Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
Прежде чем наступит Конец Дней, все сыновья Яакова должны проникнуться одним духом. Это не произойдет до тех пор, пока не осуществится собирание вместе.

Глава 49

1. — 2…. В эту минуту Яаков думает не о том, что объединяет его сыновей, а о том, что их различает и отдаляет друг от друга. Поэтому он говорит им: «Хоть вы и не похожи друг на друга, подчинитесь полностью одному духу (который объединяет вас). Тогда я открою, что случится с вами, когда пройдет положенное время». Прежде чем наступит Конец Дней, все сыновья Яакова должны проникнуться одним духом. Это не произойдет до тех пор, пока не осуществится собирание вместе. Действительно, Конец Дней нельзя даже правильно понять, пока все не соберутся вместе; поэтому Яаков лишь мимоходом ссылается на אחרית הימים.

הקבצו, האספו — СОБЕРИТЕСЬ… (БУДЬТЕ ВСЕ ВМЕСТЕ). Таковы были первые мысли, посетившие Яакова, когда он увидел сыновей, собравшихся у его смертного одра. Единство семьи и глубокая заинтересованность во всем, что касалось духа, — вот главное наследие Яакова. Но коль скоро группе, состоящей из таких различных элементов, предстоит стать единой как изнутри, так и снаружи, она непременно должна иметь лидера. Поэтому Яаков собирает сыновей, чтобы определить такого лидера. Человеком, наиболее естественно подходящим для этой роли, был бы первенец. Вот почему Яаков в первую очередь обращается к Реувену.

4…. Яаков говорит Реувену: «Ты — самая большая драгоценность моей сокровищницы, ты — моя сила и мое первое приобретение. Однако ты не годишься быть главой семьи». Глава семьи должен быть сильным, на него не должны оказывать влияние ни нежные, раболепные зефиры, ни яростные бури. Он должен обладать огромной внутренней силой, а не быть текучим как вода…

5. Шимон и Леви обладали таким характером, который был необходим будущему лидеру семейного клана. Они אחים (братья), у них высоко развито чувство братской солидарности, которое они не раз проявляли. Не ожидая никакой личной выгоды, они так глубоко переживали зло, причиняемое даже наименьшему в семье, как будто сами были жертвами этого зла…

6…. Шимон и Леви обладали складом ума и духом, которые требуются для роли руководителя, но их методы достойны порицания. Поэтому моя воля (т.е. воля моей нации) не должна вступать в их совет. Это значит, что они не должны определять волю нации, а их решения не должны восприниматься как отражение воли нации…

וברצונם עקרו שור. Этот отрывок весьма многозначен, שור — совершенно определеленно означает «быка», а עקר означает «калечить», «наносить увечья». Но רצון в основном предполагает лишь дружеские отношения, добрую волю…

Смысл этого стиха мог быть таким: «Ибо во гневе своем они убивали людей». Даже хуже: прежде чем совершить убийство, они притворялись, что благорасположены к своим жертвам, и таким образом обезоруживали их, лишали той силы, которую эти предполагаемые жертвы, обычно мирные, могли бы применить, чтобы защитить себя от нападения. Они нанесли ущерб силе (Шхема и его соплеменников), убедив их сделать обрезание, а затем напали на них, когда те были еще физически слабы. Поэтому их поступок никак нельзя оправдать и считать доблестным.

7…. В отличии от Реувена, который не был достаточно независимым и которому не хватало уравновешенности, Шимон и Леви слишком неистово проявляли собственную силу и действовали беспощадно, когда благополучию семьи грозила опасность.

Крайне важно, что в этот момент, когда закладываются основы еврейской нации, проклинается любое проявление силы, идущее вразрез со справедливостью и моралью, даже если эта сила направлена на достижение всеобщего блага. Все другие государства и народы усвоили как принцип, что любое действие является законным, если оно служит интересам государства. Коварство и насилие, которые подвергались бы осуждению и наказанию, если бы к ним прибегли с целью личной выгоды, награждаются лаврами и гражданскими почестями, когда их используют для того, что называется благом государства. Другие нации утверждают, что принципы морали применимы только в личных отношениях, а в политике и дипломатии признается единственный закон — интересы нации. В нашем же тексте, напротив, последняя воля и завет еврейскому народу — проклятие актам насилия и коварству, даже если они совершаются ради самых законных интересов нации; и на все времена устанавливается доктрина: при достижении всеобщего блага не только цели, но и средства, которыми эти цели достигаются, должны быть чистыми.

