Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Есть люди, которые, даже увидев истину своими глазами, не сойдут с дурного пути. Мудрецы Талмуда говорят об этом так: «Грешники не раскаиваются даже на пороге ада.

Если сосредоточиться на поисках истины, то можно найти её даже в путанице связей и отношений. Правдивое вѝдение очень близко нам, хотя нельзя сказать, что его легко достичь. Если очень захотим, нам будет дано увидеть правду, но достичь этого нелегко, так как путь нашему желанию видеть истину преграждает наше упрямство.

Что такое упрямство (кшиют аореф)? Есть люди, которые, даже увидев истину своими глазами, не сойдут с дурного пути. Мудрецы Талмуда говорят об этом так: «Грешники не раскаиваются даже на пороге ада. И даже если уже видят зло своих преступлений и поджидающее их первое наказание, к которому пришли, уже будет ими ощущаемо, — всё-таки не могут раскаяться и отречься от зла, вернуться на путь истины. И все из-за чего? Из-за своего упрямства» (трактат Эрувин).

Сфорно, объясняя слова «так как ты — народ упрямый» (Дварим 9:10), пишет: «Справедливость и сердечная честность несовместимы с упрямством… Упрямство же является следствием произвола человеческого сердца… Даже если сообщить ему… совершенно ясно, что замысел его… приведёт к провалу, к утрате… не обратится назад… как будто затылок его твёрд, как железная жила, которая не может повернуть ни туда ни сюда».

А объясняя слова «вот упрямый народ он» (Шмот 32:9), Сфорно раскрывает тайну этой злой силы: «Это как если бы жилы затылка стали железными, и он не в состоянии повернуть…», то есть не обратятся ни в коем случае, чтобы вернуть истину в свои сердца, и нет надежды на раскаяние. Вдумаемся в то, что уже не раз было писано и говорено: всякое наказание человеку от Благословенного дается лишь с целью научить его и повернуть к лучшему; смертный же приговор означает, что такого человека уже невозможно повернуть к раскаянию и единственное исправление для него — истребление (души).

В истории с золотым тельцом сказал Святой, благословен Он, Моше: «Увидел Я этот народ, и вот народ упрямый он. А сейчас оставь Меня, и возгорится гнев Мой на них, и уничтожу их». Объясняя эти слова, Сфорно подчёркивает: так как нет надежды на их раскаяние, то очевидно, что нет для них иного решения, кроме истребления, упаси Б-г.

Из сказанного видно, как далеко всё это может зайти: упрямец может лишиться самой возможности естественным путём отвернуться от зла и выбрать добро. И действительно не было никакого выхода, пока Святой, благословен Он, не открыл его словами «оставь Меня». Объясняя это место, Раши* говорит, что, благодаря масштабу величия Моше-рабейну, его самоотверженная молитва могла защитить их. В талмудическом трактате Брахот сказано: «Схватил Моше Святого, благословен Он, как человек, хватающий друга за одежду… тем, что был готов умереть ради них (евреев)…[тем], что стоял в молитве, пока не задымились его кости… пока не упросил». И Раши здесь поясняет: «…упросил Его», т.е. он так много просил, что рисовалось человеку, будто склонил упрашиванием.

Но не так молитва помогла, как то, что произошло потом. Вот как объяснил это Рамбан*: «Что привело их всё же к исправлению? Что такого сделал Моше, что, вопреки их упрямству, всё же раскаялись? Первое, что он сделал ещё перед тем, как сжечь золотого тельца, — разбил скрижали, как сказал об этом в Торе: “И схватил я обе скрижали, и бросил их с рук, и разбил на ваших глазах” (Дварим 9:17)». Вот это и привело к тшуве народа: сам Моше-рабейну на глазах у всего народа бросил скрижали, написанные Б-гом, и буквы улетели в Небеса. Увиденное так потрясло людей, что пробило и разбило их упрямство, и тогда стала возможной тшува — возвращение к путям Б-га Израиля. Так открывает нам Тора, что есть лекарство даже от упрямства: очень сильное, предельное возбуждение, потрясение. Из этого мы делаем вывод, что если человек пожелает исправить себя, свой путь в жизни, он должен произвести в себе сильнейшее, прямо-таки шоковое возбуждение и после этого углубиться в изучение мусара, что усилит его пробуждение, и он должен много и крепко вдумываться в изучаемое и всматриваться в себя, пока не разлетится вдребезги его упрямство. И это единственный путь, который приведёт его к истинным, действительным изменениям.

Наше поколение поразила рука Г-спода. Враг, жестокий, как Аман*, разрушил целые страны, где жили наши братья, истребил большую часть всего дома Израиля. Погибли очень многие богобоязненные люди, и знатоков Торы осталось совсем мало. Разбил Святой, благословен Он, остатки Торы на наших глазах. И кому, как не нам, необходимо пробудиться, воспрянуть, изменить все наши понятия, пути и дела и вернуться к Творцу накрепко и навечно, и Он явит милосердие Своё к остатку спасшихся.


Царь Давид — легендарная фигура в еврейской истории. Кроме того, что он был царем и успешным воином, Давид много сил и энергии отдавал служению Всевышнему. Давид считается в еврейском народе величайшим праведником. Он сочинял восхваления — псалмы — в честь Б-га, он собрал книгу Теилим (Псалмов), многие из которых написаны самим Давидом. Именно Давид выкупил участок для постройки Храма и заложил его фундамент. Читать дальше

Царь Давид

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Давид. Поединок с Гольятом

Рав Александр Кац,
из цикла «Хроника поколений»

Когда в пределы Израиля вторглось войско филистимлян, Давид вызвался сразиться с богатырем Гольятом. После этой победы Давид завоевал любовь всего народа.

Давид. Мудрец, псалмопевец и пророк

Рав Александр Кац,
из цикла «Хроника поколений»

Оставаясь в Иерусалиме, Давид судил народ и изучал Тору. На вершине власти он сумел сохранить скромность.

Как назвать ребенка?

Переводчик Виктория Ходосевич

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности. И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.