Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
Есть люди, которым тяжело попросить прощения у супруга, в то время как у коллег или у клиентов — легко. Более того, они ощущают духовный подъем в тот момент, когда просят прощения.

В предыдущих главах были приведены советы и идеи, как нужно действовать, чтобы подтолкнуть обидчика к тому, чтобы попросить прощения. Это были советы о косвенном поощрении. Но предпочтительнее напрямую поощрять супруга приносить извинения.

Как мы уже сказали, сложности с извинениями проистекают, в частности, из того, что когда человек просит прощения, он представляет себя «маленькой», незначительной личностью, которая оступилась. В результате такого опасения, многие предпочитают откладывать извинения снова и снова, несмотря на то, что атмосфера в доме весьма напряженная. Поэтому супруг, который хочет поддерживать положительную атмосферу в семье и дать своему партнеру по браку возможность извиняться без сопутствующих этому сложностей, может сделать это следующим образом. Когда случается, что супруг сделал нечто негативное в доме, не слишком, впрочем, тяжкое, и поэтому позволил себе извиниться, очень стоит отреагировать и сказать: «Я поражен твоей смелостью и решимостью извиниться! Это показывает силу твоей личности!»

Такое или подобное высказывание превращает извиняющегося из оступившегося и незначительного человека в особенную личность. В результате этого, когда он в другой раз обидит супруга более серьезно, и ему будет очень сложно в этом признаться, воспоминание о предыдущем инциденте облегчит задачу.

Есть люди, которым тяжело попросить прощения у супруга, в то время как у коллег или у клиентов — легко. Более того, они ощущают духовный подъем в тот момент, когда просят прощения. Им кажется, что человек, которому они принесли извинения, очень ценит их вследствие этого. Такая ситуация доказывает, что трудность и легкость примирения относительны и зависят от восприятия того, у кого просят прощения.

Есть еще одно объяснение данного явления. В большинстве случаев, когда просят прощения у чужого человека, он отвечает мягко: «Ну, что Вы? Не за что просить прощения» или «Ничего не случилось!» Просящий подсознательно чувствует, еще до просьбы, что именно так пострадавший отреагирует на его извинения. С другой стороны, когда просят прощения у супруга, в его реакции не проскальзывает, что не за что извиняться; наоборот, он хочет дать понять, — возможно, не всегда словами — у тебя очень даже есть, за что просить прощения! В результате, мотивация просить прощения снижается.

Через книгу Томер Двора раби Моше Кордоверо красной нитью проходит мысль, что люди должны как бы уподоблять свое поведение поведению Творца. Как одно из таких качеств, он упоминает взаимоотношения, которые должны быть между просящим прощения и извиняющим:

Всевышний не поступает подобно людям: если один человек прогневил другого, то, даже если он потом мирится с ним, он уже не может любить его так же сильно, как раньше. Но если человек согрешил и затем раскаялся, Всевышний ценит его еще больше, чем до этого.

Об этом сказано в Талмуде (Брахот 34): «На том месте, где стоят раскаявшиеся грешники, не могут стоять даже совершенные праведники».

Таким же образом человек должен вести себя со своим ближним. Не держать на него зла по поводу ссоры в прошлом, а наоборот, увидев, что ближний ищет примирения и дружбы, относиться к нему с еще большим милосердием и любовью, чем раньше. Нужно сказать себе: «Он для меня — как раскаявшийся грешник, на месте которого не может стоять даже совершенный праведник», и приближать его к себе даже больше, чем «совершенных праведников» — тех людей, которые никогда против него не грешили.

Когда мы стоим перед Творцом мира, чтобы просить прощения за наши грехи и упущения, нам следует помнить слова Мудрецов, несомненно внушенные Духом святости: «Тому, кто пересиливает себя и прощает, прощаются все грехи».

Если мы не будем прощать товарищам или супругам, полностью и от всего сердца, то по какому праву мы будем просить от Прощающего Царя, чтобы Он простил нас и искупил наши грехи?

В одной из своих лекций по еврейской этике раби Хаим Шмулевич рассказывал: Во время Шестидневной войны, в июне 1967 года, я сидел в бомбоубежище ешивы, на линии фронта, когда страх витал в воздухе, звуки падающих снарядов оглушали, все сидели, погруженные в себя, и чтение Псалмов наполняло весь зал.

Вдруг я услышал слова одной несчастной женщины, муж которой вот уже как десять лет покинул ее, и она осталась «соломенной вдовой» с разбитым сердцем. В тот час эта несчастная горько возопила: «Владыка мира! Я прощаю своему мужу за все страдания, позор и боль, которые он причинил мне в течение всех этих лет. Прости и Ты, Властелин мира, всем сидящим в этом бомбоубежище все их грехи, как я прощаю своему мужу от всей души».

И раби Хаим закончил: «Если мы, сидящие в том бомбоубежище, остались в живых и спаслись от вражеских снарядов, то это в заслугу этой несчастной соломенной вдовы, которая преодолела свои обиды и простила преступления мужа. Именно она склонила весы в сторону жизни!»

Из книги «Еврейский дом»

C любезного разрешения организации «Мишпаха кеАлаха»


Нравится!
Поделиться ссылкой:

Тема дня

Тазриа

Читать дальше