Однако проклинаются лишь אף (гнев) и עברה (попрание закона), проявленные Шимоном и Леви. Проклятие не распространяется лично на Шимона и Леви или на их цели как таковые.

8. Яаков собрал своих сыновей, чтобы выбрать среди них лидера. Он уже определил, что Реувен, Шимон и Леви не годятся для руководства. Взгляд его останавливается на Иеуде, и он говорит: «Ты подходишь для этого. Ты соединяешь в себе те качества, которых не хватает Реувену, с одной стороны, и Шимону и Леви, с другой».

… ТВОЯ РУКА УПОКОИТСЯ НА ШЕЕ ТВОИХ ВРАГОВ. Не твой меч, но твоя власть склонит шею твоих врагов. Ты не совершишь убийства. Тебе не нужно будет применять жестокие методы против врагов. Укрепление твоего авторитета вызовет такое уважение противников, что они покажут тебе свои спины; они не посмеют напасть на тебя и будут рады, если ты оставишь их в покое. И твое положение в семье будет столь возвышенно, что твои братья подчинятся тебе по своей воле.

10. שילה. עד כי יבא שילה возможно, образовано от שול («самый дальний, нижний край, конец»). Яаков умирает в то время, когда нация еще только формируется, когда закладывается ее краеугольный камень; он смотрит сквозь века, размышляя об отдаленнейшем из отпрысков колена Иеуды. Несмотря на то, что последний звук в этом слове «о», оно завершается не буквой ו (вав), но буквой ה, выражающей состояние слабости. Называя это последнее поколение שילה, Яаков хочет сказать: «Придет время, когда царство Дома Давида познает упадок, когда появится Иеуда, который не будет сильным, как лев, а по-женски мягким; и покажется всем, что он умирает. Сила и мужество Иеуды вроде бы сойдут на нет. Но именно в тот момент, когда могильщики мировой истории уже закажут гроб, чтобы положить туда останки Иеуды, לו יקהת עמים, он вновь восстанет во всей своей мужественной силе, и одряхлевшие народы падут перед ним». Корень слова קהה (יקהת) означает «становиться скучным, тусклым, вялым» (Ср. Мишлей 17). Здесь говорится об одряхлении человечества, о расслаблении, наступающем с возрастом. Таким образом: придет время, когда еврейский дух окажется близок к смерти; и тогда человечество, постаревшее и одряхлевшее, все испробовавшее и испытавшее, почувствует, что нуждается в новом, возрождающем духе. И этот обновленный дух явит человечеству последний потомок Иеуды.

11. Вот так Яаков видит Машиаха. Каким он представляется патриарху? Яаков видит спасителя человечества, победителя народов, который едет верхом не на боевом коне, а на осле. В Писании осел, как вьючное животное, символизирует мирное процветание, мирное величие нации, тогда как боевой конь — воплощение военной силы…

13. В Иеуде Яаков обрел того, кого искал: лидера и носителя судьбы еврейского народа до самого далекого будущего. Яаков оценивает личный вклад остальных своих сыновей в будущее нации, затем вновь обращается к Йосэфу и умолкает. В Иеуде он нашел инструмент защиты народа… Зевулун станет коленом купцов, но не растеряет себя в торговых амбициях. Он будут удовлетворен тем, что торговые корабли со всего мира приходят к нему, и будет рад опереться на Цидон. Это означает, что колено Иеуды экономически будет зависеть от Цидона.

14. משפתיים, дословно «то место, где в два ряда выставлена домашняя утварь». Мы употребляем термин «очаг» для обозначения дома; иврит использует с той же целью «ряды домашней посуды». Таким образом Иссахар — это сильный и ловкий работник, который любит отдохнуть у своего очага. Образно выражаясь, он — вьючное животное, все стати которого говорят о том, что он хочет и может усердно работать, а сейчас отдыхает, наслаждаясь достатком в своем доме, который он создал сам, своим трудом.

