Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
О Ноахе сказано, что он ходил с Богом. Современники высмеивали его, он же прилепился к Богу и стал נ ח, одним из тех, благодаря кому человечество обрело будущее

9. אלה תולדות נח — ВОТ ПОРОЖДЕНИЯ НОАХА. В главе 2, стихе 4 слова אלה תולדות השמים והארץ (вот порождения неба и земли) открывают новую линию в истории земли. Подобным же образом словами אלה תולדות נח начинается новая фаза в истории человечества. Люди предыдущих поколении обречены на уничтожение. Hoax, подобно Адаму, стоит в начале нового человеческого рода.

Тот факт, что после слова תולדות (порождения) перечисление сыновей Ноаха начинается не сразу, а сначала говорится о его качествах, наводит на мысль, высказанную нашими мудрецами, что первыми «плодами» человека, первыми результатами его трудов, являются черты его характера, его человеческие качества. «Человек праведный, непорочный»: именно благодаря этому и «приобрел Hoax благоволение в глазах Бога», и Бог избрал его прародителем всех будущих поколений.

איש — ЧЕЛОВЕК. Согласно мнению наших мудрецов уж если Писание называет кого-то איש, то это действительно Человек, чья праведность проверена многократно. На чью еще долю выпало столько испытаний, сколько перенес Hoax в течение первых 600 лет своей жизни!

В СВОЕ ВРЕМЯ. Важно, что слово בדורותיו (в свое время) усилено словом תמים стал (непорочный), а не словом צדיק (праведный). Гораздо труднее остаться непорочным в растленном поколении, чем оставаться честным в поколении бесчестных.

Hoax назван איש צדיק (человек праведный) благодаря своей моральной чистоте, которая, в свою очередь, объясняется тем, что он התהלך — позволял Богу вести себя. О великих людях последующих поколений говорят, что они ходили перед Богом, как Его посланники. О Ноахе сказано, что он ходил с Богом. Современники высмеивали его, он же прилепился к Богу и стал נ ח, одним из тех, благодаря кому человечество обрело будущее.

10. Ноаху было уже 500 лет, когда он родил сыновей. Все его предки и современники обзаводились семьями гораздо раньше. Очень возможно, Hoax опасался заводить семью в более раннем возрасте, потому что не имел никакой уверенности в том, что сумеет правильно воспитать детей в порочном окружении. Только спустя двадцать лет после вынесения человечеству окончательного приговора, привыкший удаляться от современников, чтобы не погрязнуть в нечистоте. Hoax, чьим спутником и попутчиком до этого был один только Бог, решился все-таки родить детей.

ТРЕХ СЫНОВЕЙ. Трех праотцев нового человечества. Имена братьев отражают различие их натур. Сколь бы разными ни были расы и этнические группы, из которых состоит человечество, мы видим, что эти различия существовали уже до Потопа. Тот факт, что Бог позволил этим различиям пережить Потоп, указывает на важную деталь Божественного плана: человечество должно осуществить свое предназначение как вопреки, так и благодаря взаимодействию различных начал.

Рассмотрим начала, воплощенные в трех братьях, сыновьях אש צדיק תמים — «человека праведного, непорочного».

שם — Шем — буквально, «имя», понятие о данном объекте. И по сей день человеческая мудрость состоит в способности «давать имена» вещам; то есть, выражать их смысл и значение словами. Таким образом, שם подразумевает интеллектуальную или духовную деятельность, сводящуюся к «называнию» — выражению сущности вещи, концепции или идеи.

חם — Хам (корень חמה) — пылание, накал страстей.

יפת — Йефет — от יפה (прекрасный, привлекательный)… Итак, суммируем:— שם это ум, дух, חם — жар физических желаний, страсть и יפת — чувствительность, восприимчивость к красоте.

Перед нами три составляющих интеллектуальной и чувственной жизни человека. В здоровой личности все три подчинены одному высшему принципу; в случае с Ноахом они сводятся к התהלך את האלקים (хождению с Богом), то есть, духу в его самой чистой форме; к תמים (непорочности, моральной чистоте), т. е. к использованию чувственности в ее самой чистой форме; и к צדיק (качеству праведности) — к созиданию человеческой воли и устремленности также в их наиболее чистой форме. Если же эти три аспекта разделены, тогда появляются: Шем — мыслитель. Хам — сенсуалист, а Йефет — искатель красоты или эстет. שם должен достичь состояния — התהלך (хождения с Богом); חם — стремиться стал תמים (быть морально чистым), а цель יפת — не увлекаться красотой, а стать צדיק (праведником), ведомым идеалом добра.

Таковы три основных характера, три различных начала, воплощенных сыновьями Ноаха, которые вошли в ковчег перед Потопом. Поэтому, хотя на путях истории мы встречаемся как с нациями более интеллектуальными и моральными, так и с теми, в которых преобладает чувственный элемент, это не должно повлиять на нашу уверенность в том, что наступит время, когда народы всех рас обратятся к общему, высокому идеалу, выраженному словами " ומלאה הארץ דעה את ה («и наполнится земля знанием Всевышнего» — Йешаяу 11:9).

11. שחת означает «порчу» в смысле морального «разложения», а не в смысле физического «разрушения».

חמס — это преступление, которое слишком хитроумно, чтобы быть пойманным земным правосудием, но которое постепенно разрушает того, кто предается ему снова и снова. Слово חמס родственно חמץ — «уксус», намек на постепенное разложение и порчу. Общество ухудшается изо дня в день, подобно скисшему вину. В этом стихе нам сообщается одна необыкновенно важная вещь: земля развратилась перед Богом и наполнилась преступлениями. Распад общества начинается с морального разложения, т. е. с укоренения грехов, которые принято считать сугубо личными. Считается, что общество в целом от них не страдает и на социальной атмосфере они, якобы, не сказываются. Кто-то может полагать, что если юность распутна, а брак прогнил изнутри, это никак не влияет на торговлю и коммерцию, не отражается на честных деловых отношениях… Но если общество разложилось перед Богом — никакие общественные системы уже не спасут его от гибели. Для защиты от открытого разбоя существуют охранительные механизмы — законы и тюрьмы. Однако חמס — тайные темные делишки, неподсудные на земле, могут быть предотвращены только тщательным следованием Божественным законам морали, причем не только отдельными личностями, но и всем обществом в целом. А моральное разложение неизбежно ведет к חמס. Когда в людях укоренилась безнравственность, она убивает совесть и, тем самым, роет могилу всему обществу.

13. КОНЕЦ ВСЕЙ ПЛОТИ ПРИШЕЛ ПЕРЕДО МНОЮ. — «Моральное разложение достигло крайней степени. Необходимо, чтобы Я положил ему конец». Или так: «если Я не вмешаюсь, всякая плоть погубит себя; ее конец уже наступил передо Мной». Все живое сотворено למינהו (по виду его). (см. гл. 1:11-13). Существование человечества обусловлено нравственной чистотой; половые извращения губительны не только для человека, но угрожают всему мирозданию. Бог говорит Ноаху: «При сложившихся условиях Я вынужден вмешаться и принести в мир разрушение. Но это разрушение не будет тотальным, в нем заключено будущее мира, его спасение».

14. תבה (ящик, сосуд). Слово תבה упоминается еще только один раз, когда речь идет о корзинке, в которую мать положила младенца Моше. В обоих случаях תבה — орудие спасения человека из воды. Происхождение этого термина неясно. Во всяком случае, ковчег не имел формы судна. Он был широким снизу и сужался кверху, то есть его форма противоположна форме корабля или лодки. Такая форма служит не для того, чтобы стремительно рассекать волны, а чтобы тихо покоиться на водной поверхности.

16. Безусловно, имеется веская причина столь детального изложения устройства ковчега и более позднего упоминания о том, что Hoax в точности выполнил все полученные им указания. Бог мог избрать тысячи других путей спасти от Потопа живые существа. Рассуждения о том, соответствовали ли реальные размеры ковчега цели его постройки, являются, в действительности, второстепенными. Гораздо важнее помнить, что Бог избрал одного человека, который должен был спасти себя, свою семью и животный мир планеты исключительно с помощью точного соответствия своих действий полученным предписаниям. Основной принцип иудаизма гласит, что ценность доброго дела, исполненного потому, что так заповедал Бог, неизмеримо выше доброго поступка, порожденного спонтанными побуждениями. В отличие от распространенного в обществе мнения, только действия по выполнению Божественной воли обладают истинной ценностью. За 120 лет, прошедших между объявлением и исполнением Божественного приговора. Hoax мог построить сотни ковчегов. Но он действовал крайне аккуратно, чтобы полностью и во всех деталях исполнить задачу, которую Бог возложил на него.

