Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Определите ущерб от выполнения заповеди, то есть ущерб временный, и сравните его с наградой, которая вечна

Вот сказано в Талмуде (Бава Батра, 71): «Сказал рабби Шмуэль бар Нахмани, сказал рабби Йоханан: Что означает стих из Писания: «Поэтому говорят составляющие притчи: Идите в Хешбон»? (По-другому этот стих можно понять так: «Поэтому говорят властвующие: Идите к подсчету». Что же это значит?) «Властвующие» — это те, кто властвует над своим злым началом, и говорят они так: «Идите и подсчитайте все, что есть в мире: награду за выполнение заповедей — не больше ли она ущерба от их выполнения? И выгоду от преступления — не меньше ли она, чем ущерб из-за него?» И теперь ясно, что говорит следующий стих: «Будет отстроен и крепко установлен...» — если ты делаешь так, ты будешь отстроен в этом мире и крепко установлен в мире будущем».

Фразу из Талмуда «Идите и подсчитайте» следует понимать буквально: не ждите, пока призовут вас на Суд делать этот подсчет, потому что тогда, Б-же упаси, все будет ужасно. Давайте сами, еще до этого, вдумаемся в наши дела, и тогда Святой, благословен Он, увидит, как мы упорно размышляем и тревожимся о них, и поймет, что мы признаем наши долги перед Ним и готовы были бы платить их, если бы было у нас чем (другими словами: если Он снова даст нам в долг — мы расплатимся с Ним из этого нового кредита. Ведь именно так сказал Давид: «Ибо от Тебя все, и из Твоей руки мы даем Тебе»). И говорят наши учителя: «Всякий, кто приносит в жертву свое злое начало и произносит над своей жертвой исповедание грехов, как бы почтил Святого, благословен Он, в обоих мирах».

Но слова Талмуда «Подсчитайте все, что есть в мире» не очень ясны: мы должны понять, почему слово «мир» употреблено в единственном числе, что явно подразумевает этот мир, тогда как награда за заповеди и наказание за преступления — в мире будущем. По-видимому, следует сказать, что Талмуд выразился именно так, чтобы отмести соблазняющие слова злого начала.

Вот какой пример можно здесь привести.

Один человек спрашивает другого: «Сколько зерен в чашке пшеницы?» Тот говорит ему: «Столько-то», — и называет точное число. Первый снова спрашивает: «А сколько зерен в мешке?» — и, произведя быстрый подсчет, тот точно ему отвечает. Снова спрашивает любопытный: «А в вагоне пшеницы сколько зерен?» Следует ответ: «Столько-то». Но и на этом он не успокаивается: «А если поставить один за другим столько вагонов с пшеницей, чтобы они протянулись на сто верст, — сколько тогда будет зерен?» А второй, как видно, прекрасно знал математику и ответил: «Столько-то». И тогда тот, который все время спрашивал, сказал: «Раз ты такой великий математик, загадаю я тебе еще одну загадку. Если бы весь мир, от земли до неба, был полон пшеницы, а на самом верху сидела маленькая птичка и ела зерна, да так медленно, что за сто дней съедала бы только одно зерно, — сколько лет пришлось бы ждать, пока она съест весь хлеб?» И замолчал отвечающий, и ничего не мог сказать, потому что и числа-то такого, скорее всего, нет.

И вот если бы мы подсчитали это время и сравнили его с миром вечным, не получилось бы даже одной тысячной от одной тысячной! Смотрите: даже если за сто дней птичка съедает всего лишь одно зерно, то за тысячу дней — а это примерно три года — она съест уже десять зерен, а за триста лет — целую тысячу, то есть уже почти чашку пшеницы. А если увеличить это число в миллион раз, а потом еще и еще — в конце концов окажется, что годы эти подсчитаны! У вечности же нет границы, нет у нее ни завершения, ни конца.