15. Иссахар олицетворяет собой тип труженика, который счастлив работать, но только так, чтобы его труды шли на благо подлинной еврейской нации. В то время как Иеуда — колено правителей, а Зевулун — колено купцов, Иссахар представляет собой ядро еврейского народа — еврейского земледельца. Он работает не ради бесконечного трудового процесса. Еврей из народа не изнуряет себя работой, он трудится, чтобы заслужить досуг. Иссахар доволен тем, что Зевулун зарабатывает миллионы торговлей; что же касается его, он предпочитает оставаться дома. Заслуженный отдых он считает величайшей наградой, к которой должен стремиться человек, ибо отдыхая от трудов, человек может «распрямиться, придти в себя». Поэтому он охотно подставляет плечо, чтобы нести бремя, с радостью оставляя царский скипетр Иеуде, а флаг купца Зевулуну; его не прельщает ни боевая слава, ни доходы от торговли. Иссахару известны иные победы и ценности, которых можно добиться и которыми можно наслаждаться только тогда, когда имеешь для этого свободное время. Следовательно, колено Иссахара стало зиждителем духовных сокровищ нации.

Когда после гибели Шаула все колена сплотились вокруг Давида, тысячи и сотни тысяч пришли отовсюду. «Но Иссахар прислал лишь две сотни голов». Все прочие остались дома и работали по-прежнему. Но эти немногочисленные представители колена Иссахара были יודעי בינה לעתים, «понимающими времена» (I Диврей аямим 12:32), они принесли с собой בינה «проницательность», дословно, способность «видеть меж вещей, способность распознавать взаимосвязи людей и вещей и результаты этих взаимодействий. Иссахар достиг этой проницательности в часы отдыха после трудов, ידעת בינה — это проницательность, конкретное восприятие; это не софистика, а то истинное понимание природы взаимосвязи людей и вещей, которое можно извлечь из подлинной мудрости Торы и לעתים — правильной оценки уникальности данного момента.

… Такое восприятие Торы и его постоянное использование в реальной жизни не достигается в процессе непрерывной трудовой деятельности; оно приходит в часы досуга, заработанного добросовестным трудом. Поэтому оно доступно только такому народу, который понял, “что досуг — это хорошо”, который считает отдых истинной, чистой наградой за работу, т.е., как говорят наши мудрецы (Авот 1:15), воспринимает познание Торы как истинную цель, а труд — лишь как сопутствующее средство достижения этой цели. Сельский труд в наибольшей степени подходит для этого, поэтому Иссахар с энтузиазмом занялся земледелием.

16. Словами об Иссахаре Яаков закончил перечислять основные качества шести сыновей Леи, которой, таким образом, предстояло стать праматерью колен, впоследствии образовавших ядро еврейского народа. Дан был первым сыном, рожденным Яакову одной из бывших рабынь… Поэтому Яаков говорит: “Дан будет бороться за дело народа, как это может делать лишь одно из колен Израилевых”. Он не отстанет от других ни в чем; он такой же важный компонент целого, как все остальные…

20. Значение Гада и Дана заключается в том, что они действуют, как защитники прав своего народа от посягательств внешних врагов; Ашер и Нафтали наделены качествами, которые помогают в первую очередь в домашних делах…

21…. Нафтали проворно исполняет все, что от него требуется. Он не проявляет инициативы, но является прекрасным исполнителем, осуществляя планы, составленные другими для общего блага. На него можно положиться во всем: доверить выполнение дел, наилучшим образом организовать коммуникацию между различными исполнителями.

Если мы не ошибаемся. Гад и Дан выступают в качестве помощников, подчиненных Иеуде; Ашер является таким же необходимым помощником для Зевулуна, а Нафтали — для Иссахара.