17. מבול, несомненно, происходит от корня נבל, означающего «угасание» жизненной энергии, будь то органической, животной или нравственной. Поэтому слово מבול (безжизненность) дает самое деликатное описание катастрофы. Всему, что находится на земле, предназначено стать נבול. Ни одно из погибших в Потопе творений не собиралось жить вечно. Теперь же, в результате Потопа, они просто угасли и умерли раньше срока.

יגוע (корень גוע) — «агонизирует». Наши мудрецы отмечают, что это слово используется в рассказах о смерти праведных людей, например, Авраама, Ицхака и Яакова — ויגוע וימת ויאספ אל עמיו (Берешит 25:8, 35:29 и 49:33). Однако здесь оно используется для описания гибели поколения Потопа. Едва ли что-то может быть более красноречивым, чем выбор подобного выражения. Не рука смертного, желающего запечатлеть для себя и для других картины ужасов уничтожения, создавала эти слова, но милосердный и сострадательный Творец и Господин Вселенной собственноручно сообщает нам о том, что Он намерен сделать.

Подобно термину מבול, термин גוע весомо многозначителен в данном контексте. יגוע родственно с יגוה, корнем слова יגוה (телесность); и (тело, спина), יגויה (труп), יגוה (народ) это организм в отличие от слова עם (общество), отражающего внутренний аспект явления, יגוע обозначает собрание предметов или вещества. Оно определяет момент, когда тело, обладавшее до сих пор сознанием, чувствами и способностью реагировать, превращается в бессмысленное, бесчувственное и безответное «вещество». Когда такое состояние предшествует действительной смерти, оно делает саму смерть безболезненной.

Мог ли сострадательный Бог — снова прибегая к антропоморфизмам — избрать более мягкий, более милосердный путь для объявления Своей воли тем, кто должен был пережить ужас, агонию и гибель миллионов живых существ? Всякая плоть, все, в ком есть крупица сознания и чувства в один миг — יגוע — превратится в груду безжизненной материи. Вещество не чувствует боли; оно просто разлагается на составляющие его элементы. מתו, ויגוע и וימח — потеря сознания, смерть и дезинтеграция — эти три стадии четко прослеживаются в последовательном описании событий (Берешит 7:21, 22, 23).

18. ברית (союз) заключается сторонами, желающими быть независимыми или даже противостоящими внешнему окружению. Он абсолютен и безусловен. Поэтому заключение ברית обозначается в еврейском языке глаголом כרת (разделять, отрезать), а его соблюдение — глаголом הקים (поддерживать). Если быть точным, переводить ברית словом «союз» не вполне корректно. Ведь «союз» предполагает взаимность соглашения между партнерами, в то время как ברית во многих случаях односторонен. Например, ברית Бога с Ноахом касательно выживания Ноаха и будущего мира… Кстати, никто так не нуждался в Божественной поддержке, как Hoax во время Потопа. Безусловно, не палубы его ковчега явились истинными инструментами спасения; если бы это было так, и другие люди смогли бы спастись подобным манером. Hoax получил повеление построить ковчег для того, «чтобы не полагаться на чудо», чтобы предпринять усилия для собственного спасения. Однако его спасение и выживание требовало особой защиты Божественного Провидения, т. е. ברית.

19. А ИЗ ВСЕГО ЖИВОГО. Мудрецы говорят: «от всего, что еще живо», то есть, чья жизненность еще не подорвана развратом, который заразил и животный мир. Сказано: «пусть будут самцом и самкой». Это значит, что в ковчег входят только особи, сохранившие естественные взаимоотношения мужского и женского пола. Повторение в стихе 20 слова למינהו (по роду его) подтверждает эту мысль. Спасение даровалось тем видам животных, которые не осквернились смешением с другими видами, сохранили чистоту своего рода. Важно усвоить, в чем заключается основная причина морального разложения: плоть «извратила свой путь на земле» — иначе говоря, люди стали морально нечистыми. Hoax же, напротив, удостоился спасения благодаря тому, что был תמים (морально чист).

Глава 7

1. До этого момента в истории Ноаха Бог упоминается только под именем אלקים — в Его качестве справедливости. Бог — Творец, Законодатель и Судья вселенной отделил от мира, извратившего свою сущность, человека и животных, которые были спасены, потому что не принимали участия в общем моральном разложении. Имя Бога в Его качестве милосердия, предваряющее дальнейшее изложение событий, раскрывает другой аспект Божественной деятельности, направленный на то, чтобы указать человеку его предназначение, и формирующий каждый следующий момент с учетом этой цели. Спасение Ноаха становится краеугольным камнем нового будущего.

2. Это первое упоминание о בהמה טהורה (чистых животных). Хотя люди в то время не ели мяса, и поэтому различение «чистых» и «нечистых», казалось, не имело практического значения, Бог, говоря с Ноахом, уже разделяет животных на «чистых» и «нечистых». Отсюда видно, что даже в те дни подобное разделение имело смысл: Ноаху и его потомкам тогда и позднее разрешалось приносить в жертву только чистых животных (Зевахим 115а). Иными словами, евреям разрешено есть мясо только тех животных, которые годны для принесения в жертву народами мира.

4. СОРОК ДНЕЙ — период формирования человеческого плода. Катастрофа явилась не только временем гибели и разрушения, но и периодом зарождения будущего.

10. Писание сообщает, что все события Потопа произошли в точном соответствии с предсказанием. Таким образом Потоп выделяется из ряда стихийных бедствий: катастрофа была не случайной игрой природных сил, но проявлением Божественного Провидения. Точно так же Египет был предварительно оповещен обо всех чудесах, которые там произойдут. Природа и человечество выступают в роли слуг одного Хозяина: Hoax полностью повинуется своему Создателю, одинаково выполняют Его волю и птицы в небе, и пресмыкающиеся на земле — все нашли путь к ковчегу, как заповедал им Бог; им хватило разумения, чтобы появиться перед ковчегом «пара за парой, мужского и женского пола» — явление, конечно, невиданное в природе. Подобно этому и Потоп начался в тот самый день, о котором говорил Всевышний.

16. Им позволено было войти в ковчег только потому, что они пришли парами, «мужского и женского пола».

И ЗАТВОРИЛ Бог ЗА НИМ. Hoax сделал все, что заповедал ему Бог, но одного этого было недостаточно, чтобы спастись. Не его усилия сохранили Ноаху жизнь, но Сам Всевышний, закрывший за ним дверь ковчега.

17-20. Ковчег был построен, но, каким бы крепким он ни был, существовала опасность, что Потоп разобьет его в щепки о первую же скалу.

Поэтому с самого начала ковчег нуждался в Высшей Защите. Когда, изливаясь могучими потоками, вода покрыла поверхность земли, ковчег поднялся над землей, но еще не двинулся (стих 17). И только после того, как уровень воды поднялся на пятнадцать локтей над вершинами гор, ковчег двинулся по водной поверхности, (стих 18-19). Он уже не мог разбиться о вершины гор.

22. Если соответствует истине, что «делювиальный слой», который выделяют геологи, — результат Потопа, тот факт, что он в основном содержит останки наземных, а не морских животных, можно объяснить на основании стиха «и погибла всякая плоть, движущаяся по земле», — уничтожению подверглись лишь наземные животные.

Глава 8

10…. Hoax подождал еще семь дней, понимая, что конец Потопа должен соответствовать его началу. Между окончательным приговором старому миру и началом его разрушения прошли семь дней, в течение которых ничего не менялось. В этот период обреченному настоящему было предоставлено до конца изжить себя. Затем в течение сорока дней шел дождь. Возможно, те же отрезки времени были призваны теперь отметить начало нового, измененного будущего. Hoax сознавал, что Бог помнит о нем, потому что ковчег остановился, и показались вершины гор. Однако он не открывал ковчег, ибо верил, что Потоп кончится так же, как начался. Вот почему он ожидал сорок дней, прежде чем послать ворона. Обнаружив, что на земле нет пока обитаемых мест. Hoax решил выждать еще семь дней. Он понимал, что как и в начале Потопа, с момента завершения разрушения до начала новой эры должны пройти еще семь дней. Подобный же семидневный интервал между окончанием состояния טומאה и наступлением состояния טהרה существует и по сей день в законах о טומאה וטהרה (нечистом и чистом).

