Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Отсутствие единства разума и души — это тоже следствие греха и «изгнания». Когда личность человека в смятении, он не целен и не способен двигаться в одном направлении.

Общим фундаментом для любого аспекта «изгнания», прямо указанным и в Торе, и в Пророках, и в словах мудрецов, является тот факт, что «изгнание» — это порождение греха. Как грех является отступлением от правильного образа жизни человека, так и изгнание наносит удар по естественным, необходимым для существования народа основам.

Тора обещает Израилю идеальные условия жизни в том случае, когда он следует ее путем, как написано: «Если законам Моим будете следовать… И дам Я вам дожди вовремя, и даст земля урожай, а древо полевое даст плоды свои, и дам Я мир на земле, и не будет страха, и меч не пройдет по вашей земле…» (Ваикра 26:3—6). А о том, что будет, если оставить Тору, сказано: «А если законы Мои презрите…» и далее, в качестве «воспитательной меры», описано состояние изгнания.

Еще Талмуд (Йевамот 47а) приводит порядок принятия прозелита. Вот что говорят желающему стать евреем: «Зачем ты пришел? Разве ты не знаешь, что в наше время Израиль в трауре, преследуем, унижен, растерзан, и беды обрушились на него? Если он говорит, что знает, но это не пугает его, его принимают сразу…». И говорят ему: «Знай, что Будущий мир предназначен только для праведных, а Израиль в наше время не может получить ни множества благ, ни великого взыскания».

Как мы видим, прозелиту рассказывают о тяжести изгнания, которую придется терпеть принявшему на себя ярмо Торы. Однако следует понять, почему ему сообщают, что Израиль не может получить «множество благ», если в Торе ясно сказано: «Если законам Моим будете следовать…», получите множество благ!?

Очевидно, что слова, сказанные Талмудом об Израиле, относятся именно к «нашему времени», то есть ко времени изгнания. Изгнание создает ситуацию, когда благословения, обещанные Торой, не могут осуществиться — само изгнание препятствует этому. Поэтому Израиль и не может получить множество благ. Однако даже в изгнании Всевышний хранит Израиль: с ними находится «Шхина» — Б-жественное присутствие, благодаря тому, что они не должны получать и «великое взыскание».

Кроме собственно наказания за грех, человек еще и лишается «своего места»

Изгнание создает ограничение самого бытия, так что «сосуды» — инструменты («сосуд» — аллегория того, что существует в этом мире, для того чтобы «принять» влияние или свет Всевышнего. Когда мир, точнее, «сосуды» несовершенны, уготованное миру благо проходит «мимо» них, и «сосуды» получают только то, что необходимо для их минимального, скудного существования. Кроме того, слово כלי, обычно переводимое как «сосуд», означает и «инструмент» — то, чем человек исследует и меняет мир. Таким инструментом для него, прежде всего, является разум. «Инструменты» тоже ограничены в изгнании) [этого мира] не могут принять изобилие. Поток Высшего влияния перекрыт, и от него остается только минимум, необходимый, чтобы поддерживать существование человека. А множество добра и благословения «спрятаны» и не приходят в этот мир. Как и сказано об этом в Талмуде (Сота 49а): «С тех пор, как разрушен Храм… каждый [новый] день проклятие сильнее, чем в день предыдущий».

Главный процесс, заложенный Всевышним в этот мир при его сотворении, — это движение «от одной вершины к другой»: каждый шаг должен возвышать, каждый следующий день должен быть лучше прежнего. Это должен быть путь подъема и благословения. Но процесс изгнания прямо противоположен этому: все движется к упадку.

Таким образом, грех ведет не только к специфическим наказаниям, которые следуют за любой дурной поступок, но и к «общему» наказанию за грехи. Это и есть «воспитание» Израиля изгнанием, когда они теряют саму возможность получения «множества добра». (То же самое произошло и с Адамом, когда он был изгнан из Ган Эдена, и с Каином, обреченным на «скитание», и с поколением Вавилонской башни, которое было рассеяно по всему миру. И предостережение Израилю, главным образом, грозит ему изгнанием из Святой земли.)

Следует понять, что наказание происходит не так, как будто бы все находятся на одном и том же месте, но один получают награду, а другие — наказание. На самом деле, кроме конкретного, специфического наказания, результатом греха является «состояние изгнания», то есть потеря грешником «места», где он мог бы получить добро. И это может быть настолько всеобъемлющим, что естественный путь всего мира — идти дорогой изобилия, добра и благословения — искажается, и каждый новый день приносит худшее проклятие, чем прежний. А это полная противоположность естественному движению, когда каждый день должен приносить новое благословение.

«Потеря места» в личном изгнании обрекает человека на «метания»

Изгнание приносит народу «рассеяние», как и сказали мудрецы: «Знай, что Я их рассеиваю». И каждый может увидеть это изгнание внутри себя. Разумеется, каждый отдельный человек — «один», но из-за греха и внутри него возникает явление «рассеяния». Человек, обреченный на «изгнание», обнаружит в себе массу противоречивых сил, составляющих его личность, — каждая из них тянет в свою сторону. Это рождает в нем сомнения, нерешительность и затруднения в принятии решений. Когда части души человека не собраны вместе единым, направляющим все его поступки желанием, каждая из них, в силу своей природы, тянет его в «свою» сторону.

