные в нашей недельной главе, стоит вернуться к прошлой недельной главе, «Ваигаш» («И подступил»). Там Йосеф открывается братьям: он их брат и сын Яакова, а затем перевозит отца со всей семьей — 70 душ — в Египет. Фараон лично отдает распоряжение своим слугам привезти семью Яакова со всем их имуществом в Египет, в округ Гошен. С одной стороны, эта земля располагалась вдали от всех больших городов Египта, с другой — была богата пастбищами для мелкого и крупного скота семьи Яакова. Так, по плану Йосефа, семья отца сможет спокойно пережить голодные годы, совершенно не контактируя с местным населением, у которого приняты были идолопоклонничество и разврат.

Сам Яаков страшился переезжать с семьей в Египет. Все, чего он желал, — это повидать любимого сына Йосефа, пропавшего 22 года назад, а затем вернуться на Святую Землю (Берешит 45, 28). Яаков отправился в Беэр-Шеву, где принес жертвы Б-гу. Согласно комментарию Сфорно, Яаков очень надеялся, что Б-г запретит ему спускаться в Египет, как в свое время запретил это его отцу Ицхаку. Но Яакову, в отличие от Ицхака, было велено ничего не бояться и переехать с семьей в Египет, потому что там его семья должна будет стать великим народом — народом Израиля, как было обещано Аврааму (там же. 46, 1-4).

Наша недельная глава «Ваехи» («И прожил») следует за главой «Ваигаш» без интервала («закрытого» или «открытого» — в середине или в конце строки), как это бывает обычно, и является как бы продолжением прошлой главы. Согласно мидрашу, который приводит Раши, тут должен быть интервал, но он намеренно не отмечен в тексте. Почему? Потому, что после смерти Яакова, с которой начинается глава, начался новый период в становления еврейского народа — египетское иго. Другое объяснение — Яаков хотел сообщить сыновьям точный срок прихода Машиаха, но Б-г скрыл от него, когда это будет…

Яаков боялся, что его похоронят в Египте, и знал, что только Йосефу под силу похоронить его в Земле Кнаан. Мидраш объясняет, почему праведному Яакову так не хотелось быть похороненным в Египте. Одна из причин такова. Как отмечает Мидраш Рабба, ужасный голод, постигший страну, прекратился сразу по прибытии Яакова, на целых пять лет раньше срока, сообщенного фараону во сне. Яаков понимал, что его могила вскоре превратится в место паломничества египтян и из него сделают идола. А, согласно мидрашу, Б-г наказывает не только самих идолопоклонников, но и тех людей, которых сделали предметом поклонения, «идолами».

Йосеф срочно приезжает к отцу в Гошен. Яаков находит в себе остатки сил чтобы приподняться на ложе и сесть («ва-итхазэк» — «скрепился» — Берешит 48, 2). Мидраш говорит, что праведники в любом положении «крепятся» — прилагают усилия, чтобы держаться достойно. Яаков просит сына поклясться, что он похоронит его в гробнице праотцов в Хевроне, а не в Египте (там же, 47, 29-31). Яаков понимал: если он будет похоронен в другой стране, египтяне расценят это как демонстративный акт неуважения к ним и Фараон попытается не допустить этого. Поэтому Яаков берет с Йосефа клятву: тогда Фараон не станет чинить препятствий. Мидраш говорит, что Фараон все равно спросил: «А, может, можно отменить клятву?» А Йосэф в ответ намекнул, что он сам, Йосеф, присягнул Фараону, поэтому Фараону совсем невыгодно, если к клятвам станут относиться легко. Сказано, что Йосэф просил слуг Фараона попросить того, чтобы дал ему похоронить Яакова в Земле Кнаан. Непонятно: Йосэф не мог сам попросить? От имени Стайплера зацаль приводят: Йосэф поступил очень продумано. Если бы он сам попросил об этом, то Фараон сказал бы: «Между нами — ты же знаешь, что всё в Египте держится на тебе. Ты никак не можешь оставить Египет на месяц». А вот если министр внутренних дел попросит отпустить Йосефа, вы прекрасно понимаете, Фараон так не скажет…

