Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Хотя и раскаяние, и мольба действенны всегда, в десятидневный период от Рош а-Шана до Йом-Кипура они имеют особую силу и принимаются сразу, как сказано: “Ищите Г-спода, когда можно его обрести, призывайте Его, когда Он близко” (Йешаягу 55, 6)»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы раскаяния 2, 6
При заключении союза с Авраамом, ему были сказаны две независимых друг от друга вещи: кроме, сказанного в самом стихе, сообщения приговора о порабощении потомков, и их мучении продолжающегося четыреста лет, было сказано Аврааму ещё и время освобождения и избавления.

Существует спор мидрашей о том, произошло ли избавление из египетского рабства в срок, т.е. после предрешенных четырёх сот лет изгнания, или же оно произошло преждевременно, поскольку порабощение в Египте продолжалось только двести десять лет. Недостающее же время должны будут восполнить последующими изгнаниями. Исходя из этих двух подходов, по-разному следует понимать многие вещи.

Пояснение Рава из Бриска соответствующее тому, что освобождение было вовремя.

«И жительство сыновей Израиля, которое проживали в Египте — четыреста тридцать лет». Раши поясняет, что после других периодов проживания, когда были пришельцами на чужой земле, проживали и в Египте, и всё вместе, это составило четыреста тридцать лет. От рождения Ицхака и до освобождения из Египта прошло четыреста лет, и с тех пор когда у Авраама появилось потомство, только тогда могло исполниться, сказанное ему: «ибо пришельцами будет потомство твоё в земле чужой». А тридцать лет — прошло от заключения с ним союза и до рождения Ицхака. Однако, фактически в египетском рабстве евреи провели только двести десять лет. «И было по прошествии четырех сот тридцати лет, и было в тот самый день, вышли все воинства Б-га из земли Египетской. Ночь, хранимая это Всевышним, для того чтобы вывести из земли Египетской, та самая ночь…» (Шмот 12:40-42).

Раши и Рамбан обьясняют, что эти тридцать лет, добавленных к четырёмстам, это те годы, которые прошли со времени, сообщения Творцом Аврааму приговора об изгнании и рабстве его потомков, и до рождения Ицхака.

Необходимо пояснить, в чём смысл отдельного счёта со времени сообщения Аврааму об этом приговоре, и зачем отдельный стих сообщает об этом, ведь приговор был вынесен только о потомках Авраама, и только о четырёхстах лет, а не о четырестах тридцати, как сказано (Брейшит 15:13): «И сказал Аврааму: знай, что пришельцами будет потомки твои в земле им не принадлежащей, и порабощать и мучить будут их четыреста лет». И еще, сказано в следующем стихе (Шмот 14:41): «И было по окончании четырех сот тридцати лет, и было в тот самый день, вышли…». Раши комментируя это говорит (приведя мидраш), что слова «в тот самый день вышли» означают, что поскольку подошёл срок, не задержал их не на миг, поскольку 15 Нисана родился Ицхак, а за 30 лет до этого, 15 Нисана был сообщен приговор Аврааму об порабощении потомков. И здесь возникает тот же вопрос: какая связь между временем сообщения приговора и выходом из Египта?

Поясняет Рав из Бриска, основываясь на мидрашах, приведённых в комментарии Раши, что при заключении союза с Авраамом, ему были сказаны две независимых друг от друга вещи: кроме, сказанного в самом стихе, сообщения приговора о порабощении потомков, и их мучении продолжающегося четыреста лет, было сказано Аврааму ещё и время освобождения и избавления. Как об этом пишет Раши комментируя следующий стих (Шмот 14:42). «Эта та самая ночь…», та ночь, когда было сказано Аврааму: «Я освобожу твоих потомков».

