Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Реувен взял пару ботинок (или серег) у Шимона для того, чтобы отремонтировать, и потерял один предмет из пары. Должен ли Реувен выплатить Шимону стоимость одного ботинка?

Установление рыночной цены

А. Покупатель в магазине непреднамеренно испортил товар стоимостью 50 долларов, но этот товар был приобретен магазином у дистрибьютора по закупочной цене в 30 долларов. Какая из двух цен определяет сумму, которую обязан выплатить ущербленной стороне тот, кто нанес ущерб?

Б. Постоялец в гостинице класса люкс заказал в баре чашечку кофе и заплатил за нее высокую цену (потому что высокие цены — обычная практика в заведениях такого уровня). Кто-то, проходя мимо столика, толкнул его, и кофе пролился. Должен ли этот человек выплатить в качестве компенсации стандартную цену чашечки кофе или высокую цену, которая была уплачена за данную конкретную чашечку?

А. В первом случае покупатель должен компенсировать магазину испорченный товар, исходя их той цены, по которой он реализуется в большинстве магазинов данного района — $50. Тот факт, что хозяин магазина уплатил за товар намного меньше, не принимается нами в расчет.1

В целом, при оценке стоимости поврежденной вещи мы не учитываем, сколько заплатил за нее собственник — нам важна лишь ее справедливая рыночная стоимость. Если уровень цен от магазина к магазину отличается (другими словами, товар продается по цене от $44 до $52), то нанесший ущерб платит в соответствии с нижним порогом цены.

Если цена данной вещи колеблется в зависимости от района, то мы принимаем во внимание только ближайшие окрестности места, в котором это произошло.1 2

Поэтому, если продавцы торгуют мороженым на пляже по цене, вдвое превышающей магазинную, и чьи-то действия привели к падению на землю непроданного рожка с мороженым, платить нужно исходя из высокой, пляжной цены, а не из вдвое меньшей магазинной.

Б. Аналогичным образом, во втором случае нанесший ущерб платит исходя из стоимости чашечки кофе в таком типе гостиниц, несмотря на то, что аналогичный объем кофе можно купить в соседнем заведении за существенно меньшие деньги.

Но если нанесший ущерб захочет, он может отправиться в близлежащее заведение и купить там чашечку кофе по более низкой цене (или принести чашечку кофе из дому) и таким образом рассчитаться за причиненный ущерб (поскольку компенсация ущерба может быть выплачена любым имуществом, и не обязательно деньгами) — но лишь при условии, что этот кофе с точки зрения качества является точным эквивалентом пролитого кофе.

Сколько стоит один ботинок?

Реувен взял пару ботинок (или серег) у Шимона для того, чтобы отремонтировать, и потерял один предмет из пары. Должен ли Реувен выплатить Шимону стоимость одного ботинка (или серьги) то есть предмета, который, в сущности, ничего не стоит, или же, поскольку один из парных предметов бесполезен без второго, должен возместить Шимону стоимость всей пары?

Тот, кто вредит (или теряет) чужую вещь, должен выплатить разницу между ценой вещи до повреждения (или потери) и после повреждения (или потери). Допустим, пара ботинок стоит $100 при условии наличия обоих ботинок, но один ботинок может быть продан лишь за очень маленькую цену, а может быть и ее никто не согласится платить. Поэтому Реувен должен возместить Шимону всю стоимость пары, несмотря на то, что он потерял только один предмет из двух.3 Если серьги, которые взял Реувен, стоят $200 за пару, а ювелир хочет продать одну такую серьгу (кому-то, у кого уже есть одна аналогичная, нуждающаяся в парной) за $160 (т.е. больше чем за половину стоимости пары, поскольку продажа или переделка имеющейся серьги связаны с большими сложностями), значит тот, кто потеряет или испортит одну серьгу из пары должен будет платить $160 (стоимость одной серьги).

Если человек ломает или теряет единственный ключ от замка (тем самым делая замок бесполезным), он должен оплатить только стоимость нового ключа4 (даже если в данной ситуации изготовление нового ключа, способного открыть данный замок, вообще не представляется возможным). Тем не менее, если он повредил или заклинил сам замок, ему предстоит оплатить стоимость нового замка.

Сколько стоит одна линза?

