Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Три строки благословений соответствуют трем праотцам, в первой строке пятнадцать букв, из пятнадцати слов состоит весь текст благословений

Одна из важнейших заслуг и обязанностей семьи еврейских священников (койhаним) — благословение, которое передается через них всему народу. Причем, после первых слов полученного свыше приказа («Так благословляйте сыновей Израиля») добавлено еще два (вроде бы, необязательных) слова «скажи им», за которыми уже следует текст благословения, произносимый священниками во время молитв. В Талмуде (в трактате Сойто) объясняется, что добавленный призыв «сказать священникам» обязывает ведущего молитву произносить — до самих койhаним — текст благословения, а тем уже предписывается повторять каждое слово.

Раскрывая смысл этого отрывка Талмуда, рабейну Шломо Эфраим (в книге своих объяснений «Кли Йокор») пишет о невозможности благословить кого-либо до получения благословения свыше: ведущий молитву «дает благословение» священникам, а те, уже будучи «наполненными сосудами», передают «полученное содержимое» всей общине. Эта же идея (изначального благословения для самих койhаним, пришедших благословлять остальных евреев) не только начинает, но и завершает отрывок нашей главы, посвященный обсуждаемой теме. Последнее предложение — «И поместят Имя Мое на сыновей Израиля, и Я благословлю их» — в трех завершающих словах допускает несколько равноправных трактовок — как относительно общины, получающей благословение, так и относительно койhаним: во-первых, речь идет о «рядовых» евреях: они получают благословение от Вс-вышнего, а не от священников (благодаря чему, по Закону не строго обязательно, чтобы выходящие на возвышение койhаним — являющиеся только «передатчиками» — были сплошь праведниками и мудрецами); а, во-вторых, слова «благословлю их» относятся к тем, кто благословляет: они сами должны сначала «наполниться силой от Творца», должны получить благословение.

Эта же мысль — в основе знаменитых слов, сказанных праотцу Аврааму в начале главы «Лех Леха»: «и благословлю благословляющих тебя», то есть, сначала дам благословение тем, кто потом передаст его остальным.

В коротком и емком тексте благословений умещается множество смыслов, более или менее очевидных ссылок и намеков на заслуги великих праведников, на драматическое движение и грядущее завершение истории. Как объясняет рабейну Яаков бен Ашер («Баал hа-Турим»), большое значение в этом маленьком, исключительно насыщенном отрывке имеет все — вплоть до количества слов и букв. Три строки благословений соответствуют (именно по содержанию) трем праотцам, в первой строке пятнадцать букв, из пятнадцати слов состоит весь текст благословений — из-за того, что в этом мире Авраам, Ицхак и Яаков прожили вместе пятнадцать лет (и это был самый важный период времени, оставивший потомкам отцов-основателей наибольшие заслуги и духовные силы).

Если рассмотреть хотя бы первые слова благословений (то есть, первую строку — «Благословит тебя Вс-вышний и охранит тебя»), оказывается, что в этой короткой формуле содержится множество самых неожиданных смыслов (кроме самого простого, приведенного в комментарии Раши — что «Вс-вышний не просто подарит некое благо, но и будет хранить это подаренное благо от всяческих посторонних посягательств» и кроме того, что приводится в книге «Даас Зкейним» — «благословит» сыновьями «и охранит» — от всяких неприятностей с дочерьми). В Мидраш Раба, в числе прочего, написано, что слова «и охранит тебя» означают, что Вс-вышний «сохранит для тебя завершение» (имеется в виду «мессианский конец истории»).

Объясняя это, с первого взгляда, довольно странное упоминание о грядущем спасении, Сатмарский ребе задается вопросом: почему знание о конце истории, о приходе Машиаха было скрыто даже от самых величайших мудрецов и пророков, постигших невероятное (для нас) множество других мистических тайн? Праотец наш Яаков, который хотел было рассказать сыновьям о мессианских временах, в последний момент вдруг забыл всю эту секретную информацию; учитель наш Моше, увидевший на Синае все поколения с их мудрецами и праведниками, также не получил знание о завершении истории; другие великие знатоки тайн Торы во все времена — не обрели детального представления об этой важнейшей составляющей нашего мировоззрения.