Отсутствие единства разума и души — это тоже следствие греха и «изгнания». Когда личность человека в смятении, он не целен и не способен двигаться в одном направлении. И это необязательно должно быть разделено во времени, даже в один момент он может двигаться в двух направлениях одновременно.

Именно в этом причина сомнений подобного человека. Это не те сомнения, которые могут быть разрешены, — ведь он стремится одновременно и к некоему состоянию, и к его противоположности. Несовместимые устремления вместе присутствуют в его душе. Это подобно состоянию беременной Ривки, о которой сказано: «И разделились сыновья ее в утробе ее» (Берешит 25:22), и объяснили мудрецы (Мидраш Раба 63:6): «Яаков тянулся к синагогам и домам учения, а Эсав — к капищам идолопоклонников». Именно таково состояние грешника: в нем, в одном человеке, «уживаются» две взаимоисключающих стороны.

Третье явление, принесенное изгнанием: «Знай, что Я порабощаю их». В грехе человек становится рабом, а не хозяином самому себе. Он не способен делать то, что хочет сам, а полностью подчинен «чужаку», действующему внутри него. Это дурное начало, о котором сказано в Талмуде (Сукка 52б): «Сказал Рава: “Вначале о нем говорят “прохожий” [Объясняет Раши: “Проходит” через человека, не задерживаясь в нем.] Затем о нем говорят “гость”, а в конце его называют “человек” (хозяин), как сказано: “И пришел прохожий к человеку богатому, и пожалел тот взять из скота своего, крупного и мелкого, чтобы приготовить для гостя…”, а далее: “…и взял он овцу бедняка, и приготовил ее для человека, пришедшего к нему” (Шмуэль II 12:4)”».

Когда дурное начало принимают радушно, оно поначалу ведет себя как гость, но быстро превращается в хозяина, так что сам человек уже не может быть хозяином своей собственной жизни, ибо есть в нем «бог чуждый» (Шаббат 105б), овладевший им.

Выходит, что образу человека, обреченного на изгнание, наносится три вида ущерба: он оказывается скитальцем, без постоянного места, он оказывается «рассеянным», то есть теряет цельность, и главное здесь заключается в том, что такой человек находится и «здесь», и «там», то есть на самом деле и «не здесь», и «не там». А кроме этого, он еще и не хозяин себе: все его решения ничего не стоят, потому что тот, кто их принимает, «не жилец» в Будущем мире. Любой может услышать внутри себя насмешки дурного начала: «Ты так решил!? Однако только я решаю в этом “доме”». И есть люди, которые уже смирились с этим и принимают такую ситуацию без протеста.

В период «Между теснин» — в три недели, установленные для памяти об изгнании и изучения его аспектов, мы должны понять, что изгнание — это не просто наказание — это иное состояние бытия, неестественное для человека. И это касается каждого.


Сара — великая праведница и пророчица. Даже Аврааму велел Б-г «слушать» все, что она скажет. Тем не менее, долгие годы Сара была бесплодной, и только прямое вмешательство Всевышнего помогло ей родить сына Ицхака. Читать дальше

Недельная глава Ваера

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

В недельной главе «Ваера» («И явился») рассказывается о полученном Авраhамом предсказании, что у Сары родится сын и когда именно, о городах Сдом и Амора (в привычном для русского читателя звучании — Содом и Гоморра), об их уничтожении и спасении Лота, о том, как царь Авимелех взял Сару к себе во дворец, но вынужден был возвратить ее Авраhаму, о рождении и обрезании Ицхака, удалении Ишмаэля, союзе с филистимским царем Авимелехом и о последнем, десятом испытании Авраhама — требовании Б-га принести в жертву Ицхака.

Мидраш рассказывает. Недельная глава Хаей Сара 2

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы

Избранные комментарии на недельную главу Хаей Сара

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Евреи не украшают могилы цветами, не устраивают из похорон пышных зрелищ. Они ведут себя, подобно праотцу Аврааму, который искал место для захоронения Сары.

Эпоха праотцев 6. Аврам и Сарай, Ѓагар и Ишмаэль

Рав Ицхак Гольденберг,
из цикла «Эпоха праотцев»

Дать Авраму сына-преемника — такова воля, таково решение Творца. Сарай считает, что способствовать этому — её долг

Мидраш рассказывает. Недельная глава Хаей Сара

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы

Недельная глава Хаей Сара

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

Авраам изначально родился неевреем. Свою жену Сару он обратил в еврейство. При этом Авраам запретил своему рабу Элиэзеру искать жену для Ицхака среди девушек Ханаана. «Расизм» или глубокий расчет?

Эпоха праотцев 8. Просьба Авраѓама о справедливом суде

Рав Ицхак Гольденберг,
из цикла «Эпоха праотцев»

Радушие Авраѓама подчёркнуто и рядом деталей повествования Торы о приеме, оказанном путникам: побежал навстречу, сам выбрал теленка, чтобы заколоть и приготовить

Эпоха праотцев 9. Ицхак бен Авраѓам и сыновья Ѓагар

Рав Ицхак Гольденберг,
из цикла «Эпоха праотцев»

И встал Авраѓам рано утром, и взял хлеба и мех воды, и дал Ѓагар, положив ей на плечи, и ребенка, и отослал ее. И пошла она, и заблудилась в пустыне Беэр Шева.