Реувен случайно разбил одну из линз в очках Шимона. Рыночная стоимость использованных линз, изготовленных по индивидуальному заказу, почти равна нулю, однако Шимону придется заплатить за замену линзы 100 долларов. Как нужно оценивать ущерб в подобной ситуации?

Согласно алахе, ущербы оцениваются не по стоимости замены или ремонта поврежденной вещи, а по сумме, составляющей разницу между рыночной стоимостью вещи до и после повреждения.

Однако, если данная конкретная вещь имеет очень низкую рыночную цену, или вообще не имеет рыночной стоимости в глазах других людей, но при этом объективно имеет денежную стоимость для ущербленной стороны, принятое алахическое мнение состоит в следующем: такую вещь нужно оценивать в соответствии с ее стоимостью для потерпевшей стороны.5

(Субъективная ценность (связанная с воспоминаниями, психологической привязанностью и т.д.) не принимается в расчет при оценке ущерба. Но если вещь имеет дополнительную стоимость, поскольку является антикварным предметом или представляет коллекционную ценность, то эта дополнительная стоимость считается частью реальной денежной цены).

Таким образом, в разбираемом случае с разбитой линзой, несмотря на то, что ее стоимость на публичном рынке ничтожна, оценка производится на основе реальной стоимости линзы для потерпевшей стороны. Этот расчет учитывает изначальную цену линзы, ее состояние до порчи, а также время, на протяжении которого ее эксплуатировали. Тот же подход практикуется в случае с испорченными одеждой или утварью, которые уже были в употреблении.

Компенсация взыскивается с работника или с нанимателя?

Реувен нанял работников сделать ремонт в его квартире. В процессе работы квартире Шимона, который живет этажом ниже, был нанесен некоторый ущерб. Может ли Шимон подавать иск только к работникам (которым, возможно, нечем платить), или и к Реувену тоже?

Если штукатур, строитель, сварщик и т.д. причинил ущерб имуществу соседа, выполняя подряд для заказчика, только работник может быть признан ответчиком по иску о компенсации ущерба. Это правило действует и в случае когда работник трудится по контракту, и в том случае, когда он получает поденную или почасовую оплату.6

Несмотря на то, что выплата за причиненный ущерб возлагается только на работника, если наниматель видит, что соседским владениям угрожает ущерб, он обязан предупредить соседа, чтобы тот принял меры предосторожности для предотвращения ущерба. Эта обязанность вытекает из требования «возвращать потерю», которая трактуется расширительно, как предотвращение любых имущественных убытков у ближнего.

Однако если работник вынужден был повредить собственность соседа (или коммунальную собственность) для того чтобы выполнить поставленную Реувеном задачу (например, было необходимо ломать ограду чтобы внести какие-то стройматериалы или оборудование), то Реувен обязан лично компенсировать ремонт любого такого ущерба, потому что считается, что соседи согласились на то, что для Реувена будут осуществлены работы, причиняющие им ущерб, лишь потому, что знают: Реувен все им компенсирует.

Если человек нанимает работника ломать стену на своей территории, но некоторые выпавшие из нее камни портят имущество соседа, то в вопросах компенсации все зависит от того, получает ли работник деньги по факту выполнения заказа (и в этом случае он лично отвечает за ущерб), или на почасовой основе (и в этом случае наниматель и работник делят сумму ущерба поровну между собой).7 Но даже если работник не может заплатить свою половину, нанимателя нельзя заставить платить вместо него.8 Если фирма направляет своего сотрудника ремонтировать прибор, предмет мебели и т.д., и этот работник в процессе ремонта случайно повредил эту вещь, или если сотрудник компании, осуществляющей перевозки повредил перевозимый предмет, он несет личную ответственность за оплату причиненного ущерба, но если он отказывается платить или не может это сделать, за него платит компания. Если же работник испортил (или украл) не тот предмет, который его отправили ремонтировать или перевозить, он должен сам платить за ущерб (если правила компании не предполагают покрытия причиненного клиенту за счет фирмы даже такого ущерба).9

Компенсация продукцией

Михаэль был признан виновным в ДТП и его обязали выплатить за причиненный ущерб $500. Поскольку он является хозяином фабрики по производству мыла, то хочет заплатить пострадавшей стороне (Исраэлю), отправив ему мыло на общую сумму $500 (поскольку Михаэлю, как собственнику производства, такой объем мыла будет стоить всего лишь $200). Однако Исраэлю не нужно столько мыла. Не хочет он и трудностей, с которыми неизбежно столкнется, пытаясь реализовать эту партию мыла. Какая из сторон выиграет этот спор?