Йосеф привозит к отцу своих сыновей Менаше и Эфраима (Берешит 48, 8-21). Он хочет успеть получить благословение праведника, ведь известно, что в преддверии смерти у человека появляются особые силы. Тора говорит, что к этому времени зрение Яакова очень ослабло. Яаков интересуется у Йосефа: кто эти люди, которые пришли с ним? Йосеф отвечает, что это его сыновья, и просит благословить их. Сначала Йосеф не обратил внимания на то, что отец произнес имена внуков не по порядку, младшего Эфраима упомянул первым, а старшего Менаше — вторым. Йосеф как-то не придал этому особого значения, может быть, из-за того, что Эфраим постоянно находился при деде (Раши к Брейшит 48, 1), а Менаше все время находился в столице рядом с отцом. Только тогда, когда Яаков положил правую руку на голову младшего внука, а левую — на голову старшего, Йосеф забеспокоился. Он попытался переложить руки отца иначе, «более правильно». На что Яаков ответил: он не перепутал внуков и знает, где Эфраим, а где Менаше. Пророчески он знал, что потомство младшего будет играть более важную роль в истории еврейского народа. Верно, и среди потомков Менаше будут великие люди, например, Гидон, который с небольшим отрядом разгромил великую армию Мидьяна. Но потомком Эфраима будет Йегошуа бин-Нун — ученик Моше, который станет руководителем народа после Моше и поведет его освобождать Израиль от кнаанейских племен (Раши). В одной из войн Б-г остановил солнце по просьбе Йеошуа, и это стало известно во всем мире. Но все-таки остается непонятным, почему Яаков говорит Йосефу: тобою будет благословлять каждый отец своих детей — «Да сделает тебя Б-г как Эфраим и Менаше». Непонятно, что в них особенного, почему благословение для всех детей — быть подобными им? Одно из объяснений: сыновья Йосефа не росли в Земле Кнаан рядом с Яаковом, в праведных семьях его сыновей, но несмотря на это сохранили ту же верность путям отцов, что и другие внуки Яакова, росшие в тепличных условиях, подле деда. Другими словами, каждый отец благословляет детей быть верными заветам праотцов и не поддаваться дурному влиянию окружающей среды.

Тора сообщает, что Яаков созвал всех сыновей, желая раскрыть им время прихода Машиаха. Но он говорит им другие слова: «Собирайтесь и слушайте сыновья Яакова…» (Берешит 49, 2). Мой отец и учитель рав Ицхак Зильбер зацаль объяснял это так: сообщить вам время прихода Машиаха я не могу, но могу вам сказать, что поможет евреям продержаться — собирайтесь и слушайте слова Торы. А почему Всевышний не позволил Яакову раскрыть, когда придет Машиах? Рав Ицхак зацаль объяснял это таким образом: если человек узнает, что конец его страданиям придет только через очень много лет, а то и через десятки поколений, он может потерять веру в Б-га и всякую надежду на спасение.

Мы не будем перечислять благословения, которые получил каждый из сыновей Яакова, остановимся только на нескольких из них. Старшего сына Рэувена Яаков не назначил лидером семьи, как ожидалось. Яаков считал, что Рэувен слишком порывист и поэтому способен на отчаянные поступки и непродуманные решения, что в прошлом уже привело к проблемам (там же, 1-5). Шимона и Леви отец называет орудием «проклятого гнева» (там же, 7). Из-за их необузданного гнева, когда они вдвоем уничтожили жителей целого города, Шхема, вся семья оказалась в серьезной опасности. С другой стороны, они чуть было не погубили Йосефа. Рав Ицхак зацаль говорил: что означает «проклятый гнев»? Гневливый начальник кричит на своих подчиненных и наказывает их. Но гнев нищего никого не интересует, он лишь наносит вред ему же самому. Это и называется «проклятый гнев». Яаков предрекает, что семьи обоих сыновей будут разбросаны среди других колен Израиля. Раши объясняет: в будущем так оно и вышло — левиты были рассеяны по всей Стране Израиля и зависели от других колен, от их трумот и маасрот (приношений и десятин). Потомки Шимона стали мэламдэй тинокот (учителями Торы). Но если мы понаблюдаем за двумя этими коленами во время их жизни в Египте и после исхода, в пустыне, то ясно увидим, насколько велико различие между ними. Левиты изучали Тору, и это было их основным занятием. Поэтому египетский гнет и рабство не затронули семью Леви, и они не участвовали в «субботнике» фараона. По этой причине спасителями еврейского народа были избраны именно Моше, Аарон и Мирьям — левиты. В пустыне левиты остались преданными Б-гу даже тогда, когда все остальные евреи поклонились «золотому тельцу». Именно тогда, в тот роковой момент левиты использовали свою ярость в благородных целях, убивая самых активных идолопоклонников. Ярость — это огонь, огонь сжигает, не разбирая. И только пройдя через горнило Торы, она облагораживается. А в последний, сороковой год евреев в пустыне обе семьи сошлись в прямом столкновении. Мужчины из колена Шимона предались распутству с мидьянитянками и под их влиянием стали поклонятся идолу, Бааль Пэору. Левит Пинхас на глазах у всего колена Шимона убил «князя» этого колена Зимри вместе с его мидьянитянкой. На этот раз две семьи оказались по разные стороны баррикад. Колено Шимона было в ярости: ВЫ будете НАМ указывать как себя вести?! Они гневались, так как была задета «честь» их колена, а левиты были в гневе, так как была задета честь Б-га и еврейского народа. Таким образом, благодаря труду Леви в Торе, его ярость облагородилось, а левиты (и выделенные от них коэны) по праву стали самым святым коленом в еврейском народе. И ведь именно коэны подняли великое восстание Хасмонеев против греко-сирийских захватчиков, требовавших, чтобы евреи отказались от Торы.