11. טרף — это не причастие — сорванный, а имя существительное, подобное טרף, то есть, еда, которую человек или животное добыли для себя. Выбор термина в этом стихе очень важен. То, что животное само свободно выбирает себе для еды, — это טרף. Сравни טרף נתן ליראיו («Пищу Он дал боящимся Его» — Теилим 111:5). Пищу, которую другие должны добывать себе усилием, «боящиеся Его» (יראים) получают прямо из рук Бога. Целый год голубя кормили; он не добывал сам себе пищи, не ел טרף. То, что голубь целый день не возвращался в ковчег, свидетельствовало о конце Потопа. Голубь уже отыскал «место покоя для ноги своей» и вернулся в ковчег лишь потому, что хотел есть. Он прилетел обратно, держа в клюве то, чем обычно не питается, — лист оливы. По мнению наших мудрецов горький оливковый лист в клюве голубя свидетельствует о великой истине, что горькая еда на свободе лучше самой сладкой пищи в неволе. Поэтому для нас лист оливы — это не символ мира, а символ свободы и независимости, знак той уверенности и покоя, которые приносит свобода.

20. Целый год Hoax прилагал самоотверженные усилия для спасения животных, тратил все свое время на уход, кормление и заботу о чистоте — и вот, как только схлынули воды Потопа, он спешит принести их в жертву! Значение этого жертвоприношения столь велико, что стихи 21 и 22 трактуют всю дальнейшую историю вплоть до наших дней как результат Божественного отклика на действия Ноаха.

В чем же заключается великое значение построения жертвенника на котором Hoax принес עולות (жертвы всесожжения)? Из многих мест в Торе мы узнаем, что מזבח (жертвенник) символизирует возвышение человеком земли к Богу. Нам заповедано строить מזבח собственными руками и не ставить его ни на колонны, ни на фундамент. Жертвенник должен быть «связан с землей». Он должен соединяться с землей, потому что является как бы ее продолжением. Только в этом случае его можно рассматривать как возвышение земли к Богу, совершенное трудом человеческих рук. Взять один камень в качестве алтаря для принесения жертв означало бы остаться на уровне природы, но מזבח — целое сооружение, созданное из камней руками человека, отражает его стремление подняться от уровня природы к Богоподобному состоянию, состоянию человека, наделенного свободой воли, свободно стремящегося к Богу. Строя жертвенник Богу на земле, только что возвращенной человеку. Hoax, прародитель всего человечества, освящает землю как место, которое его потомки сделают вознесенной Божественной святыней.

מזבח: корень זבח означает «убить», «зарезать», но не ради уничтожения, а с целью добыть пропитание, זבח означает празднество. Жертвы — это «трапезы», 'לחם אשה לה — пища, поддерживающая горение пламени Божественности на земле. Приносящий жертвы словно озаряет землю отблеском света Божественного пламени.

Там, где Писание говорит о принесении жертв, мы всегда встречаем четырехбуквенное Имя Бога, отражающее Его качество любви и милосердия. В этих местах никогда не упоминается אלקים, то есть, Всевышний в роли правящего миром судьи. Мудрецы говорят, что таким образом Писание указывает на глубокое различие между принесением жертв по еврейскому закону и жертвоприношением язычников, поклоняющихся силам природы. В то же время использование Имени " ה. Имени Бога любящего опровергает мнение тех, кто рассматривает жертвоприношения как проявление жажды убивать, оргию уничтожения, призванного насытить кровопролитием мстительное Божество. Этот взгляд отвергается как тем, что в рассказе о постройке Ноахом жертвенника упоминается только четырехбуквенное Имя Бога, так и тем что на головном уборе еврейского первосвященника было написано " קדש לה (Святыня Богу) с четырехбуквенным Именем Бога (Шмот 28:36). Эти факты подчеркивают чистый и возвышенный смысл жертвоприношения, лишенного даже тени жестокости.

‘לה, то есть наши жертвоприношения направлены к Божественной любви и милосердию, которое является источником существования и будущей жизни и которое готово в любой момент даровать новую жизнь и новое будущее. Символически человек как бы жертвует собственной жизнью, чтобы удостоиться получить ее от Бога, чтобы Бог освятил его и поднял к Себе, приблизил к Божественной жизни на земле. Подобное действие, конечно, не имеет ничего общего с кровавыми жертвами, цель которых успокоить кровожадное ревнивое божество. Оно просто означает, что каждый удар своего сердца, каждое дыхание, любое свое движение мы посвящаем Богу, исполнению Его святой воли. Принести такую жертву — значит снискать вечную Божественную жизнь. Не животное приносит человек Богу, но себя; животное — только символ. Когда мы ведем животное к жертвеннику, накладываем на него руки, режем его, принимаем его кровь, брызгаем кровью на жертвенник и предаем огню все части его тела, то, по сути дела, это наша собственная кровь, наш собственный мозг, сила наших мышц, принесенные в жертву Богу. Мы полностью отдаем себя всепобеждающей, всемогущей Божественной воле, как заповедала нам Его Тора.

Построив жертвенник Богу на земле, возвращенной человеку, и принеся жертвы, Hoax освящает и превращает ее, тем самым, в поле Божественных устремлений. Вся земля становится «строительной площадкой», на которой человеческие усилия выкладывают «камень за камнем», пока не превратят ее в святую Божественную возвышенность. И человек будет жертвовать там всю свою энергию, поднимая себя к высочайшей цели — служению Богу.

21. Единственное место в Торе, где выражение ריח הניחוח употребляется с определенным артиклем. Все другие קרבנות (жертвы) только символизируют исполнение человеком Божественной воли, которую ни один человек и ни одно поколение не были в состоянии до конца исполнить. Поэтому речь может идти только о ריח ניחוח без определенного артикля. Однако Hoax стал прародителем всего человечества, и поэтому его жертвоприношение является выражением того, что человечеству предстоит совершить в последующих поколениях — до конца исполнить волю и желание Бога. Поэтому жертвоприношение Ноаха стало ריח הניחוח — указанием на гармонию с волей Всевышнего. К ней в свое время придет человечество, живущее на возвращенной ему земле, которую Hoax освятил, построив на ней жертвенник Богу.

Тот, кто наблюдал за детьми, не может согласиться с утверждением что юность — безусловное зло. Неверно, что «помысел сердца человека зол от юности его», что с юных лет человек стремится ко злу. Чаще дело обстоит как раз наоборот: к злу устремляются именно сердца взрослых. С другой стороны, дети действительно совершают много дурных поступков, потому что они еще не научились подчинять себя чувству долга — «игу заповедей». Внутреннюю дисциплину и послушание они воспринимают как ярмо, от которого, стремясь к независимости, изо всех сил пытаются избавиться.

Однако именно в упорном стремлении к независимости и свободе самовыражения основа нравственности зрелого человека, хотя в юности подобное стремление подчас граничит со слепым упрямством.

Бог избрал Израиль не потому, что Израиль оказался самым покладистым из народов, а как раз наоборот — потому что он был самым упрямым, «жестоковыйным» из всех. Когда упрямец, наконец, осознает тщетность упрямства и постигает истинный смысл мира, то, как это произошло с Израилем, он начинает с тем же безграничным упорством стремиться к добру. Создатель поселил в душе каждого человека неистребимую жажду свободы для того, чтобы человек мог употребить ее во благо. Когда заблуждения юности оставят человека и его ум достаточно созреет, то, вместо попыток избавиться от любых ограничений, человек придет к сознанию того, что «иго заповедей», налагаемых на него Всевышним, — единственный путь к совершенной свободе. И тогда человек будет готов пожертвовать своей жизнью, лишь бы не сбиться с пути, дарующего ему истинную свободу.

Не юность, а именно зрелость — то время, когда в человеке усиливается «разумный» эгоизм и все, что за ним следует: поиск мудрости сменяется желанием подвергать разъедающему сомнению возвышенные идеалы добра, благородства и справедливости, высмеивать стремление к нравственному и духовному совершенству, которое представляется теперь нелепыми «юношескими мечтами». Зрелость, а не юность — возраст, когда человек заявляет, что он уже не «юнец», что пора бы научиться идти на компромисс. Но этот компромисс есть не что иное, как соглашение со своими страстями, собственным эгоизмом. Именно зрелость — пора, когда в человеке расцветает и приносит плоды רע (зло). Эпоха, когда даже молодежь всем своим существом устремляется ко злу, действительно заслуживает מבול — второго Потопа, способного совершенно уничтожить мир. Однако это не естественное, а напротив, самое извращенное состояние человечества. Поэтому и сказано, что «Даже если порождения человеческого сердца были бы злыми от самой юности», даже если против естественного порядка молодежь была бы погружена во зло, даже если ничего, кроме зла, нельзя было бы ожидать от таких поколении (ибо все надежды на будущее связаны с юностью), даже если бы Бог имел все логические причины снова разрушить мир, בעבור האדם (ради человека), ради спасения человечества Он никогда больше этого не сделает.

