Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Творец краев земли, не устанет и не утомится. Неисповедимо Его понимание. Он дает усталому силу и бессильному великую мощь.

Этим его претензии к Творцу не ограничиваются. Вот почему Он, например, наделил его такими свойствами характера, что истинное совершенство ему недоступно? Почему он лишен тех способностей и талантов, что просто необходимы для глубокого, ясного и мгновенного понимания? Кого же еще винить во всех этих недостатках? Почему еще он никак не добился совершенства? Потому что нет у него недюжинного таланта и острого понимания схватывать все налету! Вот его знакомый — тот преуспел. Благодаря своим бесспорным талантам, своим возвышенным душевным задаткам. А он — что он? Характер слабый, таланта никакого. Вот и плетется он позади, распластанный между молотом и наковальней: с одной стороны, его обуревает зависть, с другой — нехватка способностей и силы воли не позволяют ему достичь желанного совершенства.

Но у того, кого Творец не обделил талантами и силой воли, претензий не меньше. Он возмущается уже оттого, что при всех своих бесспорных способностях и великолепных задатках, его успехам особо не позавидуешь. Вот его товарищ, чьи способности не столь завидны, а личные качества несказанно уступают его собственным, преуспел несравненно больше. Почему? Для него это так и остается тайной. Нет, тут явно какая-то ошибка!

И так каждый негодует на те помехи, что встречаются на его пути, и обвиняет во всем Провидение, эти помехи на его пути расставившее. Они отнимают у него последние крохи ума и сил, и его выбор на практике никак не может совпасть с тем, что он выбирает для себя в теории. Да, у него есть четкое мировоззрение. Но есть и множество мешающих факторов. Они-то и лишают его покоя, мешая сосредоточиться, сужая его духовные достижения и в количественном, и качественном отношениях. Из-за них он так далек от истинного самопожертвования, и живет жизнью пьяного сони. Отчаяние и стресс наполняют всю его жизнь. Он никак не может разорвать сковывающие его путы. Он идет по жизни с плачем, всем сердцем стремясь оставить ту среду, ту обстановку, которая толкает его к прегрешениям. Но что поделаешь, если ему кажется, что Сам Творец связал его по рукам и по ногам, не позволяя свернуть ни вправо, ни влево. Сбежать? Нет, это — невозможно. Не сбегать — и это невозможно! И что особенно мешает, это — то, что вот у окружающих этих проблем не существует. Они-то всегда довольны своей долей. И всему виной — эти мешающие внешние факторы.

И горе, если все заботы и беспокойства, все дурные ощущения, связанные со своей обездоленностью и теми благами, выпавшими на долю окружающих, которые его во всем опережают, да еще и тоска по тому, что имеет сосед, и недовольство тем, что имеет он сам, и ощущение собственной безуспешности при всех своих блестящих талантах, и успеха товарища при его заурядных способностях и дурных личных качествах, да вдобавок множество помех сконцентрируются единовременно. Тогда человек может в одночасье докатиться до ереси. Особенно, если при этом он еще и слаб телом. И если б не эта физическая слабость, он бы, возможно, смог лучше работать.

Однако все эти негодования и возмущения связаны с древнейшим вопросом о страдающем праведнике и наслаждающемся жизнью злодее. И эти вопросы уже были решены пророком. Человек ведь судит лишь по тому, что он видит, что открывается его взору. Поэтому у него и возникает столько неразрешимых вопросов. Но если бы он уяснил для себя всего одну вещь — что все зависит только от него самого, все вопросы растаяли бы, как воск. Точно так же, как улетучились все вопросы и сомнения братьев от одной фразы: «Я — Йосеф».

И об этом говорит пророк: «Зачем ты говоришь, Яаков, и ты толкуешь, Исраэль: “Сокрыты пути мои от Всевышнего, от Б-га отдален мой суд?” Ведь знал ты, слышал, что Б-г всего мира — Всевышний, Творец краев земли, не устанет и не утомится. Неисповедимо Его понимание. Он дает усталому силу и бессильному великую мощь. Устанут юноши и утомятся, и молодые споткнутся, а уповающие на Всевышнего обновят свои силы, поднимут крылья, как орлы, побегут и не устанут, пойдут и не утомятся…»[1].

Объясняется это так. Словами «Зачем ты говоришь, Яаков» пророк упрекает простых евреев, утверждающих, будто «сокрыты пути мои от Всевышнего». Они просто ничего не знают, и сокрыты от них пути Проведения. Поэтому они и не понимают, почему время наносит им свои удары. Их пророк упрекает за то, что они говорят «сокрыты».

Но тех, кто вроде бы стремится к чему-то более возвышенному и духовному, соответствуя имени Исраэль, пророк упрекает в том, что они утверждают, что «от Б-га отдален мой суд». Они возмущаются, почему Всевышний как бы несправедлив к ним, считая, что заслуживают куда большей доли в заслугу своих неоспоримых достоинств и талантов. Им кажется, что они-то заслуживают добра в первую очередь и через более достойных посланников. И, вообще, они должны были бы преуспевать на каждом шагу. А что — Провидение? Подстроило им все наоборот: им всегда не хватает того, что хочется.

И в этом упрекает их пророк: как вы можете говорить «от Б-га отдален мой суд»?! Какие претензии могут быть к устоям Б-жественного суда? Почему им кажется, что если бы они выступали в роли судьи, Ито распределяли бы блага справедливее? Все это, как ни посмотри, грубейшая ошибка!