Потомкам Йеуды Б-г пообещал, что «никогда царский скипетр не покинет детей Йеуды, до самого прихода Шило (Машиаха)» (Берешит 49, 10). Царь Давид, царь Шломо, Иерусалим, Храм. В чем же секрет четвертого сыны Леи, что выделило его из всех остальных сыновей Яакова? Ответ один — рассудительность и ответственность. Яаков называет Йеуду «царственно лежащим молодым львом» — «Кто встревожит его?» (Берешит 49, 9). Яаков подмечает в Йеуде все свойства, необходимые царю: он очень ответственный — принимает на себя руководство семьей в трудную минуту, клянется отцу вернуть Биньямина из Египта живым и здоровым и блестяще выполняет эту задачу. Рав Хаим Шмулевич говорил, что отличительными чертами мудрого царя являются рассудительность и ответственность, иначе любой человек, попадя «под горячую руку» царя, был бы немедленно казнен. Как в случае с Тамар, когда Йеуда взял ответственность на себя и признал свою ошибку. Ошибаться может любой, но ответственный человек умеет видеть свои ошибки, признавать их и исправлять. И только такой человек достоин быть руководителем. И в Египте Йеуда проявил всю меру своей ответственности, он был готов пожертвовать собой ради брата и стать рабом. Основное качество царя — умение нести ответственность, признавать и исправлять ошибки.

Зэвулун и Иссахар (там же, стихи 13, 14). Яаков благословил Зэвулуна, предрекая ему великий материальный успех и предпринимательские таланты во всех областях, особенно в морском ремесле. Единственное — что успех Зэвулуна будет обусловлен его помощью Иссахару, целиком посвятившему себя изучению Б-жественной мудрости. Интересно, что Иссахара, трудящегося в Торе, Яаков сравнивает с «костистым ослом», трудолюбивым и упорным. А об особых талантах — ни слова. Это ясно показывает, от чего зависит рост человека в Торе. Самое первое — упорство и трудолюбие в учебе, а таланты — лишь дополнение к этому. Иссахар часами, не отрываясь, напряженно трудился над мудрыми книгами, а брат помогал, обеспечивая его семье достойное пропитание. И самое интересное, что имя Зэвулуна поставлено в тексте перед именем Иссахара — так выражено уважение к праведным людям, которые поддерживают изучающих Тору.

«Дан будет судить народ свой» (Брейшит 49, 16). Далее Яаков сравнивает сына со змеей («Да будет Дан змеем на дороге, аспидом на пути, что язвит ногу коня так, что падает всадник его назад» — стих 7). Почему именно с этим пресмыкающимся? Мудрецы объясняют: змея не действует в стае, она всегда одна. Так и еврейский герой Шимшон из колена Дана всегда был «одиноким воином». Он один судил народ и воевал всегда один. Раши говорит: после того, как Шимшон потерял силу и попал в плен, был закован в оковы и ослеплен, он взмолился к Б-гу, прося вернуть ему силу хотя бы в последний раз. И как только герой вновь ощутил прилив своей могучей силы, он ухватился за столбы и накренил их, царский дворец обрушился и все, кто был в нем, погибли. Это и имел в виду Яаков, говоря «язвит ногу коня так, что падает всадник его назад»… «И было погибших (плиштим) в смерти его больше, чем тех, кого погубил при всей своей жизни» (Пророки 16, 30).