22…. Йосэф — בן פורת, благородный сын, стоящий особняком среди братьев в силу своего благородного характера בן פורת עלי עין (“благородный, выдающийся сын уже от истока”): не достоинство фараонова министра вознесло на эту высоту. Он проявлял благородство сердца и ума даже тогда, когда был еще בן (сыном), до того, как оказался на чужбине, когда, как сын, стоял у истока, т.е. был дома. “Истоком, источником”, из которого Йосэф черпал свое благородство, была его мать Рахель. Именно от матери еще ребенком Йосэф унаследовал свои исключительные качества.

בנות здесь обращение: “Девушки!” или “Женщины!” Та, что была “источником” для Йосэфа, тоже “перешагнула стену”. Она тоже не была обычной женщиной.

23. — 24…. Братья осыпали Йосэфа самыми жестокими оскорблениями. Одержимые лютой ненавистью они сделали его мишенью для этой ненависти и замыслили погубить. Ощущая себя вершителями его судьбы, братья продали Йосэфа в Египет как раба. Однако все произошло не так, как они рассчитывали. Йосэф превратился во властелина их судьбы, и они оказались полностью в его руках. Но Йосэф “не снял с плеч лук”, чтобы убить братьев “их собственными стрелами” даже после того, как получил царскую власть от Бога. В этом заключается благородство Йосэфа, доставшееся ему от рождения и развившееся под влиянием матери; благородство, сделавшее его פורת עלי עין (“благородным, выдающимся сыном уже от истока”), поднявшее его так высоко над другими с момента рождения.

26….Иеуда и Йосэф — безусловно, два основных объекта, на которых сконцентрировал свое пророческое видение, вплоть до того времени, когда народы одряхлеют, "…до того предела, к которому стремятся холмы веков», до самого отдаленного будущего. Да, везде в Писании мы видим имя Йосэфа рядом с именем Иеуды. Выражения בית יוסף (Дом Йосэфа) и בית יהודה (Дом Иеуды) используются пророками для обозначения нации. И в туманном еще будущем отпрыск Дома Йосэфа по традиции стоит бок о бок с потомком Дома Иеуды, как предтеча и соратник: Машиax, сын Йосэфа и Машиах, сын Давида. Отношения между этими двумя неясны, потому что до времени скрыты от нас. Но если Яаков подподчеркивает, что надежды и благословения этого далекого будущего покоятся на короне, возложенной на голову Йосэфа, так же как и на голову Иеуды, он, без сомнения, имеет для этого основания.

27. Было бы грустно, если бы отец на пороге смерти не смог найти лучшего определения для своего младшего сына, чем «хищный волк». Но обратите внимание, что стих не говорит זאב ערב («хищный волк») или זאב טורף («волк, разрывающий (свою жертву) на куски»), но זאב יטרוף, так что слово זאב (волк) вполне может быть дополнением к יטרוף («он разорвет»). Таким образом, «он (Биньямин) разорвет волка».

Если в свои последние минуты Яаков говорит о волке, то лишь потому, что бросает прощальный взгляд на «свою паству». В течение двадцати лет приходилось ему опасаться нападения настоящих волков на стада овец. Нынче он видит перед собой собравшихся у его ложа сыновей. Он благословил их, он определил индивидуальное значение каждого из них на грядущиe времена. И вот он останавливает взгляд на Конце Дней, когда последняя из мировых держав будет повержена. Он видит галут (изгнание) и силы галута, против которых предстоит бороться его детям, и он говорит: Самый маленький, самый молодой среди них отгонит волка (вечного Амалека) от стада Яакова. Рано утром, на заре истории нации он нанесет волку мощный удар, а под вечер окончательно уничтожит его. Действительно, по традиции, Амалек, верховный враг евреев, будет повержен не Иеудой, а сыновьями Рахели, уступающими в силе всем остальным братьям. «Самый молодой из стада отгонит их как добычу» (Ирмеяу 49:20).

28. Все «они» — колена Израилевы. Их двенадцать, ни больше и ни меньше. Их не тринадцать (если считать Йосефа как два колена), не одиннадцать (если опустить Реувена). Все они שבטי ישראל (колена Израилевы). Все они — составляющие целого, часть одного рода Израиля, двенадцать столбов, воздвигнутых Богом в глубине веков, в течение которых этой нации предстоит обрести зрелость.

