Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Если нет правды (в словах) — нет милосердия, а значит, нет веры»Раби Нахман из Бреслава
Яаков полагал, что благословение, полученное им от отца, должно осуществиться в жизни его любимого сына Йосефа, после чего все остальные потомки Яакова будут страдать в изгнаниях

Раби Хаим-Йосеф-Давид Азулай (Хида) в книге «Пней Давид» глубоко и сложно комментирует то место главы, где открывшийся братьям Йосеф отправляет первое сообщение отцу Яакову, более двадцати лет считавшему Йосефа погибшим.

«Так сказал сын твой Йосеф: поставил меня Б-г господином над всем Египтом, спускайся ко мне, не стой!»

Хида спрашивает: «С первого взгляда кажется, что понадобится много усилий, чтобы понять этот стих! Бывало ли, чтобы такой мудрый и праведный сын, как Йосеф, отправлял отцу послание, выглядящее настолько горделивым и высокомерным? И ведь не просто отцу он послал такое, а “избранному из праотцов” — Яакову, и как же он передал ему, что поставил его “Б-г господином над всем Египтом”, да ещё и добавил, чтобы отец “немедля приезжал”, как будто, не дай Б-г, приказывал какому-то из своих рабов?!»

И, как видится, объяснить это следует, процитировав отрывок из книги «Эш Дат» р. Хаима Альфандри. Там объясняется знаменитый Мидраш, согласно которому к праотцу Ицхаку вместе с Эсавом, пришедшим получать благословение, «вошёл Геhином». Почему именно тогда, после благословения, дарованного Яакову (под видом Эсава), Ицхаку было показано страшное место духовных наказаний после смерти?

Как известно из Мидрашей, описывающих (в гл. «Лех Леха») «Союз, [заключённый] между частями [животных]» (брит бейн hа-бтарим ברית בין הבתרים), Создатель предложил Аврааму выбор наказания для его потомков: или прижизненные страдания от изгнаний (Порабощения Царств), или духовная кара после смерти (Геhином). И Авраам выбрал изгнания (хотя бы потому, что, как указывали великие знатоки Тайной Торы, в частности — р. Моше бен Нахман (Рамбан) в своём вступлении к «Книге Иова», «один час в Геhиноме равен всем прижизненным бедствиям страдальца Иова — если бы тот так мучился семьдесят лет подряд»).

Однако когда Ицхак сказал праотцу Яакову (думая, что благословляет Эсава): «Послужат тебе народы и поклонятся тебе племена», получилось, что выбор Авраама был (невольно) изменён его собственным сыном, и теперь — поскольку народы будут служить Яакову, а не порабощать его, в качестве наказания будут выбраны духовные страдания после смерти. Именно поэтому, разъясняет р. Хаим Альфандри, вместе с Эсавом к Ицхаку «вошёл Геhином». Яаков же полагал, что благословение, полученное им от отца, должно осуществиться в жизни его любимого сына Йосефа (он будет велик, ему поклонятся народы), после чего все остальные потомки Яакова будут страдать в изгнаниях, и, таким образом, всё-таки осуществится решение Авраама, отказавшегося от духовных мук ради прижизненных злоключений. Поэтому, когда Йосеф пропал (и Яаков считал его умершим), и с ним пропала возможность использования благословения о поклонении Яакову народов, то есть, именно всему народу, всем потомкам Яакова будут кланяться народы и племена, снова получилось, что выбор Авраама отвергнут, и Геhином станет единственной карой для евреев. И Яаков сказал об этом (сразу после вести об исчезновении Йосефа): «Спущусь к сыну моему скорбящим в присподнюю (шеола שאולה)».

Именно так (продолжает Хида, завершив цитату из книги великого предшественника) объясняется странная с первого взгляда фраза Йосефа: «Поместил меня Б-г (употр. Имя Эло-hим, обозначающее Меру Суда, поскольку речь — о выборе наказания для народа) господином над всем Египтом», т.е., Йосеф сказал так не из-за высокомерия, не дай Б-г, а чтобы сообщить, что благословение Ицхака, данное Яакову, о «поклонении ему народов» всё-таки осуществилось в жизни Йосефа, и поэтому на долю остальных потомков Яакова выпадают «порабощения народами» во времена изгнаний, а не наказание муками души после смерти (как и желал Авраам). А раз это так, то Воля Б-га — чтобы Яаков «спустился в Египет», привёл семью в первое изгнание.

Именно поэтому Йосеф, передавая отцу, что ждёт его приезда, говорит: «Спускайся (рда רדה)». В этом слове — удивительный намёк: числовое значение имени праотца Ицхака (יצחק) — 208, числовое значение слова «спускайся» — 209, а количество лет, которые предстояло провести в Египетском Изгнании — 210. Таким образом, Йосеф (в жизни которого осуществилось благословение Ицхака о «поклонении народов») соединяет словом «спускайся» имя Ицхака (давшего вышеуказанное благословение) с длиной первого Изгнания, которое всё-таки не будет заменено страданиями души после смерти (ещё одно указание на ту же идею: фраза «спускайся ко мне (рда элай רדה אלי)» раскладывается на число 210 («рда» — 209 и «алеф» от след. слова, означающий цифру 1) и на слово «мне» (ли לי): получается «210 — мне»; именно Йосефу принадлежит вышеупомянутая большая заслуга, поскольку благодаря ему сынам Яакова предстоит не Геhином, а «порабощения царств», корень которых — египетское изгнание).

