Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«В большинстве моих высказываний вы найдёте лишь то, что большинство людей знают и в чём не сомневаются. Но в той же мере, в какой эти слова хорошо известны и их истинность очевидна, так же вполне обычно, что о них забывают»Рамхаль — Рав Моше Хаим Луццато, «Путь праведных»
Если отцеубийство вызывало чувство вины, значит, люди чувствовали, что не должны были его совершать; если они этого не чувствовали, то чувство вины не могло возникнуть.

Читатель, который предпочитает более эмпирическую аргументацию, может утешаться мыслью, что это последний приводимый здесь интуитивный аргумент. Однако нам хотелось бы отметить, что именно он является, вероятно, одним из самых убедительных среди интуитивных аргументов. Некоторые аспекты этого доказательства уже были даны в нашей книге и, без сомнения, еще не раз будут упомянуты. Для современного человека, оказавшегося где-то на полпути между религиозным скептицизмом и чувством морального долга, этот аргумент послужит надежным пропуском для возвращения в мир религии. И поскольку основные моменты доказательства от «морального закона» красноречиво суммированы мудрым защитником ортодоксальной веры К. С. Льюисом, мы полностью процитируем его слова:

«Все человеческие существа на протяжении истории признавали какую-нибудь мораль; это означает, что они ощущали по поводу некоторых предложенных действий чувства, выраженные словами “я должен” или “я не должен”. Эти чувства… не могут быть логически выведены из фактов жизненного опыта или внутренних переживаний человека. Вы можете как угодно долго играть словами “я хочу”, “меня заставляют”, “мне советуют” или “я не смею” — и не получите ни малейшего намека на “должен” или “не должен”…

Попытки вывести моральный опыт из чего-то еще напоминают попытки небезызвестного психоаналитика извлечь его из доисторического отцеубийства. Если отцеубийство вызывало чувство вины, значит, люди чувствовали, что не должны были его совершать; если они этого не чувствовали, то чувство вины не могло возникнуть. Мораль… это прыжок, совершая который, человек выходит за пределы чего-то, что может быть “дано” в фактах жизненного опыта. И она имеет одну особенность, слишком замечательную, чтобы не обратить на нее внимание: в разных человеческих сообществах господствуют различные моральные законы (хотя, по существу, они отличаются не так сильно, как утверждают), но все они единодушно предписывают определенные правила поведения. Однако людям далеко не всегда удается следовать этим правилам, и, осужденные собственным этическим кодексом, люди испытывают чувство вины. (Человечество обладает) …сознанием не просто морального закона, но морального закона предписанного и нарушаемого. Это сознание не является ни логическим, ни нелогическим выводом из жизненного опыта. Если мы не привнесли его в нашу жизнь, мы не найдем его там. Это либо необъяснимая иллюзия, либо Откровение».20

Другими словами, как писал Достоевский: «Если Б-га нет, то все дозволено». Для любого логически мыслящего человека истинность этого утверждения очевидна. Ничто, кроме света Б-жественной истины, не может быть достаточно убедительной причиной, по которой обман, воровство, насилие, убийство и т. д. должны быть осуждены.

Как и раньше, я даю читателю право отвергнуть этот аргумент. Возможно, некоторые действительно уверены, что не существует объективного стандарта для определения сравнительной человеческой ценности Адольфа Эйхмана и Альберта Швейцера. Возможно, где-то есть человек, у которого чувства реальности, добра и зла настолько деформированы, что он не в состоянии оценить по какой-то абсолютной шкале, что принесли человечеству Джек Потрошитель и Луи Пастер. Однако большинство людей на этом этапе доказательства с готовностью должны признать, что «моральный закон» — убедительное свидетельство могучей, как Откровение, силы истины, о которой сказано: «…законы Б-га истинны и справедливы в единстве».21

Онтологическое доказательство

Это доказательство — один из самых захватывающих аргументов, когда-либо предложенных в пользу существования Б-га. Для некоторых мыслителей оно является наиболее убедительным подтверждением реальности Создателя, для других — полностью лишено смысла. То, что способно породить настолько полярные мнения, не может не быть увлекательным.

Рассказывают, что в юности Бертран Рассел много времени посвятил размышлениям над сутью онтологического аргумента. И проник в его смысл совершенно неожиданно, во время долгой прогулки по лесу. «Звук! — радостно воскликнул он. — Онтологическое доказательство это звук!»… Как видите, этот аргумент весьма не прост.

Онтологическое доказательство было впервые предложено Ансельмом, архиепископом Кентерберийским, в его известной работе Прозлогион.

Первый вариант доказательства вкратце формулируется так: «Б-г это Существо, совершеннее и могущественнее которого нельзя представить. И если бы мы могли представить более совершенное существо, чем то, которое мы представляли раньше, а именно Б-га, тогда Он уже больше не будет этим Существом, самым совершенным и могущественным. Это было бы логическим противоречием и абсурдом. Поэтому самое совершенное и могущественное существо, которое только можно представить, должно быть реальностью».

Во втором варианте аргумент сфокусирован на самой сути Совершенства Б-га: «Б-г это Существо, совершеннее и могущественнее которого нельзя представить, и считают, что Он существует. Если бы можно было считать, чо упомянутое существо не существует, это было бы то же самое, как если бы думали, что есть более великое существо, что является противоречием».

Неопровержим ли онтологический аргумент или это логически несостоятельное рассуждение по кругу? Философы веками обсуждали этот вопрос. Я лично не нахожу аргумент неоспоримым, но читателю, который хотел бы проследить развитие этого аргументы, удобнее начать знакомство с ним, обратившись к книге Чарльза Хартшоуна «Открытие Ансельма».22 Есть много путей к Живому Б-гу, и мое nihil obstat почти наверняка не требуется, чтобы выбрать один из них. (Дальнейшие справки по онтологическому аргументу можно найти в примечаниях к этой главе).

С разрешения издательства Швут Ами


Недельная глава «Лех Леха» начинается с того, что Всевышний приказывает нашему праотцу Аврааму оставить родину и пойти в Кнаан («И сказал Г‑сподь Авраму: иди из земли твоей…»). Читать дальше

Десять знаков того, что Авраам достиг уровня разумной души

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Уровень Авраама идеально соответствовал уровню разумной человеческой души. Подтверждением этому являются поступки праотца, упомянутые в Торе.

Мидраш рассказывает. Недельная глава Лех Леха 2

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы

Лот, дочери и сыновья. Недельная глава Лех Леха

р. Ури Калюжный

Лот не был праведником, мягко говоря. Он поселился в Сдоме, столице грешников. Почему же Всевышний решил спасти его от участи других горожан? И почему Лот так неадекватно повел себя после спасения?

Избранные комментарии на недельную главу «Лех Леха»

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Творец обещает Аврааму сделать его потомство «великим народом». Натуральный ход событий препятствует этому, чтобы народы мира поняли — евреи обязаны своим благополучием только лишь Всевышнему.