22. ДНИ ЗЕМЛИ УТВЕРДЯТСЯ НАВЕКИ. Этот стих обычно трактуют в том смысле, что нарушенные Потопом ритмы времени — смена дня и ночи, времен года — восстановятся и впредь не подвергнутся никаким изменениям. Такая интерпретация предполагает, что известная нам сегодня сезонность климата существовала и до Потопа. Традиция, однако, категорически отвергает это предположение. Перед Потопом (мнение рабби Ицхака в мидраше Берешит раба) поля обрабатывались только один раз в сорок лет. На земле царила вечная весна, смены времен года не было. «Они весь год наслаждались приятной погодой, которая сегодня бывает только между Песахом и Шавуот», температура оставалась постоянной на всей земле, континенты не были разделены, так что сообщение между разными частями суши было простым делом. «От края до края мира перемещались в одночасье». Мидраш определенно заявляет, что известные нам и перечисленные в стихе времена года были установлены только после Потопа: מכאן ואילך זרע וקציר (отныне посев и жатва и т. д.). По этой причине рабби Шмуэль бар Нахман, который страдал от головных болей, вызванных переменой погоды, восклицал: «Посмотрите, что сделало с нами поколение Потопа!»

Это постоянство благодатного климата, царившего на всей земле до Потопа, называется в числе главных причин, приведших к растлению человечества. «Что явилось причиной их бунта против Меня? Не то ли, что они сеют, но не жнут, рожают, но не хоронят?» Фраза «рожают, но не хоронят» указывает на то, что допотопные климатические условия способствовали долголетию первых поколений. Фраза «Отныне посев и жатва…» означает, что изменение климата после Потопа сократило продолжительность человеческой жизни.

В трактате Брахот (59а) рассказывается, что Творец вызвал Потоп, изменив положение небесных тел: «Когда Святой, Благословен Он, захотел привести Потоп на землю. Он взял два светила из созвездия Кима (Плеяды) и (с их помощью) привел на землю Потоп». Наши мудрецы полагали, что до Потопа времен года в их теперешнем виде не существовало.

Еще до Потопа земля подверглась ряду изменений, однако они не были регулярными. Желая, чтобы человечество опомнилось, Бог несколько раз обрушивал на землю катастрофы. И тем не менее непосредственно перед Потопом земля в течение нескольких веков наслаждалась расцветом. Люди богатели, достигали зрелости и жили в свое удовольствие. Преступления (חמס) умножались, רשעים (злодеи) оставались безнаказанными, и разложение все увеличивалось, не оставив для милосердного Создателя иного выхода, кроме скорого и тотального разрушения. Нам обещано, что этого больше никогда уже не случится. Посев и жатва, холод и жара, лето и зима, день и ночь будут сменяться на земле согласно раз и навсегда установленному порядку. С этого момента на земле всегда в разных местах будут одновременно сменяться разные периоды суток и все времена года. Когда в западном полушарии наступает ночь, в восточном начинается день, в северном приходит весна, в южном — осенний листопад; в одном месте холодная зима, в другом — жаркое лето.

Зачем Божественному Провидению понадобилось изменять климат? Тем самым был создан дополнительный фактор воспитания человечества. С этого момента человек оказывается в постоянной зависимости от изменяющихся условий. Он уже не может, как прежде, посеяв зерно, ожидать, что земля сама теперь в течение сорока лет будет приносить урожаи; нет, времена года сменяются, и, чтобы обеспечить себя хлебом, он каждый раз должен предпринимать все новые и новые усилия.

Продолжительность жизни человеческой в течение нескольких поколений после Потопа резко сокращалась, пока, наконец, не застыла на современном уровне. Таким образом злу в человеке был положен естественный предел: даже самый могущественный деспот не в состоянии удержать свой скипетр дольше пятидесяти лет. Более короткий срок жизни соответствует словам מפי עוללים וינקים יסדת עז («Дыханием младенцев и грудных детей основал Ты силу» — Теилим 8:3), то есть, Бог основывает Свое Царство не на «разумном подходе» к миру зрелого человека, а на чистоте и невинности ребенка, только-только входящего в мир… Если бы злодеи жили по семь-восемь веков, юное, лучшее поколение никогда не смогло бы внести лепту в исправление мира. Теперь, когда человеческая жизнь стала короче, на смену каждому поколению быстро приходит другое, внося свой вклад в осуществление идеалов добра и справедливости.

И только тогда, когда человек вернется к Богу и тем самым поможет восстановить первоначальное состояние мира, когда все человечество начнет исполнять Волю Бога, — снова удлинится человеческая жизнь, и она будет подобна жизни в земном раю (Ишаяу 65:17,20).

В этом стихе перечисляется шесть сезонов годичного цикла: три зимних и три летних. זרע (время сеяния) — это ранняя зима от 15 тишри до 15 кислева; קציר (жатва) — начало лета от 15 нисана до 15 сивана; קר (холод) — конец зимы от 15 швата до 15 нисана; חם (жар) — конец лета от 15 ава до 15 тишри; קיץ (лето) — середина лета от 15 сивана до 15 ава и חרף (зима) — середина зимы от 15 кислева до 15 швата. (Бава мециа 106 б).

Глава 9

3. Этот стих устанавливает первый из законов о питании, обязательных не только для евреев, но и для всех потомков Ноаха. Речь идет о запрещении есть мясо, вырванное из тела живого животного (אבר מן החי).

4. אך בשר בנפשו דמו לא תאכלו — ТОЛЬКО МЯСА, ЧЬЯ КРОВЬ ЕЩЕ В ЕГО ДУШЕ, НЕ ЕШЬТЕ. Ясно, что слова דמו בנפשו (чья кровь еще в его душе) имеют в виду животное, которое еще живо. Иными словами, запрещается есть אבר מן החי — часть тела, оторванную от живого животного.

Пока животное живо, не נפשו — его душа находится בדמו — в его крови, а דמו בנפשו — его кровь в его душе; кровь продолжает находиться под властью души. Не душа животного растворена в его крови, а наоборот — кровь как бы «впитана» душой.

Кровь содержит все вещества, необходимые для функционирования организма, и доставляет их ко всем органам тела. Кровь наполняет и пронизывает весь организм, он строится из ее элементов и зависит от ее состава.

Однако есть элемент, которому кровь, в свою очередь, подчиняет все тело, а именно נפש (душа). Пока кровь подчинена נפש, тело — בשר — является מבשר (посланником души). Организм сохраняет индивидуальность до тех пор, пока душа с помощью крови объединяет все его элементы в единое целое. Но как только связь тела с душой прерывается, оно вновь распадается на отдельные элементы. Следовательно, דם это материальный представитель души. Через кровь душа управляет телом. Об этом и говорит Слово Бога: בנפשו דמו, т. е. «пока еще кровь его держит душа». נפש (душа) — это индивидуальность; ее «посланник» — בשר — тело, состоящее из нервов и мышц. דם (кровь) — посредник между ними. Итак, не написано בשר דמו בנפשו, но בשר :בשר בנפשו דמו (плоть) и נפש (душа) объединены в единое целое кровью. Мясо животного можно есть только после того, как распалась связь между душой и телом, прекратилась циркуляция крови. Ткани животного могут стать частью тела человека, ибо сами по себе они пассивны, инертны, но душа животного ни в коем случае не должна стать частью души человека.

Поэтому Тора запрещает есть мясо, вырванное из тела животного в то время, когда тело еще находилось под контролем души. Дело не в крови, потому что кровь, выйдя наружу, больше не объединяет душу и тело. אבר מן החי это часть тела, отторгнутая от живого животного. В момент, когда ее оторвали, она была еще полностью подчинена душе и готова исполнять ее приказы, אבר מן החי все еще несет в себе видимый отпечаток души животного, которая не должна становиться частью человеческого организма.

5. Когда Бог провозглашает «Я призову к ответу» кровь, которая была придана человеческой душе. Он тем самым утверждает, что наша кровь — Его личная собственность. Бог отрицает наше право распоряжаться любой кровью, в том числе и своей собственной. Отсюда в первую очередь вытекает запрет самоубийства.