Все «это» не похоже на благословение, которое Яаков дает своим сыновьям; в самом деле, частично — это просто описание черт характера; оно представляет собой лишь мнение их отца о них, способ, с помощью которого он характеризует каждого, исходя из его личной значимости в момент благословения. И все-таки он действительно дает им благословение, соответствующее их индивидуальностям. Благословение Яакова детям заключалось в том, что каждый должен найти счастье в и через собственную индивидуальность. Те же, чье благословение было включено в описание их характера, возможно, больше других нуждались в особом благословении, чтобы внешнее положение, которого они достигли и на которое благословил их отец, стало для них фактическим благословением. Ибо Бог не может сделать человека счастливым против его воли и без его участия; и наоборот, истинный еврей сможет превратить самое ужасное положение в источник самых дорогих благословений.

Вы не должны думать, — говорят мудрецы, — что, приписав Иеуде силу льва, Биньямину — смелость волка, Нафтали — быстроту газели и т.д., Яаков не включил их всех в равной степени в свое благословение. Поэтому написано: он благословил каждого согласно его благословению — не אותו «его», а אותם «всех их». Особое благословение — это часть каждого благословения, и, напротив; каждое персональное благословение предназначалось всем.

Глава 50

2….Бальзамирование как идея является ярчайшим контрастом идеям иудаизма. Этот контраст как бы специально создан, чтобы опонировать тенденции отрицания Божественного происхождения Торы, низводящую ее на уровень создания «гения Моше», который вызрел в академиях египетских жрецов… Египтяне бальзамировали тело, чтобы сохранить человеческую индивидуальность. Душа же, претерпевая различные метаморфозы, странствовала из тела в тело — даже в тела животных. Для евреев же душа сохраняется, меняются лишь тела. Когда душа возвращается домой по окончании очередного цикла, тело теряет всякие индивидуальные черты. Более того, мицва как можно скорее похоронить умершего, чтобы тело соединилось с землей. Египтяне верили в превращения души и пытались защитить тело от всех возможных превращений и изменений. Евреи верят в вечность индивидуализированного бытия души и предают тело земле. Возможно, именно поэтому, находясь в Египте, Яаков так сильно настаивал на том, чтобы «приобщиться к своему народу»… Бальзамирование совершенно определенно не соответствовало еврейской традиции, но Йосэф вынужден был уступить в этом вопросе, чтобы такое вопиющее нарушение египетских обычаев не выглядело проявлением нелояльности. Наши мудрецы отмечают, что Яаков заставил Йосэфа поклясться, что тот не похоронит его в Египте, чтобы избежать превращение его тела в объект идолопоклонства…

15. Пока у детей есть отец и мать, они — родители — объединяют их. Даже среди самых хороших детей могут быть небольшие разногласия, но все то время пока родители живы, любые трения исчезают, благодаря любви и преданности, с которыми дети относятся к родителям. Но когда родители умирают, связи между их детьми слабеют, они уже не встречаются так часто, как прежде, отдаляются друг от друга Было бы вполне естественно, если бы такое произошло и с детьми Яакова. Братья «видели», они могли чувствовать, что их отец умер. В такой ситуации, если один брат поступает несправедливо по отношению к другому, пострадавший должен стараться обращаться с ним особенно дружелюбно, чтобы виновный не подумал, что обиженный желает ему зла.

19. «Бог может судить чувства и намерения людей. Но мне, обыкновенному человеку, нужно думать лишь о последствиях того, что мне сделали. И когда я обдумываю их, то испытываю по отношению к вам глубокую признательность».

25. Он заставил их поклясться в этом не как своих братьев, а как сыновей Израиля; обещание состояло в том, чтобы быть вместе и в будущих поколениях. С его стороны не было самонадеянным брать с них такое обещание. Ведь именно благодаря им его привезли в Египет, поэтому он считал себя вправе наложить на них это обязательство в качестве толики искупления. В это же время эта клятва, которую они торжественно дали умирающему брату, символизирует веру в неизбежность возвращения в Ханаан на вечные времена.

С разрешения издательства Швут Ами


Нравится!
Поделиться ссылкой:

Тема дня

О месяце Адар, который начинается сегодня

Читать дальше