О египетском рабстве было сообщено две вещи: само изгнание и порабощение, о протяженности которого сказано — четыреста лет, и срок избавления — в ту самую ночь, когда Всевышний сообщил об изгнании Аврааму. Получается, что кроме времени изгнания — четыреста лет, был сказан также Аврааму и срок избавления из него: время четырёхсотлетнего изгнания, начинающегосяся со времени рождения Ицхака, как об этом сказано в стихе: «ибо пришельцами — будет потомство твоё…», однако, срок избавления, о котором было сказано Аврааму тогда: «в эту ночь, Я освобожу твоих потомков», начался сразу же, со времени заключения союза и сообщения об изгнании, за тридцать лет до рождения Ицхака. И это то, что сказано в разбираемом нами стихе: «И было по окончании четырех сот тридцати лет, и было в тот самый день, вышли все воинства Б-га из страны Египетской». Поскольку счёт освобождения — четыреста тридцать лет, начался со времени заключения союза с Авраамом. И об этом сказано в следующем стихе: «ночь, хранимая это…, та самая ночь…». В этом стихе сказано, что кроме времени изгнания, был сказан Аврааму срок освобождения — в эту самую ночь, будут освобождены твои дети, и отсчёт этому, начал вестись со времени заключения союза. И действительно, это два отдельных расчёта. Расчёт четырёхсот лет изгнания, начавшегося со времени рождения Ицхака, и расчёт четырёхсот тридцати лет освобождения, начавшегося со времени заключения союза. Оба они закончились пятнадцатого Нисана.

И это то, что сказано в Пасхальной агаде: благословен Хранивший обещание Аврааму, так как Творец подсчитал срок. Всевышний сохранил обещание Аврааму, об освобождении в эту ночь его потомков. И для этого подсчитал, чтобы эти независимые сроки: время окончания изгнания и время освобождения, наступили одновременно. И это для того, чтобы не задержались бы ни на миг более того, чем должны, ради обещания, данного Творцом Авраам. И это было бы невозможно, во-первых, если союз с Авраамом и рождение Ицхака не произошло бы в один день (через промежуток в тридцать лет). А во-вторых, не закончились бы в один день — пятнадцатого Нисана.

На самом деле, следует пояснить и то, зачем требовался особый расчет для того, чтобы закончить период окончания изгнания в один день со сроком наступления освобождения. Рав из Бриска поясняет это так: дело в том, что и в периоде изгнания, длящегося четыреста лет, в свою очередь, существует два разных расчёта: срок пребывания в изгнании, и срок порабощения и мучений. Как об этом сказано в стихе: «и пришельцами будут потомки твои в земле, им не принадлежащей» и «порабощать и мучить будут их, четыреста лет». Таким образом, четыреста лет, о которых сказано в стихе, относится и к периоду пребыванию на чужбине, и к периоду порабощения и мучений. Четыреста лет пребывания на чужбине начались со времени рождения Ицхака, однако период порабощения и мучений продолжался только двести десять лет, то есть, только время их пребывания в Египте. И на самом деле, существует два мидраша, на первый взгляд, противоречащих друг другу; в одном сказано, что время изгнания началось со времени рождения Ицхака, а в другом, что тяжесть порабощения восполнила недостающее время. Противоречие в следующем: ведь если скажем, что период изгнания начался со времени рождения Ицхака, более нет необходимости утверждать, что тяжесть порабощения — восполнила срок, поскольку пробыли в изгнании всё необходимое время. Однако здесь нет противоречия, поскольку было предречены две отдельные вещи: срок пребывания в изгнании — четыреста лет; и срок порабощения и мучений — четыреста лет. Срок изгнания, т.е. времени, проведённого на чужбине, ведётся уже с рождения Ицхака, и таким образом получается 400 лет, проведёнными потомками на чужбине. Однако, от рождения Ицхака и до попадания в Египет не было порабощения — то есть 190 лет — и это было восполнено тяжестью порабощения в период 210 летнего рабства в Египте, как равнозначное четырёхсотлетнему порабощению.