6. Судебное наказание, установленное Божественным законом, не мотивируется ни устрашением, ни местью (так называемым ius talionis), хотя некоторые и пытаются вывести подобную мотивацию из слов «А весь Израиль услышит и убоится» (Дварим 13:12), а также עין תחת עין (глаз за глаз) — Шмот 21:24. Мнение, что наказание в еврейском уголовном праве основано на принципе устрашения, опровергается следующими фактами: во-первых, еврейское уголовное право не принимает ни косвенного свидетельства, ни добровольного признания. Во-вторых, смертный приговор может быть вынесен только בעדים והתראה, то есть, на основании показаний двух свидетелей, которые не только своими глазами видели, как обвиняемый совершил преступление, но и успели предупредить его о запрете действия, напомнив ему вслух соответствующий закон. Естественно, выполнение всех этих условий было большой редкостью. Наконец, для большинства преступлений против собственности не предусмотрено уголовного наказания; есть только обязанность תשלומין, т. е. правонарушитель обязан возместить нанесенный им ущерб. По существу, даже высказывание «а весь Исраэль услышит и убоится», которое сторонники «теории устрашения» приводят в поддержку своего мнения, опровергает их аргумент. Тора упоминает только четыре вида преступлений, относительно которых сказано: пусть все люди услышат и убоятся совершать такие преступления. Это עדים זוממין (ложные свидетели), בן סורר ומורה (сын своевольный и непокорный), זקן ממרה (мудрец, отказывающийся подчиниться решению Санхедрина) и מסית ומדיח (соблазнитель и подстрекатель). Однако именно эти четыре преступления и наказания за них поражают своим несоответствием. С точки зрения их непосредственного эффекта, они вовсе не так страшны и отвратительны, как могло бы показаться. מסית (подстрекатель) мог подстрекать безуспешно, עד זומם (ложный свидетель) вовсе не обязательно привел обвиняемого к смертной казни, זקן ממרה, хотя и виновен в отказе следовать решению большинства Санхедрина, по самому существу вопроса мог быть и прав. בן סורר ומורה (непокорный сын) мог быть подвергнут смертной казни лишь על שם סופו (из-за возможных последствий его поведения). Итак, все четыре вышеперечисленных правонарушения караются смертной казнью только ввиду их отдаленных последствий. Сами по себе они кажутс слишком незначительными для столь сурового наказания. Но именно по этой причине Закон требует публичного оглашения приговора: весь народ должен знать, что эти четыре греха наказываются смертью. Необходимость устрашения мотивирована не тяжестью наказания как такового. Она вызвана потребностью предать его широкой огласке. Это предмет разногласия рабби Акивы и рабби Йеуды (Санхедрин 89а). Сам факт, что Закон требует такой огласки только в четырех случаях, доказывает, что устрашение не является определяющим мотивом в еврейском Законе (Санхедрин 89а).

Принцип «глаз за глаз» и т. п. (Шмот гл. 21) тоже не доказывает, что еврейский Закон применяет ius talionis. Он лишь указывает на необходимость адекватного денежного возмещения ущерба, в то время как буквальное исполнение этого предписания означало бы как раз несправедливое и непропорциональное возмещение. Доказательством того, что Тора подразумевает именно финансовое возмещение, служит стих 19 той же 21 главы книги Шмот שבתו יתן ורפא ירפא, в котором говорится, что потерпевший получает денежную компенсацию за потерянное время и расходы на лечение.

«Глаз за глаз» это великий принцип, лежащий в основе еврейского уголовного права: человек вправе требовать для себя только того, что готов предоставить другим. Если он не уважает права других людей, он теряет право настаивать на осуществлении собственных прав. И, делая добро тому, кому он нанес увечье, он реабилитирует самого себя. Этого можно достичь, приняв наказание или компенсировав ущерб. Наши мудрецы воспринимали наказание как כפרה — личный акт искупления вины. Понеся наказание, преступник искупил свое преступление. Даже если он был казнен — в новое существование он войдет теперь в состоянии первозданной чистоты.

כי בצלם אלקים עשה את האדם (ПОТОМУ ЧТО ПО ОБРАЗУ БОГА СДЕЛАЛ ОН ЧЕЛОВЕКА). Эта фраза, удостоверяя высшее, Божественное достоинство человеческого тела и человеческой жизни, содержит мотивацию всех законов об употреблении животных в пищу, запрещения оскверняться אבר מן החי — душой животного, подчинения физического существования человека Богу и Божественной роли защитника этого существования от всех нападок.

7. שרצו בארץ ורבו בה — И РАСПРОСТРАНЯЙТЕСЬ ПО ЗЕМЛЕ, И УМНОЖАЙТЕСЬ НА НЕЙ. Основная задача, возложенная на детей Ноаха — восстановление человечества. Они должны были во что бы то ни стало достичь этой цели и, кроме того, стать людьми в истинном смысле слова — людьми, по-человечески относящимися друг к другу. Человечеству предстояло разрастись и стать многообразней, чем прежде. Таков был замысел Бога, принятая Им «программа» воспитания человека, которая не предусматривала повторения катастроф.

Человек думает, что он властвует над землей, но, реально, он сам подвергается многочисленным и разнообразным влияниям своего окружения — в мышлении, речи, в области чувств. Разнообразие окружающей человека среды — часть Божественного замысла. Человек способен оставаться человеком, быть счастлив и развивать все свои человеческие качества, где бы он ни жил. Но ни один человек не вправе судить других по своим собственным стандартам. Вот почему обновление завета завершается словами: распространяйтесь и умножайтесь на земле; именно на земле, посредством земли, с ее помощью.

13. МОЯ РАДУГА! Я ПОМЕСТИЛ ЕЕ В ОБЛАКЕ… Это не значит, что только после Потопа радуга впервые появилась на небе. Когда Бог указал Аврааму на звезды, сказав ему «таково будет потомство твое» (Берешит 15:5), когда Он показал Моше и Аарону новолуние и сказал «месяц сей для вас начало месяцев…» (Шмот 12:2), Он сделал, тем самым, уже сотворенное природное явление символом духовного и нравственного обновления Израиля. Так и в этом случае: радуга могла существовать и раньше, но только теперь Бог сделал ее знаком своего завета с людьми. Фразу следует понимать так: «Вот Моя радуга, которую Я издавна поместил в облаках. Отныне она будет служить знаком завета между Мною и вами».

15. Существует много объяснений того, почему именно радуга стала символом этого союза. Некоторые считают, что радуга напоминает лук, обращенный концами к земле. Из такого лука невозможно выстрелить в землю, поэтому радуга — это символ мира. Для других радуга ассоциируется с мостом, соединяющим землю и небо, символизирующим их связь. Радуга это результат взаимодействия света и воды. Тучи могут разразиться как живительным дождем, так и смертоносным электрическим разрядом. Свет, который пронизывает их, напоминает о том, что отныне даже в самом сильном гневе Бог сохранит человечеству жизнь.

Однако может быть больше всех приведенных соображений подчеркивает символическое значение радуги спектр сверкающих в небе цветов. Мы уже говорили, что в какую бы сторону ни пошло дальнейшее развитие человечества, Бог отныне никогда не прибегнет к уничтожению всех людей. Более того, само разнообразие многочисленных путей человеческого развития, человеческих типов ляжет в основу дальнейшего образования и воспитания человечества. Теперь посмотрим на радугу — солнечный луч, разделенный на семь цветов. Цвета варьируются от красного, родственного свету солнца, до фиолетового, наиболее удаленного от него, близкого к тьме. И все они порождены преломлением единого солнечного луча. Взглянем на бесконечное разнообразие живых существ, начиная от Адама, «красного», ближайшего к Богу, до самой незаметной формы жизни, червя, «всякой плоти, в которой есть дух жизни». Вглядимся в разнообразие нюансов человеческих характеров — от самых возвышенных, духовных, до низменных, в которых, казалось бы, уже не осталось ничего человеческого. Всех их объединяет Бог, все они суть различные преломления Божественного Духа, отражающие великое разнообразие жизни. Разве не очевидно, что даже самый незаметный, удаленный от Бога человек все-таки «сын света».

18. Мы видели, что несмотря на разительное несходство характеров Шема, Хама и Йефета, каждый из них был достоин спасения. Все они были спасены и יוצאי תבה (вышли из ковчега), все они были צלם אלקים (сотворены по образу Бога), и, следовательно, ни один человек не вправе сказать другому: «Я больше человек, чем ты; тебя вообще нельзя считать полноценным». Из-за своей особой важности эта мысль еще раз подчеркивается в седьмом стихе данной главы.

19. Писание повторяет, что хотя все три сына происходят от одного отца и, более того, от צדיק תמים — праведного, нравственно чистого человека, они тем не менее отличаются друг от друга. Из трех фундаментальных архетипов, воплощенных братьями, впоследствии развилось все многообразие человечества.

24. Наказание за грехи, совершенные человеком по отношению к родителям, приходит к нему с его собственными детьми: они перенимают от старших манеру поведения и обращаются со своими родителями точно так же, как те обращались со своими. Этот принцип приложим и к поколениям. Молодое поколение должно благоговейно покрыть «наготу» — слабости и недостатки — своих отцов, воспринять все благородное, великое и истинное, которым те обладают. И только тогда драгоценное наследие прошлого оплодотворит их собственную жизнь. Но если, подобно Хаму, новое поколение насмехается над «наготой» своих предков; если их недостатки используются, чтобы умалить их духовное наследие; если окончательно разрывается связь с прошлым, — будущее такого поколения не вызывает сомнений: как оно высмеивало своих отцов, так над ним станут насмехаться его дети. Хам всегда будет отцом Кенаана.

