Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Известно, что многие дети, которых родители и педагоги заставляли поступать весьма и весьма правильно, став самостоятельными, ступили на иной путь и ушли в отступничество. Почему же они не поступали так, как, вроде бы, привыкли поступать, т.е. в соответствии со своими же поступками?

Один из основных законов педагогики гласит, что внешняя деятельность человека оказывает сильное влияние на его внутренний мир. Это значит, что не только деятельность человека обусловлена его душевными побуждениями, но и наоборот: действия человека влияют на формирование его души. Оказанное кому-то благодеяние — не только проявление добрых начал в душе человека, но и мощное средство формирования этих самых добрых начал; заповедь, выполненная со скромностью, укрепляет в человеке скромность; уклонение от греха — не только результат страха перед Небесами и способности к самоограничению, но и способ выработать в себе эти качества.

Наши мудрецы формулировали этот закон так: «Человек действует в соответствии со своими поступками», ибо «за делами тянутся сердца» (Сефер ахинух — Книга воспитания, 16).

Реальность, казалось бы, не подтверждает этой истины. Известно, что многие дети, которых родители и педагоги заставляли поступать весьма и весьма правильно, став самостоятельными, ступили на иной путь и ушли в отступничество. Почему же они не поступали так, как, вроде бы, привыкли поступать, т.е. в соответствии со своими же поступками? Почему многие годы жизни по Торе и в страхе перед Небесами не породили у них привычки и потребности жить по законам Торы?

Вопрос этот не нов.

Когда-то похвалой «казак» награждали обладателя таких качеств, как решительность и безграничная преданность делу. Ведь казачьи сотни отличались невероятной стремительностью набегов и ни с чем не сравнимой самоотверженностью, с которой преодолевали все препятствия на своем пути.

Как ни поразительно, те же казаки, отойдя от «дел», становились символами лености, неповоротливости, непроходимой тупости. На старости лет они проводили жизнь в абсолютном безделье, на лежанках и в кабаках.

Почему же казаки не действовали в соответствии с собственными поступками? Почему они не жили всю жизнь так, как привыкли жить за четверть века царской службы?

Таким вопросом задавался благословенной памяти наш учитель Хофец Хаим. Вот какой он дал ответ. Эти вояки всегда стремились именно к лежанке! Всю свою жизнь они считали дни до конца службы, когда они будут принадлежать сами себе.

Иными словами, поступки влияют на душу человека не прямо, а опосредованно. И посредник здесь — сила внутреннего желания. Отсутствие желания, т.е. выполнение навязанных действий, не просто затрудняет влияние поступков на сознание, хуже — оно ему вредит! Именно потому, что казаки безотказно несли бремя службы, сбросив его, они самозабвенно предавались безделью.

Связь между миром действий и духовным миром — не прямая. Мы можем сталкиваться с разительным противоречием одного с другим. Внешние силы не в состоянии подчинить себе ни в чем не связанную душу. Если наше тело подчиняется внешним влияниям, то душа, напротив, восстает против них. Сила этого противостояния прямо пропорциональна силе внешнего нажима. Когда внешние влияния сходят на нет, человека полностью подчиняют себе внутренние силы противостояния.

Все сказанное обобщает максима: «Чем ярче внешнее проявление, тем больше в нем сокрытого». Именно это сокрытое и есть причина всех бед, о которых говорилось выше. Таким образом, напрашивается печальный вывод: усилия воспитателей зачастую приводят к обратным результатам. Может оказаться, что именно интенсивность затраченных усилий приносит вред, а не пользу.

Как уже говорилось, очень уж часто родители недоуменно разводят руками: «Мы ведь старались! Мы столько сил потратили как раз на это, и именно в этом потерпели поражение! Как же так?»

Один из отступников, когда ему задали такой вопрос, удивился: — Что же тут непонятного? Именно потому, что меня заставляли, теперь, когда я самостоятелен, я хочу чувствовать себя свободным!

Я не хочу делать ничего, что напоминало бы мне ужасное время, когда меня понукали!

Ему возразили: — Но ведь ты ежедневно накладываешь тфилин, хотя это тоже тебя заставляли делать?