Получается, что если бы порабощение было бы восполнено по размеру четырёх сотен лет, но не пребывали бы на чужбине четыреста лет, или, наоборот, были бы четыреста лет на чужбине, но не пребывали бы в рабстве четыреста лет (или равнозначной ему тяжести порабощения, восполнившего его размер), то должны были бы задержаться в Египте ещё. И для этого требовался особый расчет, чтобы эти две тяготы закончились в одно время — пятнадцатого Нисана, так чтобы не пришлось задержаться в Египте, ни на одно лишнее мгновение. И это то, что сказано в стихе (Шмот 3:7): «ибо Я знаю боли их», поскольку человеку невозможно сделать такой расчёт, и только сам Творец знает боль каждого, и умеет рассчитать это. Рассчитать маленький срок сильного мучения каждого так, чтобы он совпал с окончанием срока четырёх сот лет пребывания в изгнании, и всё это в то мгновение, когда подошло время освобождения, обещанного Аврааму через 430 лет.

Объяснение Бейт-аЛеви и «Ор аХаим» — освобождение было преждевременным

Однако, как уже было сказано выше в действительности существует спор мидрашей о том, был ли Израиль освобождён в срок, после четырех сот лет пребывания в изгнании, или же освобождение произошло преждевременно, и пробыв в изгнании, порабощении и рабстве только двести десять лет, а именно, с начала времени пребывания в Египте, а не с рождения Ицхака. И поэтому должны будут восполнить недостающее время в будущих изгнаниях.

Исходя из того, что избавление было преждевременным, следует пояснить соответственно и стих, упомянутый выше «ибо Я знаю боли их».

По мению Бейт-аЛеви (в комментарии на главу Шмот), этот стих следует понять так: из-за того, что они сами не знают своей боли и падения, насколько оно велико, и кричат только из-за надсмотрщиков, от которых сейчас страдают, но Я знаю их боли — две боли — боль от того, что сейчас происходит с ними, и боль из-за потерянного достоинства, о котором они уже забыли.

И ещё, если освобождение произошло преждевременно, необходимо соответственно пояснить мидраш, согласно которому, тяжесть порабощения восполнила недостающее время, ведь кажется, что нечего восполнять, если освобождение было преждевременным! «Ор-аХаим» (Шмот 3:7) поясняет это следующим образом. Несмотря на то, что всё ещё не наступил срок освобождения в общем, тем не менее, пришло время освобождения от конкретного изгнания — Египта. По его мнению, об этом говорит стих (Шмот 3:7): «увидел, увидел Я, бедствие народа Моего, что в Египте», — это бедствие от того, «что они в Египте». Имеется в виду, что Всевышний сообщил Аврааму, что будут потомки его пришельцами в чужой земле, но то, что они оказались именно в Египте, было вызвано другой причиной, как об этом сказано в геморе (трактат Шабат 10): из-за того, что праотец Яков выделил сына своего Йосефа из братьев, тонкорунной рубашкой, обернулось это тем, что оказались в Египте. Однако то, что было сообщено Аврааму, что будут потомки его пришельцами на чужбине, могло бы осуществиться в другом месте, где не был бы Израиль порабощён с такими страданиями и мучениями. И поэтому, несмотря на то, что ещё не пришёл срок освобождения из изгнания в общем, тем не менее, из-за тяжести порабощения, пришло время избавления, именно из этого конкретного места — Египта, в котором заставляют их бедствовать. Таким образом получается, что точно также, как эта деталь — пребывание в Египте, была вплетена в общий замысел Всевышнего, точно так же, время этой детали закончилось, хотя время освобождения в глобальном смысле ещё не наступило. Поясняя этот стих, «Ор-аХаим» добавляет, что Всевышний увидел две вещи «увидел, увидел бедствия», увидел их физическое — «бедствие», как это было пояснено выше, и увидел их «бедствие» духовное. Духовное бедствие заключалась в том, что если бы Израиль задержался бы там, то они никогда не смогли бы освободиться, так как достигли бы наинижайшей ступени нечистоты — пятидесятой ступени скверны. И освободил их сразу же, и не задержались там, и поэтому не успело их тесто закваситься.