25. — 27 В этих трех стихах заключено глубочайшее видение будущего, максимум того, что Бог может сообщить. Вся история человечества, от начала и до конца, заключена в этих трех стихах.

Имена сыновей Ноаха отражают как их личные качества, так и характеры народов, происходящих от них. Имя указывает на преобладание в характере одного из трех элементов — духовного, физического или эмоционального.

26. ויהי כנען עבד למו. Грамматическая форма множественного числа למו (им), использованная в этом стихе, указывает, что и Шем, и Кенаан, который должен стать рабом Шема, здесь рассматриваются не как личности а как отцы народов.

27. В отличие от Ноаха, мы не стоим у самых истоков истории и можем смотреть на четыре тысячи лет назад. Оглянувшись, мы без труда увидим следы борьбы различных сил как в судьбах отдельных исторических личностей, так и целых общностей.

Народы, служившие причиной самых больших неурядиц в мире, испытывали сильнейшее влияние Хама. חם — это чувственное начало, впрягшее в свою колесницу и интеллект, и эмоции. Оно позволяет духу функционировать только в качестве средства достижения своих сугубо материальных целей, חם — это народы, которые побеждают, разрушают и пользуются награбленным. Мы видели на сцене истории подобные народы. Главное в них — грубая сила, животное чувственное начало, а все остальное почти полностью подавлено.

Видели мы и народы, устремленные к красоте, всю свою энергию отдающие культивированию искусств, эстетическому началу. Они сознавали, что существует более высокий идеал, к которому человек должен подниматься, чтобы облагородить природную грубость. Сознание этого побуждало их маскировать чувственные влечения, придавая им утонченную эстетическую форму. Движимые стремлением к грации и красоте, эти народы направляли свою интеллектуальную и духовную активность на поэзию, музыку и пластические искусства. Народы, в чьей культуре преобладает эмоциональное, эстетическое начало, наследуют склонности и характер Йефета.

Однако использование эстетики в целях облагораживания чувственных влечений — не самое большое благо. Культура, ориентирующая человека на достижение максимального эстетического удовлетворения, которое становится единственным мерилом его жизни; культура, которая не формирует идеал вне человека и над ним и сама является своей единственной целью, — такая культура не способна выдержать испытание временем. Только идеал, увлекающий дух человека к знанию, склоняющий эмоциональную сторону его натуры к восприятию добра и истины, может привести человека к воплощению высшего предназначения. Народы, избравшие своим уделом развитие человеческого духа и разума, стремящиеся к познанию, — эти народы способствуют благу человечества, выступая в роли духовных наследников Шема.

ישכן — ПРЕБЫВАТЬ ОН БУДЕТ. Одно из характерных понятий иудаизма — שכינה — впервые упоминается в связи с родоначальником нового человечества. Все религии учат тому, что человек должен делать, чтобы приблизиться к Богу в будущем мире. Иудаизм учит тому, что мы должны делать, чтобы Бог приблизился к нам уже в этом мире. עיקר שכינה בתחתונים — Бог стремится обитать на земле, хочет присутствовать среди людей; Он говорит человеку: ו עש ו לי מק ד ש ו ש כ נ ת י ב תוח ם(«И пусть сделают они Мне святилище, и буду обитать среди них» — Шмот 25:8); пусть сделают свою жизнь святилищем для Меня, и Я буду обитать среди них. Прокладывать путь к Царству Бога на земле — вот миссия Израиля, и такова же цель Торы, врученной Израилю Богом. Данные Израилю обещания, содержащиеся в ней, тоже относятся к нашей жизни на земле.

Корень שכן означает не только «обитание», но и «соседство». В основе тождества понятий лежит возвышенный социальный идеал. В иудаизме «обитать» значит «соседствовать». Выбирая, где ему жить, еврей должен оставить место и для своего соседа. Без соседа его собственное существование не является настоящим שכון — истинно человеческим образом жизни. Еврей говорит соседу: «Поистине, тесно для меня это место; и все-таки я буду обитать здесь, если ты присоединишься ко мне» (Йешаяу 49:20). Концепция שכינה (в смысле пребывания как соседства) приложима и к «обитанию» Божественной Славы на земле, среди людей. Бог хочет обитать в интимной близости к человеку. И при этом Он никак не вторгается в жизнь людей; Всевышний присутствует среди людей таким образом, чтобы они могли жить, полностью реализуя свободу воли, которой Он их наделил. Бог становится שכן человека, а человек — שכן Бога. При этом они не вторгаются во «владения соседа».

Глава 10

2. Хотя перечисляются все сыны Иефета, подробно говорится только о потомстве Гомера и Явана. Яван — наиболее яркий представитель людей йефетического типа, населяющих Европу и Переднюю Азию.

5….Написано איש ללשנו (каждый к своему языку), а не איש בלשנו (каждый на своем диалекте). Разделение языков послужило не причиной, а следствием их «отделения». По мере размножения они расселялись в различных регионах, где под влиянием местных особенностей и факторов их речь претерпевала определенные изменения. Они стали איים — островами, полностью отделенными друг от друга. Единая ארץ (земля) была разделена на ארצות (много стран); один גוי (народ) был разделен на множество национальных групп. Поскольку на человека оказывают влияние внешние обстоятельства, единый язык, на котором первоначально говорило все человечество, теперь разбился на ряд диалектов. Отделенные друг от друга национальные сообщества двигались ללשנו — каждое «к своему собственному языку». Развитие диалектов явилось средством образования наций (גוים) и в то же время служило связью между משפחותם בגויהם (семьями в своих народах). Если нет отдельных общностей, не может быть и союза между ними.

8. И до Нимрода появлялись גבורים («могучие, герои»). Вспомним хотя бы נפלים. (Берешит 6:4). Но именно Нимрод начал להיות גבור בארץ (быть героем на земле); он сконцентрировал весь образ жизни, мировоззрение, вокруг идеи גבור. Нимрод первым внедрил этот идеал в сознание человечества, и с тех пор оно уже никогда его не оставляло.

9. Хотя термин ציד (буквально «охотник») обычно означает зверолова, корень צוד (охотиться, ловить) нередко употребляют и говоря о том, кто завлекает в свои сети людей, חמד רשע מצוד רעים («Нечестивый любит сеть злых» — Мишлей 12:12) и т. д.

'גבור ציד לפני ה — КОВАРНЫЙ ГЕРОЙ ПЕРЕД БОГОМ. Выражение " לפני ה (перед Богом) никогда не употребляется в Танахе для обозначения чего-то враждебного воле Бога. Напротив, эти слова всегда сопровождаются действиями, направленными на исполнение Его воли. Нимрод же начал «Именем Бога» подавлять своих ближних. Он первый стал использовать Имя Бога, чтобы окружить ореолом Божественности жестокую силу, добивался признания Божественного происхождения своей власти. В более позднее время цари уже не довольствовались и этим. Наследники Нимрода не только украшали себя отблесками Божественного величия, но прямо присваивали себе Божественный статус. Так потомки Хама породили фараонов, которые повергались ниц перед своим собственным изображением. Нимрод стал прототипом всех монархов, увенчивавших себя псевдосвятостью, чья власть, политика и лицемерие характеризуются высказыванием " כנמרד גבור ציד לפני ה (Подобно Нимроду, коварному герою перед Богом).

11. В то время как Нимрод видел свое величие в деспотической власти, Ашур измерял его достижениями в области градостроительства и прокладки дорог. (רחבת עיר буквально: «большие дороги, ведущие к городу»). Нимрод был воином-завоевателем; Ашур — строителем.

21. Йефет был старшим братом Шема и, в соответствии со своей миссией, выступал в роли глашатая его идей, располагая сердца людей к восприятию учения Шема. Вполне естественно, что только спустя долгое время стало известно, что Шем — גדול (великий мудрец) на земле. Сердца людей готовы воспринимать искусства и науки Иефета. Но ясный и чистый свет, внесенный в мир Шемом, истина, которую он распространял, идеал, требующий бескомпромиссного выбора между «да» и «нет», — такого рода ценности вынуждены подолгу дожидаться признания.

Глава 11

1. Почти четыреста лет прошло со времени Потопа до דור הפלגה (поколения разделения). Все это время численность населения быстро возрастала, и в языке появлялись диалектные различия. Тем не менее он все еще оставался שפה אחת — одним языком, общим для всего человечества.

שפה אחת (один язык) означает фонетическое единство языка. דברים אחדים (единые слова) — общая морфология и синтаксис, основанные на одинаковом представлении о предметах и их взаимоотношениях. Иными словами, человеческий род все еще был объединен и пребывал в состоянии физической и духовной гармонии, а люди одинаково относились к добру и злу.

3. הבה (ДАВАЙТЕ!) — повелительное наклонение глагола יהב (давать, дайте от себя, дайте от своей силы).