Ещё следует упомянуть, продолжает р. Хаим-Йосеф-Давид, о мнении великого знатока Тайной Торы — р. Ицхака Лурии (Аризаль), который, как приводится в книге «Ир Биньямин», передавал, что между Ицхаком и Йосефом существовало особое духовное родство (в Йосефа как бы перешли душевные силы его великого деда), и поэтому Ицхак (доживавший тогда последние годы) знал, что Йосеф продан братьями (как приводится в комментарии Раши в позапрошлой главе), и особенно из-за этого страдал. Ещё и поэтому Йосеф произносит ключевое слово «спускайся», стоящее между именем Ицхака и годами Изгнания: как будто сам Ицхак (чьи душевные силы продолжают жить в его внуке Йосефе) приказывает своему сыну Яакову немедля привести в Египет семью.

Также есть тут намёк и на то, что именно в заслугу Ицхака народ будет спасён от египетского угнетения, ведь, как приводится в Мидраше (и это подробно объясняется в другой книге р. Хаима-Йосефа-Давида — «Рош Давид»), сын Авраама изначально должен был носить имя Исхак (т.е., будущее вр. глагола «смеяться»: именно это слово употреблено в Торе, когда Авраам узнаёт о грядущей беременности Сары: И пал Авраам на лицо своё, и засмеялся (ва-исхак וישחק)), а не Ицхак (будущее вр. глагола, часто переводимого как «насмехаться»). Однако праотец, как указано в Мидраше, «согласился заменить» букву «син» (обозначающую число 300), дающую более приятное значение имени, на букву «цади» (т.е., число 90), таким образом, потеряв именно число 210 — количество лет, проведённых народом в изгнании (Ицхак как бы подарил от себя это число потомкам, в результате чего евреи прожили в Египте не 400 лет, как было предопределено, а 210). И на эту заслугу Ицхака намекал Йосеф словом «спускайся», стоящим между Ицхаком и количеством лет изгнания[1].

Почему же всё-таки благословение Ицхака о «поклонении народов» осуществилось именно в жизни Йосефа? И кроме того: если для защиты от наказания душевными страданиями после смерти (т.е., для осуществления выбора Авраама) было досточно, чтобы благословение о «поклонении народов» перенеслось на одного человека, то почему Яаков был уверен, что с потерей Йосефа кара после смерти «возвратится в его семью»? Ведь «народы» могли поклониться и какому-то другому потомку Яакова, благословение осуществилось бы в его жизни, а остальные евреи, как и задумал Авраам, переносили бы Изгнание, а не Геhином!

Это можно разъяснить, процитировав отрывок из книги «Корбан Шабат» (р. Бецалеля из Коврина): где рассказывается (на основе отрывка из книги «Зоhар» и комментариев р. Менахема-Азарии из Пано) о семидесяти годах, которые Адам «отдал царю Давиду через трёх праотцов»[2]: Авраам не дожил до предельного возраста (т.е., до 180 лет) 5 лет, Ицхак прожил все 180, Яаков не дожил до возраста Авраама 28 лет (прожил 147), Йосеф не дожил до возраста Яакова 37 лет (прожил 110), т.е. получилось, что Йосеф «отдал» свои годы вместо Ицхака. И когда Йосеф пропал (как считал Яаков, перестал быть праведником и погиб от греха злословия, как приводится в комментарии Раши в позапрошлой главе), то подумал Яаков, что ему придётся быстро умереть, ведь в отсутствии Йосефа ему бы самому пришлось отдать Давиду ещё 37 лет жизни.

И поскольку Змей в Райском Саду хитростью отобрал душевные силы и благословения у Адама, то Яаков, призванный исправить Первый Грех, тоже хитростью отобрал благословение у Эсава (связанного со Змеем), и эти благословения (где, в том числе, сказано о «поклонении народов») должны были осуществиться именно в жизни Йосефа, — во всём похожего на отца. Ведь Яаков сделал для любимого сына специальную цветную одежду именно в знак отличия — особо значительного участия в исправлении мира — «передаче лет жизни» царю Давиду, основателю мессианского рода, корню грядущего полного Избавления мира от влияния сил зла.


[1] Обратите внимание на три предыдущих абзаца (слово «спускайся», комментарий Аризаля, имя Ицхака): между первым и третьим есть кажущееся противоречие, которое снимается с помощью второго.

2 Это очень сложное место, и не в наших силах его полностью разъяснить: ведь Адам и сам прожил на 70 лет меньше отпущенного (930 вместо 1000), а из отрывка книги Зоhар ясно, что, кроме этих лет самого Адама, нужно было ещё и у праотцов отобрать эти годы для Давида…

Из «Книги для изучения Торы»


Как раз из-за того что интимная близость обладает столь высокой степенью святости и чистоты, нарушение законов, регулирующих эти отношения, приводит к максимальному «загрязнению» с очень тяжелыми последствиями. Читать дальше