Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
«Нет более цельного сердца, чем разбитое сердце»Рабби Менделе из Коцка
Если спросить женщину, которая едет домой с работы, куда ты направляешься, она отвечает — «домой». Слово «домой» указывает не только на направление ее движения, но, в основном, на продолжение исполнения ее семейных обязанностей.

Поскольку у женщины есть партнерские качества, она не чувствует и не думает, что делает одолжение мужу и детям тем, что заботится о них. В своих усилиях ради семьи она видит выполнение своих обязанностей, и она считает его само собой разумеющимся. Но муж не рассматривает свою помощь в доме нечто само собой разумеющимся. Он считает себя «добровольцем». Если спросить женщину, которая едет домой с работы, куда ты направляешься, она отвечает — «домой». Слово «домой», с ее точки зрения, указывает не только на направление ее движения, но, в основном, на продолжение исполнения ее семейных обязанностей — различных домашних забот — на вторую, третью или четвертую ее ставку.

Мужчина, направляющийся домой с работы, тоже ответит «домой», если спросить «куда ты идешь», но для него это означает «отдыхать», а не «заниматься домашней работой». Последствия этого различия мы можем видеть, когда супруга просит мужа сделать что-то по дому, особенно то, чего он делать не привык. Он выполнит ее просьбу, но глубоко внутри будет считать, что его потревожили в часы законного отдыха. Умом он понимает, что факт его женатости накладывает на него и определенные обязанности: быть партнером, заботиться о том, что происходит в доме, и заниматься им. Несмотря на это, эмоционально этот вывод для него вовсе не очевиден в той же мере, как его супруге.

Различие в исходных позициях мужчины и женщины раскрывает и используемая ими лексика. Когда муж приносит домойнужные вещи, он говорит жене, ощущая удовольствие и преданность: «Я принес тебе, я купил тебе, я сделал тебе». Слова «я принес тебе» или «я купил тебе» отражают приятное ощущение мужа, видящего себя «волонтером». Его волонтерские высказывания — это почетная грамота, которую он выдает сам себе за свой положительный моральный облик и добросердечность: ведь он столько делает ради жены и детей. Они также являются доказательствами его возможностей: ведь он постарался и сделал что-то для жены и детей по своей доброй воле, несмотря на то, что, по его мнению, не был обязан это делать. В то время как мужчине приятно считать себя волонтером, супруга может быть и рада его участию в домашних делах, но она питает отвращение к волонтерской лексике, сопровождающей его действие. Поэтому она протестует: почему он говорит «тебе»? Разве это не для всей семьи — для тебя и твоей жены, для твоих детей?! Из ее раздраженного тона можно понять, что его слова не только кажутся ей нелогичными, но они ее злят, поскольку она видит в них доказательства того, что он не чувствует себя обязанным и недостаточно привязан к семье.

Подытожим вкратце мысль, которую мы пытаемся донести. Женщина обладает партнерской психологией, и поэтому она ощущает себя обязанной по отношению к институту брака вообще и по отношению к мужу и детям в частности. Она чувствует, что обязанность человека связывает его с институтом, по отношению к которому он имеет обязательства, и поэтому она ожидает, что и муж будет думать подобным образом: ощущать свои обязательства и, тем самым, быть связанным с семьей вообще и с ней в частности.

Но когда муж тем или иным образом выражает свое самоощущение «волонтера», женщина может посчитать, что только она чувствует связь с ним и с семьей, а он — нет.

У волонтера, однако, есть определенные преимущества перед «обязанным». Ведь волонтер делает то, что берет на себя, с большим энтузиазмом, поскольку он действует из личного побуждения и внутреннего желания. А недостаток волонтера в том, что он не связан неразрывной связью с тем, ради кого он действует и старается, поскольку побуждение его действия — это только его желание, а не обязанность. Поэтому когда он хочет — он делает, а когда не хочет — не делает. В этом выражается тот факт, что он — не партнер: он не так привязан к супруге и к семье. Поэтому жена, которой сложно принять этот волонтерский необязывающий подход, видит в нем отсутствие связи и реагирует высказываниями, смысл которых: все, что ты делаешь, — это ради семьи, и ты связан обязательствами по отношению к ней точно так же, как и я.