Кроме сказанного выше, следует отметить, что Бейт-аЛеви считает, что спор этих мидрашей, связан также со спором раби Элиэзара и мудрецов в геморе (трактат Бава Батра, 100) приобретает ли человек поле тем, что обходит его по длине и ширине или не приобретает его этим действием. Раби Элиэзер считает, что приобретает, так же как это сделал Авраам, о котором сказано (Брейшит 13:17): «встань исходи эту землю, по длине и ширине её, ибо тебе Я дам её». Однако мудрецы не согласились с ним, и считают, что человек не приобретает таким способом землю, сказанное же Аврааму следует понять, что Б-г сказал ему проложить дорогу своим детям для того, чтобы в дальнейшем, облегчить им её приобретение, но сам он её не приобрёл, за счет этого обхода. В соответствии с мнением раби Элиэзара невозможно сказать, что отсчёт времени пребывания на чужбине начался с рождения Ицхака, так как все дни своей жизни Ицхак провёл в земле Израиля, и это не являлось исполнением приговора: и пришельцами будут потомки твои в земле им не принадлежащей, поскольку Авраам её уже приобрёл. По мнению мудрецов, в соответствии с которым, Авраам не приобрёл землю Израиль, а только проложил дорогу своим детям, счет пребывания на чужбине и изгнания, начался со времени рождения Ицхака, который так же пребывал в (ещё) чужой земле.

(И ещё один спор между раби Элиэзером и мудрецами, возможно связан с разницей в подходах. В геморе (трактат Брахот 9) спорят раби Элиэзер и мудрецы о том, до какого времени следует есть Пасхальное жертвоприношение, до полуночи или до утра, этот спор, возможно также связан с тем, было ли освобождение вовремя, или преждевременно. Если оно было вовремя, поскольку отсчёт начался со времени рождения Ицхака, следовательно, освобождение произошло утром, а согласно мидрашу — утро символ не проходящего чуда. Если же избавление произошло преждевременно, в середине времени, при условии, что восполнят его другими изгнаниями, то время освобождения было ночью, символом того, что это чудо проходящее, и всё еще находятся посреди изгнания).

Соответственно разным подходам, следует по-разному пояснить и сказанное в стихе: «ночь, хранимая это Всевышнем, та самая ночь». Как было упомянуто выше, Рав из Бриска (основываясь на Раши), поясняет это в соответствии с подходом, что освобождение произошло вовремя: Пресвятой берёг и ждал этой ночи, чтобы исполнить обещание данное Аврааму, чтобы освободить их в ту самую ночь, о которой обещал четыреста тридцать лет назад Аврааму: в эту ночь Я освобожу твоих сыновей.

Однако, Бейт-аЛеви, поясняет это наоборот, при помощи другого подхода, упомянутого выше. Поскольку пробыли в Египте всего двести десять лет, и были освобождены посреди времени, а недостающее время восполнят другими изгнаниями, а выход из Египта был только временным избавлением, и подготовкой к будущему освобождению, чтобы могли быть освобождены потом, когда придёт время. В соответствии с этим получается, что главное обещание, которое было дано праотцу Аврааму о том, что освободит их в конце времени, всё еще не осуществилось. Оно будет исполнено позже, тогда, когда наступит срок. И только в будущем придёт избавление и исполнится, обещанное Аврааму, при заключении союза, то, о чём говорит стих: «ночь, хранимая это Всевышнем, та самая ночь».