Во-первых, «ведь знал ты, слышал, что Б-г всего мира — Всевышний, Творец краев земли, не устанет и не утомится. Неисповедимо Его понимание». Если так, то как может человек размышлять о свойствах Творца, не поддающихся человеческому разуму, не имеющих ничего общего с человеческими желаниями? Думать так — величайшая глупость!

Что может сделать судебный приговор неправым? Ограниченные возможности судьи, халатность и лень, или недопонимание вопроса. Все это случается у людей, чьи возможности небезграничны. Они могут нуждаться в согласии коллег и общества. И даже если они обладают полными полномочиями, это не освобождает их от временной или даже постоянной усталости, что, безусловно, может повлиять на ход дела. И даже если они совершенно неутомимы, и их полномочия ничем не ограничены, ограниченным может оказаться их понимание, их кругозор и знания.

Однако все эти недостатки присущи лишь творениям — что ж, такова, по определению, их суть, — но никак не Самому Творцу. «Б-г всего мира — Всевышний, Творец краев земли». Он — вне всякого сомнения, всесилен. Если в Его силах сотворить края земли, то уж тем более нет предела Его возможностям в делах насущных и преходящих. Утомление и усталость не имеют к Нему никакого отношения — «не устанет и не утомится». Что касается Его мудрости и понимания всех нюансов и тонкостей — «неисповедимо Его понимание», и можно быть абсолютно уверенным, что уж в этой области никаких оплошностей и недочетов точно не возникнет.

Следовательно, если людям может не понравиться суд Творца, то дело не в неразумности суда, а в неразумности тех самых людей, которые думают разобраться в том, что изначально не предназначено для их понимания. Ведь если б мы все понимали и знали, то были бы на Его месте. И если уж в том, что дозволено и предназначено для человеческого разумения и понимания, человек не разбирается, и лишь единицы принимают к сведению глубину слов Рамбама, что каждый волен стать подобным Моше-рабейну, то что говорить о вещах более великих и скрытых от человеческого понимания, в которые человеку вникать негоже и недопустимо! Но люди в спешке все меняют местами: о том, что доступно их пониманию, они говорят: «не понимаем», но на то, что понять им, в принципе, невозможно, у них полно претензий, поскольку по их разумению все должно было быть совсем по-другому.

И в этом упрекает их пророк: «Зачем ты говоришь, Яаков, и ты толкуешь, Исраэль…» Ибо только Творец знает, что, безусловно, хорошо для Его мира. А человек своим видением не может увидеть всего масштаба и всех аспектов. Например, как то или иное действие отразится на его будущем, учитывая, в том числе, и его духовное состояние. И еще множество аспектов, скрытых от глаз. Но человек судит по тому, что он видит. Поэтому у него возникают претензии. Однако Творцу известны все аспекты без исключения, и Он — и только Он — видит все благо, скрытое в Его Провидении. А все, что взбредет человеку в голову — глупость и суета, заблуждения хаотичного мышления. Осознание истинного величия и мудрости Творца однозначно опровергают все человеческие претензии.


[1] Йешаяу 40:27-31.

С любезного разрешения главного раввина Литвы, р. Хаима Бурштейна


В этой главе Тора продолжает повествовать о жизни праотца Яакова: Яаков возвращается в родные края, где ему предстоит встреча с Эсавом. У Яакова есть все основания предполагать, что Эсав хочет его убить. Читать дальше

Недельная глава Ваишлах

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Итак, Яаков возвращается в родные края. Ему предстоит встреча с Эсавом. У Яакова есть все основания предполагать, что Эсав хочет его убить. Недельная глава «Ваишлах» («И послал») начинается с рассказа о том, как Яаков готовился к встрече с братом. Он сделал три вещи: собрал подарок, помолился Б-гу и снарядился к войне. И все эти три действия имели глубокий смысл. Начнем с третьего. Всех своих спутников, и скот, и верблюдов Яаков разбил на два отряда. Расчет у него был такой: если погибнет один отряд, то может спастись второй. Действие Яакова учит нас, что нельзя сосредоточивать все в одном месте...

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваишлах

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Почему молчал Яаков?

Борух Шлепаков

Праотец переживает страшную трагедию. Его дочь Дина становится жертвой притязаний Шхема. Почему же Яаков молчал, узнав о произошедшем?

Родители не должны ставить никого из детей в привилегированное положение. Ваешев

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Родители должны постоянно следить, чтобы их слова и действия не вызвали у братьев и сестер антагонизма. Последствия могут быть трагичными, как это следует из Торы.

«ВАИШЛАХ» («И ПОСЛАЛ»). Две опасности

Рав Бенцион Зильбер

Яаков уходит от Лавана и возвращается на родину. Ему предстоит встретиться с Эсавом, что небезопасно, поскольку, как сообщили Яакову вестники, Эсав вышел ему навстречу с большим отрядом. Яаков отправляет Эсаву дары, на всякий случай готовится к бою, разбив свой лагерь на два стана, и просит Б-га о благополучном исходе встречи. Далее в главе говорится о разрушении города Шхема, о рождении у Рахели второго сына — Биньямина (двенадцатого сына Яакова), а также о смерти Рахели и Ицхака. В конце главы приводится родословная Эсава.

Сделка с дьяволом или сила духа?

Рав Арье Кацин

Коментарии к недельной главе Льва Кацина

Врата востока. Недельная глава Ваишлах

Исраэль Спектор,
из цикла «Врата востока»

Восточные истории, комментирующие недельную главу Торы.

Недельная глава Ваишлах

Рав Реувен Пятигорский

По материалам газеты «Исток»