Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
«Сказал рабби Иегошуа бен Леви: всякий, кто привык давать цдаку, удостоится мудрых и богатых сыновей.»Талмуд, трактат «Бава батра», 9а
Всевышний только дает Своим созданиям и ничего не получает от них. Человек чувствует себя неудобно и стыдится, когда должен получать от другого.

Греческий философ Аристотель исследовал известное явление: почему, когда человек дает что-то другому человеку, он любит получающего больше, чем тот любит дающего? Ведь логично было бы предположить, что принимающий должен любить дающего больше, чем дающий принимающего, так как он получил нечто, а от дающего что-то убыло?

Кроме того, возникает вопрос: почему дающий получает удовольствие от даяния больше, чем получающий от получения? Это явление наиболее отчетливо проявляется в отношениях между родителями и детьми.

На данный вопрос есть множество ответов. Вот некоторые из них:

  1. Поскольку человек сотворен «по образу и подобию Б-га», он в чем-то подобен Творцу мира. Так же как Всевышний только дает Своим созданиям и ничего не получает от них, так человек ощущает полноту самореализации, когда он дает, и чувствует себя неудобно и стыдится, когда должен получать от другого, поскольку это прямая противоположность путям Творца, Который не получает совершенно ничего.
  2. Рав Деслер в книге Михтав меЭлияу ответил таким образом: «Не даяние приходит вследствие любви, но любовь является следствием даяния».

Другими словами, при поверхностном взгляде на связь между любовью и даянием кажется, что когда любят кого-то, то удовлетворяют его потребности и дают ему желаемое. Это верно, но здесь есть нечто большее: любовь приходит и возрастает вследствие даяния: именно у дающего возникает и развивается любовь по отношению к получающему. Поскольку человек любит себя, он любит то, что есть в другом человеке от него. Это значит, что, прежде всего, он любит в другом полученную тем часть дающего. И чем больше получатель имеет от дающего, тем сильнее будет любовь дающего к получателю. Это, на самом деле, вполне эгоистическая любовь, но эгоизм в этом случае положительный.

Отсюда в большой мере проистекает любовь родителей к своим детям и любовь членов семьи друг к другу. Такой процесс может происходить не только по отношению к людям, но даже по отношению к неодушевленным предметам: у крестьянина, который любит плоды, выращенные своими руками, или у строителя, который любит дом, в который он вложил свои силы, энергию и старание.

  1. Сам Аристотель ответил на свой вопрос следующим образом. Причина, по которой дающий любит получающего больше, чем получающий любит дающего, в том, что, в то время как дающий дал бедному только медный грош, получатель наделил дающего достоинством. Это достоинство запечатлелось в его личности вследствие того, что нуждающийся получил от него монету. Другими словами, хотя у богача теперь нет монеты, и она находится в руках бедняка, но он удостоился чего-то гораздо большего: в личности богача теперь есть нечто более важное — духовное возвышение, которого он достиг, оказав помощь бедняку. Поэтому богач любит бедняка больше, чем бедняк богача, ведь он и получил больше.
  2. Поскольку человек по природе гордец, он чувствует себя приятно в ситуациях, при которых выражается его сила и величие. Слабость принимающего и тот факт, что он нуждается в дающем, придает дающему ощущение силы. Именно к этому ощущению он и стремится.

Всегда ли дающий получает удовольствие от даяния?

В любой ли ситуации он любит получателя?

В любом ли случае получатель стесняется принимать?

Если мы поразмыслим над процессами принятия и даяния, мы увидим, что иногда результат полностью противоположен. Мы обнаружим случаи, когда именно даяние ввергает дающего в депрессию и причиняет ему душевное страдание, а принятие может стать источником удовольствия. Ибо все сказанное выше об удовольствии, которое дающий получает от даяния, верно только в том случае, если он дает добровольно и доброхотно. Именно тогда даяние является выражением его величия, силы и возможности.

Но когда человека обязывают давать, принужденное даяние выражает его слабость, никчемность и отсутствие контроля за ситуацией с его стороны, — ведь ему не оставляют права на собственное мнение и на принятие решения относительно вещей, которые ему, на первый взгляд, принадлежат: его тела, личности и имущества.

Данное явление можно заметить у многих людей, который игнорируют просьбу супруга о помощи, но спешат помочь родственнику или соседу, обратившемуся к ним с какой-либо просьбой. Это происходит потому, что помощь супругу воспринимается как обязанность, или даже как обуза, и поэтому его просьба не стимулирует к действию, в то время как соседу помогают добровольно (и такая помощь даже приносит немного уважения), что является стимулом для того, чтобы откликнуться на его просьбу.

Из книги «Еврейский дом»

C любезного разрешения организации «Мишпаха кеАлаха»


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Тема дня
Недельная глава Ноах
Тематический обзор, посвященный недельной главе Ноах.
Ноах и Ноев Ковчег, Всемирный Потоп, потомки Ноаха после Потопа и строительство Вавилонской башни, появление на исторической арене праотца Авраама, основоположника монотеизма — вот далеко не полный спектр событий, охватываемых нашей недельной главой. Давайте рассмотрим ближе наиболее интересные и важные из них. Читать дальше

Ноах — цельный праведник

Рав Захария Матитьяу

Майсы

Общее разъяснение смысла потопа и разъяснение понятий «источники бездны» и «окна небесные»

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Ноах — муж праведный

Рав Захария Матитьяу

Творец управляет этим миром согласно общей и частной модели. Общее управление не распространяется на каждую особь в отдельности, тогда как частное принимает во внимание духовный статус и заслуги каждого человека. Понятия личности и коллектива в иудаизме переплетены.

К основам русского еврейства

Рав Сендер Урицкий

Разум был не в состоянии охватить две эти крайности: от энтузиазма Дунаевского до диссидентского подполья, с одной стороны, а с другой, внутренние позывы упорно находящейся в оппозиции ко всему еврейской души. Поэтому за родителями и дедами часто замечалась непоследовательность в суждениях.