Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Хотя эгоизм — пассивное, а не активное зло, он может привести к ужасным последствиям. Поэтому Талмуд называет эгоизм одним из самых тяжелых грехов»Рав Шимшон Рефаэль Гирш, “Мысли и афоризмы”
Моше — спаситель наших отцов — будет и нашим спасителем

Наиболее известные сложности в нашей главе касаются, пожалуй, места расположения первого абзаца. Вдруг, внутри неразрывного, казалось бы, повествования о внутреннем и внешнем убранстве переносного Храма — с одной стороны, и об одеждах священников (бигдей кеhуно בגדי כהונה) — с другой, излагается порядок зажигания храмового светильника (меноры). И совсем удивительно выглядит эта «вставка», если учесть, что приказ о зажигании повторяется еще в двух местах Торы (в главах «Эмойр» и «Беhаалойсхо»), где рассказ об этом выглядит понятнее и естественнее.

Один из мудрецов, по праву упоминающийся среди «классических» и «великих», Рабейну Ицхак Абарбанель, казалось бы, просто констатирует наличие проблемы и ничего не объясняет: основной, мол, отрывок о меноре находится в главе «Эмойр», а здесь Вс-вышний только сообщает Моше: «в будущем ты прикажешь (ато тецаве אתה תצוה) сынам Израиля зажигать светильник в Храме». Более ничего не комментируя, Абарбанель как будто не замечает понятного, тут же возникающего вопроса «а почему именно здесь, посреди описания всего, что нужно изготовить для переносного Храма находится указанное Высочайшее Сообщение о будущем приказе для евреев?.» Мудрец использует довольно простой, но очень действенный способ подтолкнуть изучающего к правильному умозаключению: имеется некая тайная связь «предуведомления о меноре» с огромным списком рекомендаций по изготовлению священных предметов: для чего-то стоило прервать наставления ювелирам и ткачихам.

Другой великий толкователь — рабейну Шломо Эфраим, выразив неудовольствие выше описанной скрытностью Абарбанеля, разъясняет в своей книге «Кли Йокор», что специфика момента заключалась в большом беспокойстве, охватившем учителя нашего Моше по окончании инструкций, касающихся утвари переносного Храма. Получалось, что явное, чудесное свидетельство Присутствия Вс-вышнего в так называемой «квартире в нижних мирах» будет скрыто за завесой, отделявшей Святую Святых от остального пространства скинии: все необыкновенные явления будут происходить в том месте, которое не то, что посетить — даже рассмотреть невозможно (то есть, Первосвященник, заходивший в Святую святых в Йом Кипур, — это единственный человек, имевший возможность соприкоснуться с Присутствием).

И Создатель немедленно успокоил пророка, рассказав о будущем «чуде западной свечи» (нер hа-маарови נר המערבי), которая никогда не гасла и, как известно, находилась снаружи от разделительной завесы, то есть — там, где ее могли видеть многие.

Все эти детали действительно подчеркиваются в тексте первого абзаца главы: во-первых, сказано, что «возьмут для тебя» (йикху эйлехоיקחו אליך ), то есть для твоего, Моше, успокоения; во-вторых, упомянута именно «свеча постоянная» (нер томид נר תמיד) (а не «свечи» (нерот נרות) во множественном числе, как сформулировано в двух других выше указанных главах Торы); и, в-третьих, подчеркивается, что зажигание будет происходить именно «снаружи завесы» (михуц ла-паройхесמחוץ לפרוכת ), чтобы, по-видимому, упомянутая свеча, чудесно склонявшаяся при горении в сторону Святой Святых, являла открытое подтверждение Чудесного Присутствия.

Эту же идею обнаруживаем во второй главе талмудического трактата Шабат: «Завеса называется “завесой свидетельства” (паройхес а-эйдус פרוכת העדות) потому, что западная свеча — это всемирное свидетельство Присутствия Вс-вышнего среди сынов Израиля». Не обсуждая тонкий вопрос «использования чудес в качестве доказательств» (разве что, напомнив, что существуют разные мнения по этому поводу), отметим, что данное объяснение — далеко не единственная версия того, на что намекал Абарбанель, демонстративно не рассказывая о связи первого абзаца главы с его архитектурным, ювелирным и ткацким окружением.

Еще одна загадка начального отрывка (очень похожая на предыдущую) связана с объяснением другого знаменитого знатока Торы. Рабейну Яаков бен Ошер обращает внимание (в своем комментарии «Баал hа-Турим»), что этот абзац — единственный со дня появления на свет учителя нашего Моше, где не упоминается (в момент Высочайшей Передачи какой-то заповеди) имя Моше. «И ты прикажешь» — вместо привычного «и говорил Б-г Моше». Оказывается, разъясняет «Баал hа-Турим», в этом месте осуществилось то, что Моше сказал Вс-вышнему (о себе самом) сразу после страшной истории с золотым тельцом («если не простишь евреев, сотри меня из Книги, которую Ты написал»). Слова такого великого человека в любом случае (не в зависимости от условий) не проходят бесследно, и в Торе появился отрывок, в котором «стерто» имя Моше. И напрашивающийся вопрос — аналогичен предыдущему: почему именно здесь, в этом отрывке исполнились слова Господина пророков, сказанные в один из самых драматических моментов еврейской истории?