Причинивший ущерб имеет право погасить ущерб любым видом движимого имущества, которым пожелает, если рыночная цена этого имущества покрывает сумму ущерба.10

Однако общее правило применимо только в том случае, если вещи могут быть проданы получателем компенсации у себя дома; если же ему придется отправиться на базар или барахолку чтобы сбыть товар, его нельзя заставить принять такую компенсацию. Точно так же, если товары не соответствуют текущему сезону, и получатель будет вынужден ждать какое-то время прежде чем их можно будет продать, его нельзя принудить принять их в качестве компенсации.

В нашем случае Михаэль предпочитает погасить свой долг мылом. Поскольку практически невозможно продать из дому мыло общей стоимостью $500 (разве что в течение очень долгого времени), такую форму оплаты можно не применять. Если получатель может быстро продать всю партию мыла оптом, можно использовать мыло в качестве погашения долга, однако объем уплачиваемого ответчиком мыла должен быть привязан к оптовой цене.


1 Сумма ущерба всегда считается в соответствии с рыночной ценой вещи в данной местности в то время, когда ущерб был причинен.

2 Если поврежденный предмет стоит дорого (например, это сложная бытовая электроника) и люди, готовясь приобрести нечто подобное, не ограничивают себя рамками ближайших окрестностей, изучая цены и в других районах города, то компенсация определяется с учетом диапазона цен во всем городе.

3 На первый взгляд, представляется, что решение по этому случаю зависит от спора между авторитетами о степени ответственности человека за ущерб, нанесенный вещи, которую он не трогал. Например, предмет падает с крыши и предполагается, что он упадет на что-то мягкое (матрас и т.п.), и это не даст ему разбиться, но кто-то подходит и убирает эту мягкую подкладку, приводя, тем самым, к неизбежному разрушению предмета. Согласно Рааваду («Илхот ховель у-мазик» гл. 7 алаха 7), тот, кто убрал мягкий материал, освобождается от выплаты за сломанную вещь, поскольку он вообще никак не воздействовал на нее (см. Рош, «Бава Кама» гл. 9 п.13). Однако Рамбам придерживается мнения, что тот, кто убрал мягкий материал, несет ответственность за порчу падающего предмета.

В нашем случае нанесение ущерба было совершено по отношению к одному ботинку (скажем, к левому), и это привело к тому, что правый ботинок теперь тоже ничего не стоит, несмотря на то, что никаких действий в отношении правого ботинка предпринято не было. Так вот, по Рааваду нанесший ущерб освобожден от погашения ущерба, связанного с потерей правым ботинком его стоимости — он должен платить только за левый ботинок. Но Рамбам потребует платить за оба ботинка.

В любом случае, углубившись в тему, мы увидим, что в нашем случае все согласны (и Раавад в том числе) что с нанесшего ущерб нужно потребовать возмещение стоимости всей пары. Потому что даже если мы ограничим нашу оценку ущерба левым ботинком, в действительности цена левого ботинка равна цене пары ботинок. Если человек приходит в обувной магазин и просит продать ему только левый ботинок, продавец предложит ему заплатить полную стоимость пары обуви, поскольку ему нечего делать с оставшимся правым ботинком — только выбросить. Стало быть, рыночная цена левого ботинка равна цене пары ботинок. Но если ущерб был причинен в месте, где отдельный ботинок ценится — например на обувной фабрике, где второй подходящий легко подобрать (или сделать) — тогда плата за порчу одного ботинка конечно же не может быть равна цене пары ботинок и составит примерно половину цены пары.

4 В этом случае решение зависит от упомянутого выше спора между Рамбамом и Раавадом, поскольку ущерб был нанесен по отношению к ключу, и это привело к тому что другой предмет — стал бесполезен. Здесь, как и во всех случаях неопределенности, нельзя принудить человека заплатить.

