Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Душа человека — как пламя свечи: иногда горит ярко, иногда гаснет»Бешт
На нас возложена обязанность рассказывать об Исходе из Египта, и кто больше расскажет, тому хвала

В работе над душевными качествами различают несколько уровней. Первый уровень — это «преодоление» плохого качества, а потом от человека требуется «сокрушить» это качество. О чем идет речь?

Несмотря на то, что человек преодолел себя и пошел на уступки в том, в чем ему было очень тяжело уступить, он все еще остается поражен плохим качеством. Именно поэтому от него требуется сокрушить это качество. Лишь тогда он сможет уступить по-настоящему и освободиться от плохого качества, которое поражает его. Тем не менее, он всё еще не достиг ступени, которой на самом деле должен достичь — «исправления» качества. Это исправление состоит в том, чтобы добиться настолько сильного самоконтроля, при котором у человека уже не остается никакой связи с этим качеством. Например, он был очень вспыльчив, но интенсивно работал над собой и достиг состояния, при котором это качество исправлено — он не вспыльчив, ему не приходится преодолевать себя и сдерживаться, потому что это качество теперь не имеет к нему никакого отношения. Теперь он самый спокойный, самый безмятежный человек, никакая вещь в мире не может его разозлить. И об этом сказал царь Давид, мир ему: «Сердце моё пусто во мне». Т.е. страсть уже не внутри человека — она находится в его руке, потому что он прошел и преодолел всё, чем страсть соблазняла его. И теперь его просто невозможно соблазнить, потому что все страсти и все душевные качества исправлены.

Рабейну Йона написал об этом в своей книге «Врата раскаяния» (Первые врата, п. 10): «…Знать Его, трепетать перед Ним , властвовать над телом и над всеми его проявлениями, как властвуем над остальными животными, которые не говорят». Эти слова можно объяснить так: мы должны властвовать над всеми нуждами тела и его желаниями полной властью и привести себя к такому состоянию, когда праведное поведение на основе исправленных качеств будет для нас чем-то естественным, подобно тому, как животные действуют согласно их природе и не могут по-другому. Муравей не может лениться, поскольку такова его природа — так пусть развивает человек в себе качество расторопности, до такой степени, что оно станет частью его природы, и тогда он уже не будет способен лениться, а его прежняя страсть вообще потеряет всякую власть над ним.

Сказанное выше верно в отношении всех побуждений и душевных свойств человека, кроме одной вещи, которую человек никогда не может приобрести себе насовсем и которая требует от нас постоянно и много работать в течение всей жизни, никогда не расслабляясь, потому что стоит нам немного расслабиться, и мы сразу же начинаем падать. И это уникальное свойство души — вера. Всю свою жизнь должен человек работать над ней и укоренять её в себе, постоянно возвращаться к уже известному и понятому, чтобы освежать в памяти и учить заново.

В Пасхальной Агаде, которую мы читаем и обсуждаем во время Седера, сказано:

«Рабами мы были у фараона в Египте, и Гсподь, Б-г наш, вывел нас оттуда рукою крепкой и мышцей простертой. И если бы Святой, Благословен Он, не вывел наших предков из Египта, то мы с детьми и внуками нашими были бы порабощены фараоном в Египте. И даже если все мы мудры, все мы разумны, все мы в почтенном возрасте, все мы знатоки Торы, на нас возложена обязанность рассказывать об Исходе из Египта. И кто больше расскажет, тому хвала». Эти слова Агады как раз о работе над качеством веры. «На нас возложена обязанность рассказывать об Исходе из Египта, и кто больше расскажет, тому хвала» — принцип необходимости прилагать постоянные усилия для обновления и усиления веры, который действует постоянно. «И даже если все мы мудры», т.е. знаем Агаду, «все мы разумны», т.е. можем логически вывести одно из другого, «все мы в почтенном возрасте», т.е. уже слышали и читали Агаду около 70 раз, «все мы знатоки Торы», т.е. знаем в мельчайших подробностях все законы ночи Седера и все объяснения текста Агады, которые приводят комментаторы, и даже все различия в обычаях разных общин — принцип не изменится.