Причины преждевременного освобождения (или же наоборот, освобождения наступившего вовремя)

Наподобие того, что было упомянуто выше было от имени «Ор аХаим», пишет и Бейт-аЛеви (на главу «Бо»): египтяне своим порабощением, послужили также причиной насильственного принуждения к грехам, до такой степени, что евреи погрузились в преступления и египетскую скверну. И если бы остались там ещё, то настолько погрузились бы в скверну, что не осталось бы в их сердцах никакого следа святости, унаследованной от праотцов. И укоренились бы в скверне своей, до такой степени, что не было бы никакой разницы между ними и египтянами. Как следствие этого не было бы у них, никакой связи с праотцами, и было бы невозможно исполнить по отношению к ним, обещание данное Аврааму Б-гом: «ибо будут пришельцами потомки твои в земле им не принадлежащей», «а после этого выйдут с имуществом большим». Поскольку обещание было дано потомкам Авраама, а не тем, кто не является его потомками. И это то, что имел в виду Ари заль, что если бы задержались бы в Египте, то достигли бы пятидесятой ступени нечистоты, и не были бы больше освобождены никогда. И несмотря на то, что в этих словах содержится глубокий смысл, тем не менее, простой смысл сказанного таков: что если не были бы освобождены тогда из египетского рабства, то не было бы возможным будущее избавление. Одним из источников идеи о преждевременном освобождении является мидраш (Ялкут Шимони) на стих: «вот этот приходит, перепрыгивая горы» — поскольку Б-г хочет вашего освобождения, поэтому не смотрит на счет, а перепрыгивает горы, времена, и сроки. И если действительно были освобождены преждевременно, поэтому тогда, когда заслужат другие изгнания, восполнят также и то время, недостающее в счёте пребывания в рабстве. Поскольку приговор Всевышнего, при заключении союза с Авраамом был, четыреста лет пребывания его потомков в изгнании и рабстве, а народ Израиля пробыл в египетском рабстве только двести десять лет. Причина этого в том, что поскольку не могли больше задерживаться там, то если бы остались там ещё, то не могли бы больше никогда освободиться, поэтому были освобождены преждевременно, чтобы получить возможность быть освобожденными в будущем. Получается, что будущее освобождение, которое обязательно должно наступить, послужило причиной пасхальному освобождению, несмотря на то, что все еще не пришёл его срок вообще. Но поскольку будущее освобождение — основное, поэтому оно заставило случиться первому.

Если же верно, что отсчёт изгнания начался со времени рождения Ицхака и они пробыли в изгнании четыреста лет, то получается, пишет Бейт-аЛеви, что освобождение в Песах было вовремя, и оно произошло само собой, так как наступил срок до того, как погрузились в скверну, а после этого получили Тору и заповеди. И теперь могут уже при помощи них, заслужить будущее освобождение, поскольку укоренились в святости Торы. Другими словами, пасхальное освобождение послужит причиной освобождения будущего.

Некоторые практические следствия разных подходов.

1. Сказано в мидраше, что Пасхальная ночь и ночь Девятого Ава, дня разрушения первого и второго Храмов, связаны между собой. И всегда ночь 9 Ава выпадает на тот же день недели, на который выпадает Пасхальная ночь. И так сказано в Шулхан арухе (п. 428, п.3) — в книге, являющейся сводом законов. Это необходимо пояснить, ради чего об этом сказано в своде законов, и какое практическое следствие того, что эти две ночи выпадают всегда на один и тот же день недели? Поясняет Бейт-аЛеви, что мудрецы имеют в виду, что эти две ночи связаны между собой, и один являлся причиной другого, поскольку из-за преждевременного избавления будем вынуждены, пребывать в изгнании еще, чтобы восполнить недостающее время. Получается, что Пасхальная ночь — ночь освобождения, послужила причиной появления ночи Девятого Ава — ночи плача о разрушении Храмов и изгнаниях.

2. Принято есть варёное яйцо в пасхальную ночь, как написал об этом Рамо (в примечании на Шулхан арух, п.476, п.2), так как это в память о скорби Девятого Ава, который выпадает всегда на Пасхальную ночь, и ещё в память о разрушении Храма, во время которого приносили Пасхальное жертвоприношение.