5 «Нетивот а-Мишпат» (148:1) пишет, что стоимость испорченного объекта оценивается исключительно на основе реальной рыночной цены; если на данную вещь нет покупателей, то ее цена равно нулю, и тот, кто причинил ущерб, не должен ничего платить. Однако у более поздних авторитетов эта позиция вызвала вопросы, и на практике раввинские суды сегодня принимают решения не на основе постановления «Нетивот».

Приведем пример. Человек купил в магазине новую рубашку за 50 долларов и проносил ее, в общей сложности, несколько недель. Теперь эта рубашка не может стоить больше 10 долларов (потому что другие люди не очень любят носить рубашки, которые уже носил кто-то еще) в сэконд-хэнде, но для хозяина рубашки она стоит не меньше 45 долларов (потому что ему никак не мешает тот факт, что она уже ношенная — ведь это он сам ее носил). Если кто-нибудь испортит рубашку, он должен будет уплатить $45, а не $10.

В целом, для определения текущей цены вещи нужно учесть общее количество времени, на протяжении которого обычно эксплуатируют подобную вещь, и то время, в течение которого ею реально пользовались. Например, если очки стоят 100 долларов и обычно используются 4 года, то после трех лет использования их цена составит 25 долларов.

6 Поскольку ущерб был нанесен самим работником, только он несет ответственность за свои действия.

7 Этот случай отличается от рассмотренного в первом параграфе, поскольку здесь ущерб был нанесен камнями Реувена, а он обязан следить за своим имуществом, чтобы оно не нанесло ближнему ущерб. О разнице между ситуацией, когда работник получает плату по факту выполнения заказа, и ситуацией, когда он получает почасовую оплату, написано в «Шита Мекубецет» («Бава Меция» 98б). Объяснение этой разницы состоит, по-видимому, в следующем. Нанятый на проект работник отвечает за то, чтобы смотреть за объектом, с которым он работает, и значит, он освобождает нанимателя от этой обязанности, принимая на себя всю полноту ответственности за ущербы, которые причиняет этот объект. Но если работник трудится на условии почасовой оплаты, уровень его ответственности существенно ниже, наниматель не может переложить на него всю полноту ответственности за охрану объекта и сохраняет эту функцию за собой. Следовательно, есть две стороны, которые должны разделить между собой стоимость причиненного камнем ущерба: хозяин камня (Реувен) и тот, кто своими действиями вызвал его падение (работник).

8 Существуют два спорящих мнения, записанных в «Шулхан Арухе» («Хошен Мишпат» гл. 410 п.37) относительно случая, когда предполагается что две стороны совместно оплатят сумму ущерба, но одна из сторон скрылась от правосудия. По одному мнению, второй ответчик должен теперь принять на себя всю полноту ответственности за ущерб, а второе мнение освобождает его от этого (он обязан, как и прежде, компенсировать только 50% суммы). Как и во всех остальных случаях неопределенности в алахе, никого нельзя заставлять платить в подобных обстоятельствах.

9 Довольно распространено — и, следовательно, принято — что компания, которая отправляет к клиенту обслуживающий персонал, принимает на себя всю ответственность за любой ущерб, который может быть нанесен сотрудником в отношении предмета, которым он должен заниматься. Но этот «обычай» не распространяется на ущерб, причиненный другим объектам.

10 Тора предписывает, что нанесший ущерб должен расплачиваться «лучшим земли своей» (Шмот 2:4), но Талмуд («Бава Кама» 7б) учит, что это правило применяется только в отношении недвижимости; если же речь идет о движимом имуществе, «все вещи считаются “лучшими по качеству”». Рош («Бава Кама» гл. 1 п. 5), обсуждая погашение долговых обязательств, сужает это общее утверждение до случаев, когда товары, используемые для оплаты, могут быть проданы получателем без задержек и необходимости бегать с места на место. И хотя Рош говорит только о возврате долга, Тур («Хошен Мишпат» гл.419 п.1) и «Шулхан Арух» (там же) относят сказанное им и к компенсации вреда.

Переводчик рав Гавриэль Фельдман.

Из журнала Мир Торы


Почему мудрецы Талмуда и вообще устная традиция иудаизма называет Рим царством Эдома? Какая связь между ними? Исчезло ли царство Эдома с падением Рима, а если нет, то кто продолжатель Эдома сегодня, в наши дни? Читать дальше