Различие между волонтером и обязанным позволяет Мааралю (Тиферет Исраэль 32) объяснить, почему, после того как народ Из-раиля выразил готовность принять Тору и сказал «все, что говорил Б-г, сделаем и услышим», Всевышний все равно заставил евреев принять Тору и для этого «поднял над ними гору, как лохань». На первый взгляд, что может быть лучше, чем народ, который по доброй воле и по своей инициативе принимает Тору?! Ведь действие, предпринимаемое по своей воле, выражает глубокую любовь, в то время как действие по принуждению создает противодействие и раздражение в сердце исполнителя. Маараль объясняет: превосходно, когда человек делает что-то по своему желанию; но есть преимущество и в ситуации, когда его заставляют что-то сделать, а именно — «связь» с исполняемым действием, поскольку у человека нет возможности прекратить его. Такого преимущество нет в случае волонтерства, поскольку есть возможность прекратить действие. А Всевышний хотел создать абсолютную связь между народом Израиля и Торой, связь, которую невозможно прекратить, Он «поднял над ними гору, как лохань» в дополнение к их «волонтерскому» принятию «все, что говорил Б-г, сделаем и услышим».

Еще один аспект склонности женщин к душевной связи проявляется в том, что ей сложно расставаться с людьми. Представим себе супругов, находящихся на каком-то мероприятии. Жена обращает внимание мужа на то, что уже поздно, и нужно идти домой. Муж соглашается, и они решают немедленно уходить. Не проходит много времени, и муж уже стоит один у двери, ждет жену. А она задерживается. Она прощается с подругами еще и еще, одной пожимает руку, другой говорит несколько дружеских слов, третьей машет рукой… Когда она в конце концов доходит до двери, муж встречает ее вопросом: «Ты же сама сказала, что уже поздно! Почему ты так задержалась?» Она отвечает: «Я должна была попрощаться с подругами!» Он пожимает плечами и говорит в заключение: «Зачем прощаться? Уходишь и все!»

Партнерское качество женщины и его отсутствие у мужчины выделяются уже в подростковом возрасте. Каждый человек, у которого есть сыновья и дочери, может заметить, что когда друг его сына прощается с ним, сын в лучшем случае провожает его до двери. А когда подруга уходит от дочери, та сообщает матери, что идет ее проводить. «Не приходи слишком поздно!» просит мать. И действительно, дочь провожает подругу до угла, а та, в ответ, провожает ее обратно в сторону дома, и т.д.

Эти поведенческие различия между мужем и женой проистекают из того, что женщине, обладающей качеством партнерства, трудно расставаться с подругами, и процесс расставания — медленный и длительный. А у мужчины нет этого качества, и он способен уйти из зала почти без всяких прощаний, или не провожать приятеля, зашедшего к нему в гости.

То, что у женщины процессы налаживания связей и расставания проходят по-другому, мы можем видеть и в других ситуациях. К примеру, юноша и девушка встречаются с серьезными целями: проверить, подходят ли они друг другу для брака. Предполагается, что женщина заинтересована в женитьбе больше, чем мужчина, но когда дело доходит до принятия решения, девушки, как правило, думают дольше парней. Это не обязательно происходит от нерешительности, скорее всего, дело в особом строении женской психики: в ней заложено, что замужество — это абсолютное связывание, накладывание на себя рамок обязательств. И для того чтобы принять на себя эти рамки, необходимо много душевных сил.

Понятно, что и парень думает так же, но женщина понимает свои обязательства глубже и сильнее, поэтому ей сложнее принять решение. Нечто подобное мы можем видеть также и в отношении эмоциональной связи между мужем и женой. Мужу не трудно налаживать дружбу и связь в рамках брака, и он обычно является инициатором этого, в то время как жена следует за его инициативой. Но он также способен быстро отделиться от супруги после того, как связь наладилась. Ему гораздо легче расстаться, чем жене. А причина в том, что, поскольку подход мужа к браку основан больше на «волонтерстве» и меньше на обязательствах, он не ощущает необходимости в абсолютной привязанности, и поэтому связь для него легка. В том время как жене, подход которой построен на связи, тяжело включиться в отношения все то время, пока она не ощущает абсолютной связи с женихом или мужем. Даже какие-то обидные слова, которые он когда-то давно сказал ей, могут мешать ее эмоциональной привязанности. У мужчины это выражено в меньшей степени.

Из книги «Еврейский дом»

C любезного разрешения организации «Мишпаха кеАлаха»


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Тема дня

Новомесячье — Рош Ходеш

Сегодня вечером наступает Новомесячье (Рош Ходеш) месяца Элул. О том, что такое Рош Ходеш и чем этот день отличается от других дней — читайте в этой теме.
Читать дальше