Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
Человека, готового принимать критику, царь Шломо называет «мудрецом». Он даже утверждает, что такой мудрец полюбит критикующего.

Каждый нормальный человек стремится к совершенству. Кроме того, ему важно, чтобы его окружение тоже считало его совершенным. Его желание выглядеть безупречным распространяется на многие сферы: личность и качества характера, телосложение и внешний вид. Человек обращает большое внимание на свой внешний вид, и поэтому он останавливается у зеркала — последняя проверка перед тем, как выйти из дома, чтобы посмотреть, есть ли на лице или на одежде что-то требующее вмешательства.

Каждый человек, который идет по улице и ищет определенный адрес, будет благодарен тому, кто укажет ему, что он идет в обратную сторону, и искомый дом находится в противоположном направлении. Точно так же, человек обычно благодарен тому, кто выпрямит его смятый воротничок, спрятавшийся от его взгляда.

Но вот что удивительно: как раз критика в намного более важных и возвышенных областях, связанных с личностью и ценностями человека, сталкивается с сильным противодействием, с блокировкой и ограниченным восприятием. А иногда критикуемый даже начинает ненавидеть критика, как сказал царь Шломо «Не укоряй насмешника, чтобы он не возненавидел тебя» (Притчи 9:8).

Мало тех, кто способен принимать критику с любовью в той же мере, как они радуются, получая комплимент или подарок, хотя самый большой дар, который можно сделать человеку, — это развитие его личности. Человека, готового принимать критику, царь Шломо называет «мудрецом». Он даже утверждает, что такой мудрец полюбит критикующего — ведь тот способствовал его совершенствованию, как сказано в Притчах в продолжение стиха: «…укоряй мудреца, и полюбит тебя».

И здесь мы должны подчеркнуть: несмотря на всю важность конструктивной критики, которая помогает продвигаться вперед, правильно критиковать — это целое учение. Далее мы рассмотрим основы и принципы учения критики.

Уже Мудрецы, в свое время, отмечали связанные с критикой проблемы. «Сказал раби Элазар бен Азария: Удивлюсь я, если найдется в этом поколении тот, кто умеет критиковать». Раши объясняет: «Тот, кто умеет критиковать уважительно, чтобы лицо его (критикуемого) не изменилось».

Маараль объясняет недостаток квалифицированных критиков тем, что для критики необходима очень большая мудрость: «Чтобы критикуемый принял слова критика… нужна великая мудрость. Необходимо говорить ему приятные и логичные слова, чтобы те вошли в его сердце». (Нетивот олам, Нетив атохеха).

Раши и Маараль, таким образом, объясняют, что имел в виду раби Элазар бен Азария. Речь идет не о практической сложности высказать товарищу резкие слова, или сделать ему замечание по поводу его неприемлемого поведения, а об умении построить конструктивную критику, которая принесет человеку пользу и улучшит его. Именно это заповедала нам Тора в словах «укоряй твоего ближнего» (Ваикра 19:17).


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Тема дня
Недельная глава Ноах
Тематический обзор, посвященный недельной главе Ноах.
Ноах и Ноев Ковчег, Всемирный Потоп, потомки Ноаха после Потопа и строительство Вавилонской башни, появление на исторической арене праотца Авраама, основоположника монотеизма — вот далеко не полный спектр событий, охватываемых нашей недельной главой. Давайте рассмотрим ближе наиболее интересные и важные из них. Читать дальше

Ноах — цельный праведник

Рав Захария Матитьяу

Майсы

Общее разъяснение смысла потопа и разъяснение понятий «источники бездны» и «окна небесные»

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Ноах — муж праведный

Рав Захария Матитьяу

Творец управляет этим миром согласно общей и частной модели. Общее управление не распространяется на каждую особь в отдельности, тогда как частное принимает во внимание духовный статус и заслуги каждого человека. Понятия личности и коллектива в иудаизме переплетены.

К основам русского еврейства

Рав Сендер Урицкий

Разум был не в состоянии охватить две эти крайности: от энтузиазма Дунаевского до диссидентского подполья, с одной стороны, а с другой, внутренние позывы упорно находящейся в оппозиции ко всему еврейской души. Поэтому за родителями и дедами часто замечалась непоследовательность в суждениях.