Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
Во время семейной консультации Хая пожаловалась, что ее муж Давид часто делает какие-то вещи только, чтобы разозлить ее. И даже когда она просит его прекратить, он не перестает.

Позволю себе обратиться к читателю и попросить его немного поразмыслить над следующим вопросом: «Когда партнер по браку просит чего-то у вас, он хочет или нуждается?»

Весьма вероятно, что ответ будет: «Нуждается».

Даже если кто-то из читателей ответит: «Хочет», если подумает еще немного — придет к выводу, что супруг хочет того, в чем, как он считает, он нуждается. И на самом деле — в мире нет ничего, что можно было бы определить как желание, не содержащее в себе потребности. «Желание» — это, в основном, лишь форма обращения к другому человеку, в то время как внутреннее ощущение просителя всегда: «Мне нужно».

Автор этих строк исходит из предположения, что многим читателями, прежде чем они задумались над предложенным выше вопросом, казалось, что супруг «хочет», а не «нуждается». Это ощущение возникло из-за того, что, когда супруги просят чего-либо друг от друга, они делают это в требовательном тоне, который проистекает из убеждения «мне положено». Такой тон оставляет ощущение «хотения». Но на самом деле, супруг «нуждается», а не просто «хочет», и лишь его негативные качества характера и гордыня не позволяют ему представить себя как нуждающегося в помощи. Потому он и выражает свою просьбу как «желание» и тем самым усложняет задачу партнеру по браку.

Мы можем проанализировать воздействие требования по сравнению с просьбой на основе примера, с которым многие из читателей, несомненно, сталкивались. Водители ждут зеленого сигнала на перекрестке. Автомобили из среднего ряда должны ехать прямо, а из правого ряда — направо. Вдруг водитель из среднего ряда вспоминает, что ему нужно повернуть направо. Он быстренько перестраивается в правый ряд и встает перед стоящей у черты машиной.

Логично предположить, что водитель из правого ряда не станет молча сносить такое поведение. Он сопроводит это перестроение аккомпанементом гудка своего автомобиля, а то и цветистыми ругательствами. И даже если он и ничего не скажет вслух, то, наверняка, подумает: «Ты должен был подумать заранее о том, куда тебе надо ехать, а не втискиваться у меня перед носом».

Если же водитель из среднего ряда поведет себя по-другому: даст короткий гудок, обращая на себя внимание соседа, и жестом попросит того сделать одолжение и позволить ему повернуть направо, то, как показывает опыт, тот радушно позволит ему жестом, выражающим доброхотное «пожалуйста!», и даже улыбнется, показывая свою готовность пойти навстречу.

На первый взгляд, различие в реакции водителя, стоящего в правом ряду, непонятны. Как в первом случае, так и во втором, всем очевидно, что водитель из среднего ряда должен был повернуть направо, но случайно забыл об этом и встал не в свой ряд. Почему же в первом случае это так раздражает?

Дело в том, что у стоящего в правом ряду — ангельская душа, он очень хочет помочь ближнему и получает от этого удовольствие. В то же время, он наделен и качествами «хищника», который никому не позволит отодвинуть его в сторону. В первом случае, автомобилист своим перестроением как бы сказал: «Я хочу!», и тем самым запустил «фактор соперничества», который ограничивает и блокирует внутреннего «ангела» и пробуждает внутреннего «хищника».

А во втором случае, перестроение сопровождалось просьбой, которая транслировала сообщение: «Мне нужно», «Я нуждаюсь в тебе», «Я несчастный» или «Я ошибся и мне нужна помощь, пожалуйста, помоги мне!» А, как известно, люди любят помогать несчастным и нуждающимся в помощи. Ведь своей просьбой о помощи он как бы заявил, что водитель из правого ряда сильнее. Тем самым он нейтрализовал фактор соперничества, который блокирует его внутреннего «ангела».

То же самое происходит и в семейных отношениях. Когда один из супругов обращается к другому просьбой, у того возникает вопрос: «Обязан ли я удовлетворять твою просьбу?» Другими словами, просьба, а особенно требование, возбуждает «фактор соперничества» и блокирует готовность давать. Но если каждый из них четко уяснит себе, что на самом деле его супруг не есть «человек желающий», но «человек нуждающийся», то готовность давать усилится.

Подобный же результат будет достигнут, если просящий при обращении с какой-либо просьбой даст понять: «Я нуждаюсь» вместо «Я хочу».

Всем состоящим в браке людям необходимо понять, что большую часть потребностей человека — материальных, духовных и эмоциональных —не в состоянии обеспечить ни один человек на свете, кроме его мужа или жены. Такое понимание снижает высоту естественных барьеров, которые мешают даянию, и тогда выполнять просьбы супруга становится гораздо проще.

Во время семейной консультации Хая пожаловалась, что ее муж Давид часто делает какие-то вещи только, чтобы разозлить ее. И даже когда она просит его прекратить, он не перестает.

Ответ Давида: «Я не знаю, о чем она говорит! Не помню, чтобы я когда-либо делал что-то подобное!»

Хая очень разозлилась и сказала: «Если Давид так говорит, это значит, что он пришел на консультацию без какого-либо желания раскрыть негативные стороны своего поведения». Она была так сердита, что не смогла привести какие-либо примеры таких случаев. Не имея другого выхода, я обратился к Давиду и спросил его: «Есть ли вещи, которые вы делаете, поскольку чувствуете в этом необходимость, а вашу жену это раздражает?» Немного подумав, Давид вспомнил: «Мы спорим о том, включать ли кондиционер. Мне тяжело без него, а Хае тяжело находиться в доме, когда кондиционер работает».

Здесь вмешалась Хая: «Я как раз такие вещи не имею в виду, и я могу понять позицию Давида. Но, например, когда Давиду хочется петь, он не просто мурлычет себе под нос, а кричит. Даже когда я прямо прошу его петь тише, он не делает этого. Это особенно заметно, когда наша маленькая дочь спит, и я боюсь, что он ее разбудит. Сколько я ни прошу его, он не прекращает петь… специально, чтобы разозлить меня!»

Я обратился к Хае и спросил ее: «А может ли быть, что Давид громко поет, чтобы расслабиться, а вовсе не для того, чтобы вас позлить?» Я продолжил развивать свою мысль: «Возможно, что, поскольку он видит в этом возможность расслабиться, а вы ругаете его, у него развивается ощущение, что вы пытаетесь им управлять?»

Хая помолчала некоторое время, а потом сказала: «Возможно, вы правы! Может быть, я неправильно относилась к этому. Возможно, это действительно для него способ расслабиться. Я вспоминаю, что Давид сам объяснил свое поведение как возможность расслабиться».

Давид внимательно следил за моей беседой с его женой, и когда он увидел, что она принимает его поведение как возможность расслабиться, вмешался и сказал: «Если тебе это так мешает, я прекращу громко петь».

Противоположные позиции, за которые боролись Давид и Хая, заключались в том, что Хая считала, что Давид хочет петь, а Давид думал, что Хая хочет управлять им и решать за него, что ему делать и от чего воздерживаться. Но когда каждый из них понял, что супруг «нуждается» (а не «хочет») делать то, что делает, каждый из них был готов пойти навстречу другому.

Из книги «Еврейский дом»

C любезного разрешения организации «Мишпаха кеАлаха»


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Тема дня

Недельная глава Корах

Глава повествует о том, как Корах и его сообщники подняли мятеж против Моше и Аарона.
Корах и его сообщники поднял мятеж против Моше и Аарона. Действительно ли они жаждали справедливости, как гласили их лозунги, или же истинные, скрытые мотивы бунтовщиков носили иной характер? Читать дальше