Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Человек, познавший и признавший пути Торы, может считать, что в силах победить в споре весь мир. Но когда дело дойдет до действия, ему нечего будет сказать.

Глава шестая

Еще одна разновидность болезни души — проклятие Невухаднецара (Навуходоносора), наказание которого состояло в том, что он как бы превратился в животное. Т.е. его разум остался прежним, но разговаривать и вести себя по-человечески он уже не мог. И это — двойная боль. В уме он желал усмирить весь мир, стать единым властителем, чтобы все его боялись и перед ним преклонялись и т.п. Но, потеряв человеческую силу слова, он превратился в безмолвное животное, влачащее малозначимое существование.

Так и человек, познавший и признавший пути Торы. В уме он может считать, что в силах победить в споре весь мир. Но когда дело дойдет до действия, ему нечего будет сказать. Его рот онемеет, он даже не сможет поднять голову: вся его решимость, и храбрость, и готовность на самопожертвование во имя Освящения Имени улетучатся вмиг. Все это было только в уме, наедине с самим собой, а вот высказать все то же самое вслух, при людях, он не может.

И сколько раз человек уже мысленно готовился и планировал, как он будет отстаивать свою точку зрения, не обращать внимания на критику, не обольщаться комплиментами и т.п… Все это действует по принципу «вор не ворует, пока нечего красть». Но, столкнувшись с настоящим подстрекателем, безбожником, он вдруг превращается в немое животное. И все, что он решил для себя прежде, его только гложет и давит, и чем больше он готовился, тем сильнее его переживания. Что же ему мешает? Всего лишь волосинка. То, что он находится в обществе тех, кто надсмехается над возвышенными, духовными требованиями.

И не то, чтобы ему не было, что ответить. Напротив, он все понимает и знает, но его сбивает с толку, смущает страх, и он боится высказать лишнее слово. А что если его раскритикуют и за это? Это потом он будет себя укорять в слабоволии, не понимать, как его сердце превратилось в воск. Это потом он будет сожалеть о своем молчании и вновь рисовать в уме картины того, что и как ему надо было ответить. Потом. Но время-то уже успело пройти, и теперь он уже стесняется, что люди будут говорить, что он отвечает только задним числом, а в решающий час ему нечего сказать. И человек, на чем свет стоит, клянет и ругает себя за свою слабохарактерность, не имея лекарства от своей болезни.

На самом деле, все его недостатки вытекают из его раздвоенности. Он — то в своем уме, то вдруг становится слабоумным. Ему не хватает здорового ощущения противоречивости — основы и сути крепости ума. Ибо как распознается слабоумный? В холодные дни ему говорят, как вокруг жарко, , и если он верит — это верный признак слабоумия. Таков и человек, которому его воображение подсказывает несовместимые вещи, и он в это верит.

С любезного разрешения главного раввина Литвы, р. Хаима Бурштейна


Йеуда хоть и не был старшим сыном Яакова, тем не менее, именно он был одним из лидеров среди своих братьев. Его имя, как и название колена Йеуды, переросло в название всего еврейского народа и еврейской религии. Йеуда не боялся брать на себя ответственность. В одном из эпизодов Торы описано, как Йеуда смог переломить себя и прилюдно совершить тшуву, раскаяние. Мудрецы говорят, что именно за это он удостоился стать родоначальником царского рода. Читать дальше