— Неправда, — ответил парень, — тфилин я начал накладывать сам, и делал это с удовольствием! Помню, мне нравился даже запах новых тфилин! Я испытывал гордость и радость, когда накладывал их! Никогда не было такого, чтобы меня приходилось заставлять накладывать тфилин!

— И нет ничего, к чему тебя приучали насильно, что ты бы продолжал делать сейчас?

После некоторого раздумья парень признал, что кое-что из того, что его заставляли делать, он все же делает по сей день. Оказалось, то, что он продолжает делать, можно классифицировать так: в первую очередь, это вещи, отказаться от выполнения которых у него «не хватает духу» и важность которых он так или иначе осознал сам. А во-вторых, это «общие» правила поведения, не связанные прямо с выполнением заповедей Торы.

Мы повторяем все это лишь для того, чтобы подчеркнуть: привлечение воспитуемого к той или иной деятельности не является воспитательной работой до тех пор, пока мы не постарались вызвать у него положительные эмоции, связанные с этой деятельностью, не сделали ничего для того, чтобы он сам тянулся к ней. Если педагог следит лишь за механическим выполнением учеником того или иного действия, не обращая внимания на то, нравится ученику это или нет, то может оказаться, что выполнение этого действия воспитуемым есть лишь результат необходимости подчиняться. Если воспитуемый поступает так, а не иначе лишь в силу необходимости, велика вероятность, что, став самостоятельным, он решительно изменит свое поведение, отойдет от источника живой воды и станет пить из грязной лужи.

Итак, напрашиваются следующие выводы:

  • 1. Подлинное воспитание немыслимо без укоренения в сознании
  • 2. Попытки породить укоренение в сознании должны быть связаны с созданием положительной условной связи.

  • Как взвешивают серебро и золото на весах, чтобы различить между легким и тяжелым, так же мудрый человек взвешивает на весах разума, чтобы различить ложь и правду. Читать дальше

    Пути праведников. Ложь

    Орхот Цадиким,
    из цикла «Орхот цадиким»

    Ложь, даже безвредная, ненавистна пред Всевышним.

    Береги свою речь. Позорящие слова — правда и ложь

    Рав Зелиг Плискин,
    из цикла «Береги свою речь»

    Даже прекрасная правда порой может быть ядовитым злословием.

    Речь, пророчество и пустословие

    Акива Татц,
    из цикла «Маска Вселенной»

    Функция речи аналогична функции размножения: в нижнем мире тело производит на свет потомство, физическое существо в образе ребенка. У высшего мира, головы, другая «продукция» — слова, речь. Если дети — это внешнее проявление жизнедеятельности родительского тела, то слова — внешнее выражение мыслительной деятельности говорящего.

    Девятая заповедь. «Искорени зло из своей среды»

    Рав Ефим Свирский,
    из цикла «Десять заповедей»

    "Не отзывайся о своем ближнем ложным свидетельством".

    Неудачная покупка

    Рав Реувен Пятигорский,
    из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

    Существуют ситуации, при которых не стоит говорить людям правду. Например, если приятель сделал неудачную, на наш взгляд, покупку, которой он сам чрезвычайно доволен. С другой стороны, если заранее можно предотвратить приобретение дорогой или некачественной вещи, необходимо предупредить приятеля.

    Береги свою речь. Не верьте злословию!

    Рав Зелиг Плискин,
    из цикла «Береги свою речь»

    В наш век сплетня, которая была повторена многократно, воспринимается как непреложный факт. Галаха запрещает верить злословию, даже такому, которое укоренилось в обществе.

    Синайское откровение - Десять заповедей

    Рав Цви Вассерман

    Лекция, прочитанная на подпольном семинаре в Ленинграде в 1980 г.

    Тора и бизнес. Запрет обмана

    Рав Шауль Вагшал,
    из цикла «Тора и Бизнес»

    Предприниматель не должен утаивать правду от клиента. Например, перемешивать качественные и некачественные товары, выставлять напоказ высококачественную продукцию и утаивать низкокачественную или перепродавать другим вещи, возвращенные из-за дефектов.