Изучая текст, важно обращать внимание на все детали. Если зло, содеянное דור המבול (поколением Потопа) в Торе называется и детализируется, то вина דור הפלגה (поколения разделения) не разъясняется подробно.

Люди «нашли долину», где не было строительного камня. Они захотели поселиться там постоянно; им было интересно выяснить, смогут ли они построить что-либо из материалов собственного изготовления (на это указывает слово הבה). Люди пытались производить для строительства «рукотворный» камень. Но им не хватало топлива, чтобы обжечь достаточное количество кирпичей. Предложения, в которых не указан объект, подразумевают широкое обобщение. Народ сказал: נשרפה לשרפה (Давайте сожжем) все, что есть, все, что сможем найти. Они использовали кирпичи вместо камней, а строительный раствор служил связующим материалом. Обычно в те дни строили из камней, скрепляя их с помощью глины — оба материала по происхождению природные. Здесь же все материалы были искусственные, собственного изготовления. То, что прежде служило חמר (связующим материалом), теперь использовали в качестве חומר (строительного материала).

4. В пятом стихе мы прочтем, как " ה (Бог в Своем качестве милосердия) сошел вниз, לראות (чтобы увидеть) город и башню, построенные людьми для себя. Прежде, чем совершить суд, Он хотел увидеть, т. е. понять. Очевидно, ничего плохого в городе и башне как таковых не было. Следовательно, зло заключалось в намерении строителей, в их цели. Люди провозгласили: נטשה לנו שם (сделаем себе имя). Когда все человечество провозглашает подобную цель, эта декларация несомненно направлена или против Бога, или против суверенной личности, противопоставленной коллективу. «Сделаем себе имя» не означает стремления к посмертной славе, поскольку слова פן נפוץ (чтобы мы не рассеялись) ясно указывают, что речь идет о настоящем. С другой стороны, в строительстве должны были участвовать и все последующие поколения.

Люди собрались в долине, где не было естественных строительных материалов, и решили продемонстрировать, что сообща они в состоянии одолеть природу. Чтобы объединить усилия, они решили возвести постройку, которая постоянно напоминала бы человеку о власти коллектива над личностью.

Создание общины входило в Божественный план: ואגדתו («и Он основал Свою общину на земле» — Амос 9:6). У Бога имелись серьезные основания сделать людей разными: каждый человек призван дополнять другого. Человек смертен, силы его ограничены — אין צבור מת ואין צבור עני (Гитин 45а) — только община не умирает и не истощается совершенно. Поэтому великие и благородные дела, которым суждена долгая жизнь, могут быть осуществлены только объединенными усилиями всех членов общины. Однако община сможет успешно двигаться к совершенству только в том случае, если вся она в целом находится в тех же отношениях с Богом, что и каждый отдельный человек. Община должна подчинить себя Богу, направить на служение Богу все свои силы и видеть свою миссию только в том, чтобы достичь совершенства в служении. Но здесь-то и скрыта опасность. Человек, в конце концов, всегда поймет, что его силы ограничены. Но община, если она достаточно сильна, легко может прийти к мысли, что она сама — цель своего существования, и поэтому жизнь отдельного человека имеет смысл, поскольку он является членом общины. Тогда личность подчиняется общине и обязана преданно служить ее интересам.

Если община не призывает человека служить Богу, а требует служения самой общине, если она видит в себе цель, вместо того, чтобы рассматривать себя в качестве средства, — человечество не имеет будущего, и ничего хорошего его не ожидает. Случится то, что описано здесь и звучит как пророчество: люди почувствуют свою силу и придут к вере в то, что община может существовать без Бога и Его нравственного закона.

«Древним были необходимы камни, а мы способны строить и без камней». Что это, если не служение бессмысленному идолу, не приносящему счастья, которому человек обязан жертвовать своей жизнью, а община — восхвалять эту жертву как образец следования моральному долгу. Отдельный индивидуум, конечно, вправе пролить слезу по поводу утраты — смерти другого индивидуума. Но когда вся община строит дорогу к своей славе, отдельная человеческая жизнь не так уж ценна. Община заявляет: נשרפה לשרפה — сожжем все, что есть — неважно, что нам придется много разрушить, пока мы будем возводить здание нашей славы. В такой ситуации индивидуум начинает верить, что не так существенно, сколько он прожил на земле и в какой момент должен будет отдать свою жизнь, — лишь бы это было сделано во славу общины, хотя лично ему эта слава ничего не прибавляет к его жизни. Так חמר (связующий раствор) становится חומר (строительным материалом), средство становится целью — это касается и духовного, и материального аспектов существования.

Наши мудрецы учат, что подобная цель может осуществляться только под руководством Нимрода. Лишь такой «коварный герой перед Богом» способен подвигнуть людей на самопожертвование. Но даже он не преуспел бы в этом, если бы не умел так ловко возбуждать в массах энтузиазм, если бы не настолько искусно отождествлял себя с массой, отдающей за него жизнь, если бы не знал, как убедить людей в том, что его слава — это слава каждого из них. И Наполеон, и Александр Великий знали, как вести за собой массы, чтобы те служили их целям не ради золота и богатств, а за орденскую ленточку в петлице.

Будет колоссальной ошибкой предполагать, что общине позволительно стремиться к достижению целей, выходящих за пределы нравственного закона. Если для индивидуума, под давлением обстоятельств отклонившегося от строго нравственного пути, можно найти если не оправдание, то хотя бы извинение, сошедшей с пути общине нет прощения ни при каких обстоятельствах.

В свете последующего стиха становится понятным выражение פן נפוץ (чтобы мы не рассеялись). Люди боялись, что перестанут быть общиной. Им не пришлось бы опасаться этого, если бы в их представлении главная задача общины заключалась в служении человеческой личности. Когда община соответствует своему назначению, пусть даже она состоит из миллионов, не возникает необходимости в искусственных мерах для поддержания ее целостности, она едина, потому что каждый из ее членов устремлен к Самому Богу. Если же община не считает, что она существует только ради индивидуума, а наоборот, декларирует принцип «Сделаем себе имя», тогда, конечно, индивидуумы принуждаются жертвовать собой ради общины.

Когда община провозглашает נעשה לנו שם, когда насаждается напыщенный патриотизм, когда людям внушается потребность действовать для прославления общины и одновременно ставится в вину стремление индивидуума к самореализации, — тогда извращается нравственная роль как общины, так и индивидуума. Можно пресытиться всеми страстями, но стремление к славе не имеет предела Это не единственный пример в истории, когда стремление к славе инспирировало возведение бессмысленной башни и попустительствовало равнодушному разрушению всего остального лишь для того, чтобы добыть для строительства необходимые материалы. Вся дальнейшая история рассказывает о башнях воображаемой славы, к строительству которых Нимроды умели привлечь или принудить народы. Но о чистой человеческой жизни, о простой жизни обычных людей в их скромных домах — о таких вещах история, по большей части, умалчивает. Подобные вещи, согласно прекрасной метафоре наших мудрецов, записывает только Бог. О них будут свидетельствовать пророк Элияу и Машиах — провозвестник и исполнитель окончательного освобождения человечества.

Об извращенной системе ценностей поколения строителей Вавилонской башни рассказывается в Пиркей дерабби Элиэзер: Когда с башни срывался человек и разбивался насмерть, на это не обращали внимания. Но если на землю падал кирпич, садились и плакали. «Где мы возьмем другой, чтобы его заменить?»

Строительство башни, вершина которой должна была уходить в небо, послужило образцом для последующих поколений. История рассказывает о подобных сооружениях. В древнем Египте, вполне усвоившем нимродово идейное наследие, каждый фараон, придя к власти, начинал воздвигать себе пирамиду и продолжал строительство до конца жизни. Весь народ был превращен в рабов, обреченных бесконечно трудиться над сооружением построек, возвеличивающих и увековечивающих славу его царей. По словам наших мудрецов Нимрод сказал נעשה לנו שם (сделаем себе имя), имея в виду самого себя; здесь мы впервые встречаемся с pluralis magestatis, когда человек говорит о себе «мы», считая себя адекватным выразителем воли всего стоящего за ним народа. В действительности, колоссальные сооружения не являются истинными монументами народной славы, они прославляют лично тирана, умело использовавшего творческие силы народа, который не только позволил эксплуатировать себя, но и окружил своего поработителя ореолом славы. Вся история человечества до сего дня доказывает правоту сказанного нашими мудрецами, הקנאה והתאוה והכבוד מוציאין את — «зависть, сладострастие и честолюбие изводят человека из мира» (Пиркей Авот 4:28). Допотопный мир погиб из-за תאוה וקנאה (зависти и сладострастия). Теперь к этим грехам добавилось еще честолюбие.