Однако, Гаон из Вильно оспаривает это объяснение, спрашивая: зачем вспоминать эту скорбь в Пасхальную ночь? И поэтому сам Гаон из Вильно указывает другую причину обычая есть яйца в пасхальную ночь: в память о праздничном жертвоприношении, приносимого наряду с Пасхальным, другими словами, яйцо — это символ праздничного жертвоприношения.

Бейт-аЛеви защищает Рамо, и отвечает на вопрос в соответствии с вышеизложенным: освобождение, которое было посреди времени изгнания, послужило причиной появления дня скорби — Девятого Ава, поэтому едят пищу скорбящих в ночь освобождения.

На практическую разницу между причинами указывает автор Мишна брура: если исходить из причины Рамо, т.е. Пасхальная ночь всегда выпадает в день недели, на которую приходится ночь Девятого Ава, есть яйцо следует только в первую ночь Песаха. Если исходить из причины Гаона из Вильно, что яйцо едят в память о праздничном жертвоприношении, то и во вторую Пасхальную ночь в диаспоре, где празднуются два праздничных дня, следует есть яйцо в память об этом.

3. В Пасхальную ночь делают напоминания о двух противоположных вещах: о свободе, например, пасхальное жертвоприношение и маца, и, наоборот, о рабстве, например, горькая зелень — марор, и фруктовый салат — харосэт. И это потому, что в эту ночь были всё еще порабощены, и в эту же ночь были освобождены из рабства. И нужно, чтобы вкус Песаха (а в наше время, когда нет пасхального жертвоприношения — вкус мацы), остался во рту, поэтому его едят последним, чтобы показать, что с этого времени началась свобода. И это верно по мнению мудрецов, в соответствии с которым, ели сначала мацу и марор, а в конце Песах — отдельно. Но по мнению Гилеля, который делал сэндвич из мацы, марора и мяса Песаха, и ел всё это в конце трапезы, не понятно зачем вкусу горечи оставаться в конце, ведь горечь порабощения уже прошла, и её нет более? Но поскольку освобождение было посреди времени, преждевременное, при условии последующего изгнания, которое восполнит досрочное освобождение, поэтому следует, чтобы и вкус горечи оставался в конце, вместе со вкусом свободы.

Всё это служит утешением, так как означает, что обещанное Творцом Аврааму ещё должно исполниться.


Глава повествует об одной из самых загадочных заповедей — заповеди о пепле красной коровы. По преданию, ее смысл не смог постичь даже царь Соломон. Также в главе описывается, как еврейский народ скорбел после ухода первосвященника Аарона. А затем, после многолетних странствий, евреи, достигают границ Святой земли. Читать дальше

Недельная глава Хукат

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

Содержание главы: Законы, связанные с ритуальной чистотой (Бемидбар 19:1—22). Смерть пророчицы Мирьям, сестры Моше; чудо с водой, вышедшей из скалы (20:1—11). Всевышний лишает Моше и Аарона права войти в Святую землю (20:12—13). Царь Эдома не дает евреям пройти через свою страну (20:14—21). Смерть Аарона; его сын Элиэзер становится первосвященником Храма (20:22—29). Победа над царем Арада (21:1—3). Ропот на Моше в среде евреев; чудо с медным змеем (21:4—9). Песня о Колодце — благодарность Всевышнему за воду, которую нашел народ (21:10-20). Завоевание царств Сихона и Ога на восточном берегу Иордана (21:21—22:1).

Мидраш рассказывает. Недельная глава Хукат

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы

Словарь для читающих Тору на иврите. Хукат

Рав Аарон Штейман,
из цикла «Словарь ивритских терминов»

Червленая шерсть и другие ключевые понятия недельной главы

Хукат, вопросы и ответы

Рав Хаим Суницкий,
из цикла «Вопросы и ответы по недельной главе»

Вопросы и ответы по недельной главе