Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
На нас возложена обязанность рассказывать об Исходе из Египта, и кто больше расскажет, тому хвала

В работе над душевными качествами различают несколько уровней. Первый уровень — это «преодоление» плохого качества, а потом от человека требуется «сокрушить» это качество. О чем идет речь?

Несмотря на то, что человек преодолел себя и пошел на уступки в том, в чем ему было очень тяжело уступить, он все еще остается поражен плохим качеством. Именно поэтому от него требуется сокрушить это качество. Лишь тогда он сможет уступить по-настоящему и освободиться от плохого качества, которое поражает его. Тем не менее, он всё еще не достиг ступени, которой на самом деле должен достичь — «исправления» качества. Это исправление состоит в том, чтобы добиться настолько сильного самоконтроля, при котором у человека уже не остается никакой связи с этим качеством. Например, он был очень вспыльчив, но интенсивно работал над собой и достиг состояния, при котором это качество исправлено — он не вспыльчив, ему не приходится преодолевать себя и сдерживаться, потому что это качество теперь не имеет к нему никакого отношения. Теперь он самый спокойный, самый безмятежный человек, никакая вещь в мире не может его разозлить. И об этом сказал царь Давид, мир ему: «Сердце моё пусто во мне». Т.е. страсть уже не внутри человека — она находится в его руке, потому что он прошел и преодолел всё, чем страсть соблазняла его. И теперь его просто невозможно соблазнить, потому что все страсти и все душевные качества исправлены.

Рабейну Йона написал об этом в своей книге «Врата раскаяния» (Первые врата, п. 10): «…Знать Его, трепетать перед Ним , властвовать над телом и над всеми его проявлениями, как властвуем над остальными животными, которые не говорят». Эти слова можно объяснить так: мы должны властвовать над всеми нуждами тела и его желаниями полной властью и привести себя к такому состоянию, когда праведное поведение на основе исправленных качеств будет для нас чем-то естественным, подобно тому, как животные действуют согласно их природе и не могут по-другому. Муравей не может лениться, поскольку такова его природа — так пусть развивает человек в себе качество расторопности, до такой степени, что оно станет частью его природы, и тогда он уже не будет способен лениться, а его прежняя страсть вообще потеряет всякую власть над ним.

Сказанное выше верно в отношении всех побуждений и душевных свойств человека, кроме одной вещи, которую человек никогда не может приобрести себе насовсем и которая требует от нас постоянно и много работать в течение всей жизни, никогда не расслабляясь, потому что стоит нам немного расслабиться, и мы сразу же начинаем падать. И это уникальное свойство души — вера. Всю свою жизнь должен человек работать над ней и укоренять её в себе, постоянно возвращаться к уже известному и понятому, чтобы освежать в памяти и учить заново.

В Пасхальной Агаде, которую мы читаем и обсуждаем во время Седера, сказано:

«Рабами мы были у фараона в Египте, и Гсподь, Б-г наш, вывел нас оттуда рукою крепкой и мышцей простертой. И если бы Святой, Благословен Он, не вывел наших предков из Египта, то мы с детьми и внуками нашими были бы порабощены фараоном в Египте. И даже если все мы мудры, все мы разумны, все мы в почтенном возрасте, все мы знатоки Торы, на нас возложена обязанность рассказывать об Исходе из Египта. И кто больше расскажет, тому хвала». Эти слова Агады как раз о работе над качеством веры. «На нас возложена обязанность рассказывать об Исходе из Египта, и кто больше расскажет, тому хвала» — принцип необходимости прилагать постоянные усилия для обновления и усиления веры, который действует постоянно. «И даже если все мы мудры», т.е. знаем Агаду, «все мы разумны», т.е. можем логически вывести одно из другого, «все мы в почтенном возрасте», т.е. уже слышали и читали Агаду около 70 раз, «все мы знатоки Торы», т.е. знаем в мельчайших подробностях все законы ночи Седера и все объяснения текста Агады, которые приводят комментаторы, и даже все различия в обычаях разных общин — принцип не изменится.

Сразу следом за изложением самого принципа Агада дает пример, который призван проиллюстрировать абсолютный характер данного принципа: «Вот что случилось однажды с раби Элазаром и раби Йеошуа и раби Элазаром бен Азарья, и раби Акивой и раби Тарфоном. Восседая [на Седере] в БнейБраке, они рассказывали об Исходе из Египта всю ночь, пока не пришли их ученики и не сказали им: учителя наши, настало время утреннего чтения “Шма”.»

Раби Элазар был признанным главой поколения, раби Йеошуа считался одним из наиболее выдающихся мудрецов Торы своего времени, а раби Элазар бен Азарья был главой Санэдрина — три великих мудреца и двое самых выдающихся их учеников — раби Акива и раби Тарфон — всю ту ночь рассказывали об Исходе из Египта. Это был далеко не первый их Седер, эти часы они могли бы посвятить погружению в другие темы и разделы Закона, могли бы проучить несколько трактатов. Поэтому Агада, приводя эту историю, учит нас, что вера требует от любого человека, и даже от величайших из людей, постоянных усилий на протяжении всей жизни.

Вся ночь Исхода — она вера и способствует укреплению веры. Поэтому обязала нас Тора использовать это время, чтобы вновь и вновь укоренять и усиливать наше владение «искусством» веры — нашей веры в Благословенного Творца, чтобы хвалить и прославлять Его за все, что Он сделал и продолжает делать для нас в течение всех поколений. И заповедовано нам упоминать в эту ночь и о тех чудесах, которые сделаны лично для нас.

И если внимательно посмотреть, то можно заметить, что таков путь Агады: в начале декларация нашей веры в Исход из Египта, а в продолжение — слова о том, что «в каждом поколении встают желающие нас погубить, но Святой, Благословен Он, спасает нас от руки их». И лишь после этого приходит черед заповедей этого дня, предваряющих праздничную трапезу: маца (хлеб бедности) и горькая зелень — то, что напоминает нам о нашем положении до Исхода и о чуде Бжественного спасения. И в конце мы говорим: «поэтому мы обязаны благодарить Тебя», поем «Алель». После «Алеля» мы произносим особое благословение «Душа всего живого», в котором признаем: «Если бы гортань наша была полна песен, как море, и язык наш песнопений, — как гул его волн, и уста наши восхвалений, как ширь небес; и если бы глаза наши светили, как солнце и месяц, а руки наши были бы распростерты, как орлы в поднебесье, а ноги наши — легки, как у газели, — и тогда мы бы не смогли отблагодарить тебя, Гсподи, Бже наш и Бг наших предков, и благословить имя Твое даже за одну миллионную частицу благодеяний, которые Ты оказал отцам нашим и нам». В Пасхальный Шабат (в диаспоре — на восьмой день Праздника) читается «Песнь песней» царя Шломо, которая суть вся — о любви Израиля к Святому, Благословен Он, и о Его любви к нам.

И да будет на то Его воля, чтобы уже в этом году мы удостоились есть от мирных и пасхальных приношений, кровь которых коснется стенки жертвенника, и ощутили прилив веры в Храме, в отстроенном Иерусалиме.

Из журнала «Мир Торы»


Пророк Ирмияу (Еремия) был свидетелем разрушения Первого Храма. Эту трагедию он оплакал в свитке Эйха. Пророк описывает ужасные картины гибели Иерусалима и бедствия, охватившие еврейский народ. Читать дальше