5. Пока Тора рассказывает историю Потопа, Бог упоминается как אלקים (то есть, о Нем говорится как о строгом и справедливом судье и властелине природы). В истории строительства башни Бог, как отмечает Рамбан, всегда упоминается под именем הויה (то есть, Тетраграмматон — в Его качестве милосердия), как Тот, Кто способен отменить законы природы ради нравственного воспитания человека. Физическая и моральная дегенерация поколения Потопа представляла угрозу не только для человеческого общества. Она угрожала порядку природы, созданной Творцом (אלקים). В отличие от этого извращение דור הפלגה (поколения разделения) не было ни физическим, ни даже социальным. В обществе царили мир и гармония. Но будущему человечества, зависящему от достоинства и нравственной чистоты каждого человека, угрожали замыслы его лидеров. Вот почему вмешательство Бога описывается как действие " ה, Божественного Провидения, стремящегося принести освобождение всему человечеству.

Здесь в Торе впервые встречается глагол וירד (и спустился). Принимая во внимание, что עיקר שכינה בתחתונים (Бог стремится пребывать среди людей), можно заключить, что глагол וירד, когда он относится к Богу, всегда указывает на кризис в развитии мировых событий. Бог вмешивается в дела мира, чтобы предотвратить окончательный раскол между землей и небом, привести мир на шаг ближе к его конечной цели — дню, когда שכינה, Божественное Присутствие, снова сможет пребывать בתחתונים — на земле, среди людей.

Однако в данном случае употребление глагола וירד особенно показательно. Община не позволяла индивидууму служить никому и ничему, кроме нее самой. Это было не просто атакой на вечную, неотчуждаемую ценность личности, превращением человека в кирпич, приобретающий значимость лишь в «стене» общины. Это было покушением на самого 'ה, который призывает каждого человека служить непосредственно Ему. ה' (Бог в Его качестве милосердия) не поощряет рабства. Когда вместо того, чтобы возвышать людей во Имя Бога, человечество подменяет Его Имя своим собственным, 'וירד ה — Бог нисходит. Он не позволяет миру развиваться бесконтрольно, а нисходит, чтобы «посмотреть» на сооружение, возводимое людьми, «понять» намерения человечества.

6. СКАЗАЛ БОГ. И вот, проделав большой путь, они собрались здесь вместе. О чем они думают, что хотят сказать, осознав значимость своего единства? «Давайте восславим Бога; совместными усилиями прославим его Имя»? Нет, они говорят נעשה לנו שם (Давайте, сделаем себе Имя). Для этого они решили объединить свои силы. Корень בצר означает сделать нечто непобедимым, неуязвимым для любого покушения, ועתה לא יבצר מהם — теперь ничто не будет для них недостижимо, все окажется в пределах их досягаемости.

7. נבלה (увядание) их языка — немедленный результат ירידה (сошествия) Бога.

נבל (увядание) — это начало נפל (падения или умирания). То, что впоследствии приводит к падению, начинается с «увядания». Цветок увядает, как только каналы, связывающие его с источником жизни, прерываются. Когда связь разорвана окончательно, цветок опадает, отрываясь от стебля. Как только Бог «сошел» на землю, языки были отрезаны от источника, который прежде формировал их.

До этого времени, как говорит Тора, у человечества был שפה אחת ודברים אחדים (один язык и слова одни). Людей связывали не просто физические и климатические факторы. Важнейшей объединяющей силой, определяющей их общее сознание, их отношение к миру, являлся единый язык, который сохранял דברים אחדים (одни слова), общее вербальное выражение понятий и ощущений. Но подобное единство сознания может сохраняться только до тех пор, пока слова не создаются каждым индивидуумом по личному усмотрению, а передаются путем преемственности, по традиции. Пока люди находились в согласии по принципиальным вопросам, и их согласие санкционировалось высшим источником, язык сохранял объективность, т. е. основывался на неизменной природе и цели вещей, а не на произвольных вглядах и субъективных оценках индивидуумов. Такой объективный язык способен сохранять согласие между людьми по основным жизненным и мировоззренческим вопросам, способен служить основой человеческой мудрости. Юриспруденция, этика, физика и метафизика — все они окажутся в равной мере объективными, способными установить истинную природу вещей и их предназначение. В идеальной ситуации все знание будет содержаться в языке, являющемся общим достоянием всего человечества и каждого человека.

שפה אחת (единый язык), на котором Бог учил первого человека воспринимать вещи и их взаимоотношения, состоял из слов, данных Самим Богом. В эти слова были облечены пути и способы восприятия действительности, которые Бог хотел положить в основу человеческой мудрости. Фраза " קרא בשם ה (призвал или воззвал Именем Бога) может означать, что язык был призван научить людей, каковы вещи на самом деле и для чего они служат, — не по субъективным человеческим представлениям, а согласно воле Бога, который хочет, чтобы люди видели мир в истинном свете. Ибо пока мы называем вещи их собственными именами, истина остается для нас ясной и нерушимой. Если вместо того, чтобы способствовать отдельным личностям, призванным 'לקרוא בשם ה (Взывать во Имя Бога), община старается отвлечь человека от служения Богу, подчинить его себе, индивидуум должен восстать против нее, заявив: «Я не признаю такой общины; я признаю только самого себя». Делая это заявление, он, конечно, выплескивает вместе с водой и ребенка: он обрубает корни, через которые получал всю человеческую мудрость, исходящую из Божественного источника, и превращается в некую неопределенную, несориентированную субъективность. Однако если община глубоко порочна, единственный способ сохранить человеческие качества индивида — это децентрализовать общину. Субъективное самосознание индивида, определяющего вещи согласно своему собственному видению, отказываясь подчиняться жесткому диктату общины, стало тем новым фактором (выраженным словами 'אשר בלל ה /стих 9/), который Бог пробудил в человеке, разделив языки. Теперь на утверждение: надо сохранить старый порядок, поскольку только то, что изначально вложено в человека, соответствует его природе, человек отвечал: «Я не признаю над собой никакого закона и порядка! У меня собственная голова. Что я решил, то и буду делать; именно это соответствует моей природе!» Пробуждение субъективизма стало результатом ירידה (схождения) Бога и завершало процесс נבלה (увядания).

С этого момента начинают проявляться такие черты характера, как упрямство, своеволие, подверженность настроениям и страсть придумывать имена для вещей, — и, конечно, эти имена уже не прежние их имена, данные вещам Богом. Люди перестали понимать друг друга. Теперь человек мог дать вещи имя, непонятное другим, только ради того, чтобы утвердить свою независимость от них, ибо независимость стала синонимом своеволия. Мы видим также в последующей истории, что все попытки централизации власти начинались с попыток лишить язык его избыточной полисемии.

И этот конфликт между разными взглядами на вещи все сильнее разделяет людей.

8. Слово Бога высвечивает небольшую сферу, чтобы дать нам представление о том, как Бог упорядочивает явления. Из незаметных штрихов вырисовывается образ человека, которому предстоит стать орудием, способным помочь человечеству подготовиться к исполнению его конечного предназначения. Эта глава заканчивается генеалогией. Она начинается с Шема и кончается именем человека, который перед лицом своих современников, провозгласивших в качестве кредо נעשה לנו שם (Сделаем себе имя), был готов пожертвовать жизнью ради того, чтобы народ, которому суждено от него произойти, следовал принципу " לקרוא בשם ה (взывать во Имя Бога). Повинуясь этому принципу, человечество когда-нибудь найдет решение всех своих проблем, сопровождавших его на протяжении тысячелетий. Этот человек и его народ были призваны сберечь сей великий принцип, сохранить путеводную нить для всего человечества, чтобы знание о Боге никогда не покинуло людей.

С разрешения издательства Швут Ами


Недельная глава «Лех Леха» начинается с того, что Всевышний приказывает нашему праотцу Аврааму оставить родину и пойти в Кнаан («И сказал Г‑сподь Авраму: иди из земли твоей…»). Читать дальше

Десять знаков того, что Авраам достиг уровня разумной души

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Уровень Авраама идеально соответствовал уровню разумной человеческой души. Подтверждением этому являются поступки праотца, упомянутые в Торе.

Мидраш рассказывает. Недельная глава Лех Леха 2

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы

Лот, дочери и сыновья. Недельная глава Лех Леха

р. Ури Калюжный

Лот не был праведником, мягко говоря. Он поселился в Сдоме, столице грешников. Почему же Всевышний решил спасти его от участи других горожан? И почему Лот так неадекватно повел себя после спасения?

Избранные комментарии на недельную главу «Лех Леха»

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Творец обещает Аврааму сделать его потомство «великим народом». Натуральный ход событий препятствует этому, чтобы народы мира поняли — евреи обязаны своим благополучием только лишь Всевышнему.