Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Квасное — символ злого начала. Выполняя заповедь есть мацу в первую Пасхальную ночь, мы соединяемся со святостью.

С одной стороны, сказано в главе «Бо» (12:33-34): «и усилились египтяне на народ, чтобы поторопить отослать их из земли той, потому что говорили: все мы умираем. И понёс народ этот тесто своё прежде, чем заквасилось…». Однако, с другой стороны, сказано (12:39): «и испекли это тесто, которое вынесли из Египта, лепёшками пресными, ибо не заквасилось, потому что были изгнаны из Египта, и не могли задержаться». Известно от имени Ари заля, что «не могли задержаться», потому что если бы задержались, то достигли бы пятидесятой ступени нечистоты и уже никогда бы не могли быть освобождены.

И, на первый взгляд, здесь есть противоречие: ведь в стихе сказано, что каждое мгновение задержки приводило к смерти египтян, и поэтому они старались отослать народ Израиля как можно скорее, а не потому что каждое мгновение промедления грозило духовной смерти народа Израиля, как это объясняет Ари заль!? Ответ следует из мидраша, что верно и то и другое: со своей стороны, египтяне их изгоняли, чтобы остаться в живых, однако, и народ Израиля в свою очередь не мог задерживаться.

И действительно, в геморе (трактат Брахот 9) сказано, что поспешность была двух видов: поспешность египтян и поспешность Израиля. Египтяне торопились отослать, начиная с полуночи, когда началась десятая казнь — казнь первенцев, а народ Израиля поторопился выйти только с утра. Этим гемора объясняет спор мудрецов о том, до какого времени необходимо заканчивать еду Пасхального жертвоприношения — до полуночи или до утра. Ради Элиэзер считает, что до полуночи, а Раби Акива, что до утра. В стихе сказано «ешьте его поспешно». Спор в том о какой поспешности сказано в стихе.

Причина двух видов поспешности в том, что нечистота должна быть отделена от святости, а святость тоже должна быть отделена от нечистоты. И так случается, что когда раскрывается Всевышний: нечистота, язычество — умирает и уничтожается, и поэтому хотели изгнать святость из себя, чтобы остаться в живых. Однако, народ Израиля, который погружался в нечистоту Египта и больше не мог задержаться даже чуть-чуть, чтобы не погибнуть — из-за раскрытия Всевышнего соединились со святостью, и как следствие этого, с поспешностью вышли из Египта — места скверны.

В Песах существуют две противоположные заповеди: запрет есть квасное и заповедь есть мацу. В комментарии на Шулхан арух «Беер Эйтев» (п.447, п.1) от имени Аризаля приводит, что каждый кто остерегается квасного даже в самых незначительных количествах, как и требует закон — не согрешит в этом году. Причина этого в том, что квасное — символ злого начала. И наоборот, о пресной маце сказано в книге Зоар — что это хлеб веры. Получается, выполняя запреты, не только связанные с поеданием квасного, но и запреты, связанные с владением квасного — мы изгоняем зло не только из себя, но и из своего владения. С другой стороны, выполняя заповедь есть мацу в первую Пасхальную ночь — мы поглощаем веру и соединяемся со святостью, которая становится частью нашего тела.

Уместно упомянуть, что по одному из мнений, «дерево познания добра и зла», было пшеницей. После того, как Адам-аРишон нарушил заповедь Всевышнего и поел его, зло стало такой же частью человека, как и добро. И теперь добро и зло смешаны в нём. Мы изучаем Тору, построенную на логике, абстрактных формулах, законах. Так какая же разница для чего мы используем инструмент познания — разум: для изучения Торы или для постижения чего-то другого? Ответ в том, что квасное и пресное сделано из муки и воды, разница лишь в том, заквасилось ли оно, или осталось пресным, а в аллегорическом смысле — есть ли там, только исследование в призме Божественной мудрости, или же, в призме смеси добра и зла. Здесь так же: разум и логика одни и те же инструменты, разница лишь в предмете изучения и происхождении законов: Божественных или человеческих.