Теперь мы можем перейти к объяснению непонятного выражения из Талмуда. Известно, что иногда словом «мир» обозначается «вечность», как, скажем, во фразе: «Будет Б-г царствовать до скончания мира». И вот что Талмуд имеет в виду. Властвующие над своим злым началом — это те, кто могут справиться с дурными побуждениями, соблазняющими каждого человека, говоря ему: «Зачем тебе принимать в расчет вечный мир? Смотри лишь на то, что перед твоими глазами, и не беспокойся о вечности!» Отвечает ему доброе побуждение: «Скажи-ка мне, что выйдет, если подсчитать вечный мир? Ведь раз ты объявляешь его неважным, ты, похоже, не знаешь, что такое «мир», то есть «вечность»! Ты, наверное, думаешь, что вечность — это как сто или тысяча лет. Но это совсем не так! У вечности нет границы, нет у нее ни завершения, ни конца. И смотри, что получается: ты предлагаешь мне променять на временный мир то, что существует вечно и всегда!» Поэтому и сказано в Талмуде: «Идите и подсчитайте все, что есть в мире, в вечности (а ведь на самом деле если человек решит это сделать, то, даже если он будет занят подсчетами сто лет, все умножая и умножая числа, он не дойдет даже до начала вечности!). Определите ущерб от выполнения заповеди, то есть ущерб временный, и сравните его с наградой, которая вечна, — и подсчитайте, сколько это — вечность! А выгоду от преступления сравните с ущербом от него, который навечно».

Известно, что сказали мудрецы Талмуда в Мидраше на Псалмы: «Тот, кто предает себя преступлению, лишается прав на прощение навечно. Если ты так поступаешь (...)», то есть если ты будешь все время помнить о том, что это такое — вечность, «ты будешь отстроен в этом мире и крепко установлен в мире будущем».

Шем Олам, 18


В главе Ваэра рассказывается о первых семи Казнях Египетских, которые Вс-вышний обрушил на фараона и египтян. Читать дальше

Недельная глава Ваэра

Нахум Пурер,
из цикла «Краткие очерки на тему недельного раздела Торы»

Краткие очерки на тему недельного раздела Торы. Ваэра

«Ваэра» («И я явил себя»)

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний снова посылает Моше и Аарона к фараону с требованиемотпустить еврейский народ, чтобы он служил Б-гу. В доказательство, что Моше действительно послан Б-гом, Всевышний велит ему явить фараону чудо: превратить свой посох в змея. Фараон отказывается выполнить требование Всевышнего. За этим следуют десять ударов по Египту, которые должны заставить фараона подчиниться требованию Б-га. О каждом из них Моше заранее предупреждает фараона. Каждый из них представляет собой чудо, совершаемое Моше и Аароном.

Об утяжелении сердца фараона

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Ваэра. Зачем создавать трудности, чтобы их преодолевать?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний снова посылает Моше и Аарона к фараону с требованием отпустить еврейский народ, чтобы он служил Б-гу. В доказательство, что Моше действительно послан Б-гом, Всевышний велит ему явить фараону чудо: превратить свой посох в змея. Фараон отказывается выполнить требование Всевышнего. За этим следуют десять ударов по Египту, которые должны заставить фараона подчиниться требованию Б-га. О каждом из них Моше заранее предупреждает фараона. Каждый из них представляет собой чудо, совершаемое Моше и Аароном. В нашей главе говорится о семи из этих десяти ударов. Сначала вода во всем Египте превращена в кровь — это первая «египетская казнь». Затем землю Египта и жилища египтян заполняют лягушки. Третьей казнью стало нашествие вшей на людей и скот. После этого удара египетские маги признали в действиях Моше перст Б-га, но фараон остался непреклонен. Четвертой казнью было нашествие на Египет хищных зверей, пятой — мор среди домашнего скота, шестой — воспаление кожи, переходящее в язвы, у людей и у скота, седьмой — град, уничтоживший растительность, скот, не угнанный с пастбищ, и египтян, которые после предупреждения не сочли нужным укрыться в доме. Сказано, что после шестой казни Всевышний «ожесточил» сердце фараона, т.е. придал ему упорство. При всех семи казнях евреи находились в особом положении: для них вода осталась водой, лягушки, вши, мор скота и язвы их не беспокоили. Особо оговорено, что две казни: нашествие хищных зверей и град — не коснулись земли Гошен, где жила основная часть евреев, как будто между Гошеном и остальным Египтом стояла невидимая стена.