Разъяснение этой принципиальной проблемы начинается с отрывка из последней (в большой части посвященной именно этой теме) главы трактата Санhедрин. Там написано, что «не придет сын Давидов, пока не отчаются от спасения: как однажды раби Зейра обнаружил мудрецов, занимающихся им (то есть, как поясняет там Раши, пытающихся вывести, “когда именно придет Машиах”). Сказал (раби Зейра): “Очень прошу вас — не отдаляйте его”, как учили, что одна из вещей, приходящих при отвлечении от нее, это — Машиах».

Как понять этот отрывок Талмуда? Если спасение придет только тогда, когда люди отвлекутся от размышлений о нем, то — почему же мудрецы установили столько молитв о спасении, почему постоянное ожидание Машиаха — одна из тринадцати основ веры?

Однако, пишет рав Йоэль, объяснение всего этого в том, что — несмотря на обязанность «непрерывно ждать прихода», запрещено нам «углубляться и изучать, каким образом будет организовано мессианское завершение истории»: изучение «времени и способа спасения», как показано в процитированном отрывке Талмуда, только отдаляет ожидаемый приход. Таково объяснение отрывка из пророка Малахи, посвященного грядущему избавлению: «Нежданно придет в чертог свой господин, которого вы ждете». Вроде бы странно: как же может быть «нежданным» то, что «ожидается» (тут Сатмарский ребе ссылается на законы предметов, которые запрещено перемещать в Субботу: если еврей сидит и ждет того, что перемещение некоего предмета в течение субботы перестанет быть связанным с каким-либо нарушением, то этот предмет не имеет статуса запрещенного, то есть — не считается, что человек отвлекся от данного предмета при наступлении Субботы; то же, как будто бы, и с Машиахом: как он может считаться пришедшим нежданно (по талмудической формулировке — «при отвлечении разума»), если все его настолько активно ждут?).

Однако, согласно сказанному выше, отрывок из пророка получает точное объяснение: с одной стороны, конечно, заповедью является постоянное ожидание (это, кстати говоря, один из трех важнейших вопросов, задаваемых человеку «после ста двадцати лет» в лучшем мире: «Ждал ли ты спасения?» ); однако, с другой — все равно «приход» обязательно будет неожиданным: ибо запрещено нам углубляться в изучение способов и обстоятельств ожидаемого спасения, поэтому — «ожидаемое» будет «нежданным», необычайным.

Так же объясняется и фраза о том, что Машиах не появится, пока люди «не отчаются от спасения»: следует понимать — пока люди не потеряют надежду на понимание обстоятельств грядущего избавления, когда полностью отчаются узнать, как именно (и когда именно) все будет происходить. И, поскольку всяческие человеческие расчеты (бесполезные и даже вредные) только отдаляют спасение, у всех — даже самых великих знатоков Тайного — была отнята сама способность раскрыть важнейшую тайну истории.

Одна из многочисленных смысловых деталей «благословений священников» — это «сохранение завершения истории». Сохранение в неприкосновенности того знания, попытки получить которое отдаляют мессианскую эру. И это сокрытие, эта таинственность — составная часть благословения, важный подарок, получаемый нами: ибо не допустить до лишнего не менее важно, чем даровать необходимое…

Из «Книги для изучения Торы»


Наш праотец Авраам дает нам хороший пример гостеприимства. Мудрецы говорят, что его шатер был открыт на четыре стороны — для каждого гостя. Мы расскажем о правилах и традициях, рекомендуемых тем, кто желает по-настоящему исполнить эту заповедь. Читать дальше