Однако, как было сказано выше, необходимо оделить не только нечистоту от святости, но и святость от нечистоты. И поэтому недостаточно для исполнения заповеди мацы, чтобы она не была квасным. Требуется, чтобы она была сделана во имя заповеди мацы, и поэтому жертвоприношение назира, одним из компонентов которого были пресные коржи — «ракиким», и пресные «халот», входящие в состав благодарственного жертвоприношения, хотя по факту являются мацой, тем не менее, не подходят для исполнения заповеди мацы в Пасхальную ночь, поскольку не были сделаны во имя заповеди мацы. Таким образом, необходимо активное произведение мацы, а не просто чтобы она была таковой фактически. Так это учится в мишне (трактат Псахим) из стиха: «храните мацу». Смысл этого закона в том, что недостаточно, чтобы тесто не было квасным, ведь если его не хранить оно само собой становится квасным, и зачем существует дополнительное требование «хранить мацу»? Из этого следует, что тесто должно быть приготовлено и «сохранено» во имя заповеди мацы.

Как известно, что по мнению Гаона из Вильно, заповедь есть мацу существует не только в первую Пасхальную ночь, но и в течение всех дней праздника Песах. И тем не менее, даже, по его мнению, это не повелительная и обязательная заповедь, как в первую ночь праздника, которая учится из сказанного «вечером ешьте мацу», а «осуществляемая», то есть зависящая от исполнения: тот, кто это делает — выполняет заповедь, однако это не является обязанностью. Может быть возможно объяснить это так: тот, кто ест в течении Песаха картошку, конечно не ест квасного и пассивно не нарушает этот запрет, однако, когда человек в течении всего Песаха ест мацу — он активно не ест квасное, и тем самым активно не нарушает запрет и выполняет эту заповедь — «не есть квасное», хотя обязанность «есть мацу» существует только в первую Пасхальную ночь. Получается, что тем самым человек активно отстраняется от запрета.

Подобную идею мы находим в мишне (тратат Авот 5:5). Там сказано: десять чудес сделал Всевышний народу Израиль в Египте и десять чудес на море. Однако суть десяти чудес в Египте была в том, что десять казней обрушились на египтян, а чудо для народа Израиля было в том, что казни его миновали. Основным во всех десяти казнях было то, чтобы судить, наказать и уничтожить скверну и язычество. Однако, следствием этого были уроки, которые должен был вынести народ Израиля из этого: «нет как Я во всей земле» «Я Господь внутри земли» «Мне принадлежит земля» — выводы подводящие итог каждой тройке казней. Эти казни указывают на то, что Всевышний сотворил мир, поэтому властвует в нём как хозяин, и изменяет его по своему желанию, знает происходящее на земле, способен отреагировать, и отреагировать адекватно содеянному — наказать преступников и наградить заслуживших, может сообщить заранее о будущих казнях человеку, подтвердив тем самым существование пророчества. Уничтожая скверну, это косвенно послужило спасением и благом для народа Израиля. Однако на море, целью чудес — было сделать благо и добро народу Израиля, а уже следствием этого стало уничтожение египтян, преследовавших народ и погибших в море. Примечательно, что многие чудеса из десяти, происходивших на море, были только для особой красоты и привлекательности, а не из-за необходимости: например, море разверзлось на двенадцать частей — для каждого колена по отдельности, а вода в застывших стенах моря была прозрачной, так что можно было видеть идущих другим путём, как в окне — это было сделано только для красоты. Вода на дне моря застыв, не превратилось в один камень, а в каменную мозаику — в отдельные камни, тоже для красоты. Вода (в солёном море) стала сладкой, а отпив её, она снова застывала. Всё это было только для того, чтобы сказать нам: посмотрите и попробуйте на вкус — как добр Всевышний.


Подобно тому, как наше тело связано своими корнями с душой («нешама»), внутренняя мудрость тоже имеет свой корень. Этим корнем мудрости является «рацон», желание. Читать дальше