Отвечая на это, Сатмарский Ребе приводит, первым делом, текст из Мидраш Псикта. После первых слов главы («И ты прикажешь сынам Израиля») там написано нечто совсем неожиданное: Сказал Моше перед Святым, благословен Он: «Для 70-ти народов Твоих Ты ничего мне не приказываешь, только — для сынов Израиля?.» Сказал ему Вс-вышний: Это из-за того, что они сблизились со Мной (буквально: «приклеились ко Мне» — «двуким би (דבוקים בי)») и воцарили Меня над собой во время Рассечения Моря, сказав: «Б-г будет царствовать вовеки веков». Мидраш, конечно, нуждается в разъяснениях: почему вдруг Моше удивляется тому, что законы Торы не передаются никому, кроме евреев? Ведь, как написано в другом (очень известном) месте Мидраша, Тора изначально предлагалась народам мира, и они, в силу объективного несоответствия ее запретов их традиционному образу жизни, отказались ее брать. Откуда же это удивление Господина пророков, и почему оно высказывается именно в начале нашей главы?

Нить дальнейших рассуждений великого хасидского мудреца приводит к объяснениям рабейну Хаима бен Аттара, который в том же (более чем насыщенном информацией) начале главы пишет (в своем комментарии «Ойр hа-Хаим»), в числе прочего, что в четырех изгнаниях нашего народа спасение зависит от заслуг четырех великих праведников: Авраама, Ицхака, Яакова и Моше. Поэтому нынешнее, четвертое, такое длительное: невозможно спасти в заслугу учителя нашего Моше народ, недостаточно изучающий Тору и недостаточно соблюдающий заповеди, полученные посредством Моше. На это намекают первые слова главы: «И ты будешь приказывать сынам Израиля», то есть, будешь руководить ими в будущем, во времена избавления от последнего изгнания. Как приводит из каббалистических источников тот же рабейну Хаим в главе «Вайехи», «Моше — спаситель наших отцов — будет и нашим спасителем», то есть, проще говоря, место Машиаха уже занято — и давно.

И если возникает вопрос (вполне логичный) — как быть с тем, что Машиах происходит из колена Йеуды (а Моше, как известно, потомок Леви), следует ответить, что в великой личности Машиаха будет, говоря языком еврейской мистики, «скрыт аспект Моше» (то есть, все будут «встречать и привечать» праведника из колена Йеуды, чьи человеческие качества, чей уровень понимания Закона и жизненная мудрость полностью совпадут с личностью учителя нашего Моше).

Получается, пишет Сатмарский Ребе, что «для всех» его будут звать потомком Давида (бен Давид), а «настоящее» имя Мошебудетсокрыто. В этом — объяснение того, почему именно в начале этой главы, намекающем на будущую «власть Моше», исполняются слова о «стирании» (сокрытии) его имени.

Последняя цитата, необходимая для создания целостной картины — это отрывок Мидраш Раба (из главы «Вайехи»). «Говорит рав Ханин: В будущем евреи не будут нуждаться в учености Машиаха, как сказано в 11-ой главе пророка Йешаяу, “Его будут расспрашивать народы” (ейлав гойим йидрошу אליו גוים ידרושו), “народы”, а не евреи. А тогда зачем он приходит? Чтобы собрать евреев из рассеяния и научить неевреев некоторым заповедям Вс-вышнего». Благодаря этому немаловажному добавлению, получается, что именно в отрывке, из которого выводится «мессианство» учителя нашего Моше («ты будешь приказывать»), то есть, в отрывке, намекающем на времена Машиаха, на чей урок Торы придут именно «народы» («гойим»), Моше удивляется (в приведенной выше выдержке из Мидраш Псикта): «Ты не передаешь через меня приказ 70-ти народам, а только евреям (ведь в те времена, о которых идет речь, знание будет передаваться не сынам Израиля)?»

Б-жественный ответ прост: даже то, чему когда-нибудь будут обучать представителей мирового сообщества, будет в заслугу тех (и, в конечном счете — для тех), кто с самого начала принял на себя Власть Вс-вышнего, кто, по формулировке Псикты, воцарил Его над собой навеки еще в эпоху великих чудес Исхода.


Как объясняет рав дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель, благословения, которые дает Всевышний людям, несут огромное благо. Наши же благословения Б-га являются восхвалением и прославлением. Читать дальше

Браха 1

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Какое благословение говорят на шоколад?

Браха Губерман

По-настоящему мудрый человек не будет настаивать на своем мнении, если на чаше весов лежит репутация других людей. История о том, как внук одного из величайших раввинов нашего поколения решил полакомиться шоколадом...

Тайна восемнадцати благословений. Благословение первое

Рав Давид Штайнойз,
из цикла «Главы из книги «Тайна восемнадцати благословений»»

Сравнив Всевышнего с кем или чем бы то ни было, мы неизбежно уподобимся малышу, лепечущему: "Всевышний – как мой ребе!". Глава из книги "Тайна восемнадцати благословений"

Тайна восемнадцати благословений. Благословение второе

Рав Давид Штайнойз,
из цикла «Главы из книги «Тайна восемнадцати благословений»»

Не проще ли было сделать так, чтобы цветы росли без дождя, а человек рождался с запасом энергии на 120 лет? Глава из книги "Тайна восемнадцати благословений"