Сразу следом за изложением самого принципа Агада дает пример, который призван проиллюстрировать абсолютный характер данного принципа: «Вот что случилось однажды с раби Элазаром и раби Йеошуа и раби Элазаром бен Азарья, и раби Акивой и раби Тарфоном. Восседая [на Седере] в БнейБраке, они рассказывали об Исходе из Египта всю ночь, пока не пришли их ученики и не сказали им: учителя наши, настало время утреннего чтения “Шма”.»

Раби Элазар был признанным главой поколения, раби Йеошуа считался одним из наиболее выдающихся мудрецов Торы своего времени, а раби Элазар бен Азарья был главой Санэдрина — три великих мудреца и двое самых выдающихся их учеников — раби Акива и раби Тарфон — всю ту ночь рассказывали об Исходе из Египта. Это был далеко не первый их Седер, эти часы они могли бы посвятить погружению в другие темы и разделы Закона, могли бы проучить несколько трактатов. Поэтому Агада, приводя эту историю, учит нас, что вера требует от любого человека, и даже от величайших из людей, постоянных усилий на протяжении всей жизни.

Вся ночь Исхода — она вера и способствует укреплению веры. Поэтому обязала нас Тора использовать это время, чтобы вновь и вновь укоренять и усиливать наше владение «искусством» веры — нашей веры в Благословенного Творца, чтобы хвалить и прославлять Его за все, что Он сделал и продолжает делать для нас в течение всех поколений. И заповедовано нам упоминать в эту ночь и о тех чудесах, которые сделаны лично для нас.

И если внимательно посмотреть, то можно заметить, что таков путь Агады: в начале декларация нашей веры в Исход из Египта, а в продолжение — слова о том, что «в каждом поколении встают желающие нас погубить, но Святой, Благословен Он, спасает нас от руки их». И лишь после этого приходит черед заповедей этого дня, предваряющих праздничную трапезу: маца (хлеб бедности) и горькая зелень — то, что напоминает нам о нашем положении до Исхода и о чуде Бжественного спасения. И в конце мы говорим: «поэтому мы обязаны благодарить Тебя», поем «Алель». После «Алеля» мы произносим особое благословение «Душа всего живого», в котором признаем: «Если бы гортань наша была полна песен, как море, и язык наш песнопений, — как гул его волн, и уста наши восхвалений, как ширь небес; и если бы глаза наши светили, как солнце и месяц, а руки наши были бы распростерты, как орлы в поднебесье, а ноги наши — легки, как у газели, — и тогда мы бы не смогли отблагодарить тебя, Гсподи, Бже наш и Бг наших предков, и благословить имя Твое даже за одну миллионную частицу благодеяний, которые Ты оказал отцам нашим и нам». В Пасхальный Шабат (в диаспоре — на восьмой день Праздника) читается «Песнь песней» царя Шломо, которая суть вся — о любви Израиля к Святому, Благословен Он, и о Его любви к нам.

И да будет на то Его воля, чтобы уже в этом году мы удостоились есть от мирных и пасхальных приношений, кровь которых коснется стенки жертвенника, и ощутили прилив веры в Храме, в отстроенном Иерусалиме.

Из журнала «Мир Торы»


Глава повествует о перипетиях в жизни праотца Яакова: о знаменитой «лестнице в небо» — пророческом сне Яакова, о его встрече с Рахель, пребывании Яакова в доме Лавана, женитьбе и рождении детей, будущих прародителей колен Израилевых. Читать дальше

Недельная глава Ваеце

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

По материалам газеты «Исток»

Избранные комментарии на недельную главу Ваеце

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г находится вместе с нами. Яаков почувствовал это, увидив сон о лестнице, ведущей в небо. Этот мир полон соблазнов, но следует помнить, что присутствие Творца помогает справиться с ними.

Все, что произошло между Яаковом и Эсавом, произошло затем между потомками Эсава и потомками Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

События, произошедшие с Яаковом и Эсавом, служат предысторией всего того, что переживали их потомки. Многовековое противодействие присутствует и в наши дни.

Четыре жены Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

От четырех жен Яакова произошли двенадцать колен. Это не случайное стечение обстоятельств, а воля Б-га.