Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Рамбам пишет, что удаляющий седые волосы с головы или из бороды подлежит побиению «палками»

Окрашивание волос — известное косметическое средство, к которому очень часто прибегают женщины, которые хотят выглядеть моложе своих лет или думают, что другой цвет волос сделает их более привлекательными. Иногда мужчины делают то же самое: некоторые мужчины седеют раньше времени и стесняются этого, иногда они думают, что седина может повредить им при трудоустройстве или женитьбе. Можно ли мужчине красить волосы?

Источники

Талмуд («Макот» 20б), занимаясь вопросом стрижки волос в Шабат, попутно говорит об удалении седых волос из черных в обычные дни, и определяет, что тот, кто «стрижет, как полные ножницы», виновен. А сколько это — «полные ножницы»? Мудрецы говорят, что это два волоса, а раби Элиэзер говорит, что один волос. При этом мудрецы соглашаются с раби Элиэзером в отношении выстригания седых волос из черных: тот, кто делает так, «виновен даже при выстригании одного волоса». И это запрещено даже в обычный будний день, поскольку есть заповедь «Да не оденет мужчина женскую одежду» (Дварим 22:5). Гемара использует слово «исур» («запрет») по отношению к выстриганию седых волос в будний день. В принятой системе талмудических терминов это слово относится к постановлениям мудрецов, а если речь идет о нарушении запретительной заповеди Торы, то на это указывает понятие «хова» («обязанность»). При этом Рамбам в своем кодексе «Мишнэ Тора», вопреки данной терминологической системе, устанавливает, что выстригание седых волос — ни что иное как запрет самой Торы, и за их удаление еврей подлежит наказанию — побиению «палками» (кнутом), поскольку он виновен в преступлении «да не оденет мужчина женскую одежду» («Илхот аводат кохавим» гл. 12 алаха 10): этот момент непонятен, ведь Талмуд говорит об этом действии как о «запрещенном», а не как об «обязывающем». Тем не менее, Рамбам пишет, что удаляющий седые волосы с головы или из бороды подлежит побиению «палками» даже за один волос, и добавляет, что аналогичным образом, мужчина, красящий свои волосы, должен быть приговорен к побиению «палками» даже за один окрашенный волос, поскольку это «женское поведение».

Раавад не оставляет постановление Рамбама без внимания. Он задает два вопроса:

1) Почему Рамбам объявляет это нарушением запретительной заповеди Торы, в то время как из языка Талмуда явно следует, что это запрет мудрецов?

2) Почему Рамбам пишет, что наказание полагается даже за удаление одного волоса? Да, и мудрецы, и раби Элиэзер считали, что даже при выстригании одного седого волоса из черных человек уже виновен, однако они нигде не говорили о том, что его нужно за это бить, ведь покраска или выстригание одного волоса малозаметны, не дают искомого эффекта, и женщины не ведут себя так.

Вопросы Раавада лишь добавляют сложностей. Ведь из его слов слышно, что даже если человек вырвет или выстрижет все свои седые волосы, этого все равно не будет достаточно чтобы он подлежал наказанию по Торе — он будет виновен лишь в нарушении постановления мудрецов (во всяком случае, это следует из языка Талмуда). Однако если он решит не выстригать, а красить седые волосы (действие менее строгое, чем выстригание, если следовать подходу Раавада), и покрасит больше, чем один волос, добившись тем самым омолаживающего эффекта, то здесь, возможно, уже происходит нарушение запретительной заповеди Торы. Именно такие выводы можно сделать из слов Раавада, но они вступают в противоречие друг с другом, а у нас остается вопрос: если человек красит всю голову, будет ли это считаться нарушением запретительной заповеди Торы, или это все же запрет мудрецов?

Кодекс «Шулхан Арух» запрещает мужчине красить волосы: «Нельзя мужчине выстричь даже один седой волос из черных из-за запрета [Торы] — “да не оденет мужчина женскую одежду”. И так же нельзя мужчине красить даже один волос» («Йорэ Деа» гл. 182 п.6).

Попытка разрешить окрашивание

Помогает ли постановление «Шулхан Аруха» нам ответить на приведенные выше вопросы? Нет, поскольку «Шулхан Арух» не пишет о наказаниях: это кодекс релевантных для нашего времени законов, а у нас сегодня нет возможности наказывать «палками». И кроме того, все осложняет известная гемара («Баба Кама» 60б), которую, при большом желании, можно объявить разрешающей мужчине красить волосы: «Сидели рав Ами и рав Аси перед равом Ицхаком На-фхой. Один попросил: “[Пусть] скажет учитель алаху”. Другой попросил: “[Пусть] скажет учитель агаду.” Начал рав Ицхак Нафха рассказывать агаду и остановил его желающий [слушать] алаху. Начал говорить алаху — остановил его другой. Сказал им рав Ицхак: “Приведу вам пример [того], на что это похоже — на человека, у которого две жены, одна молодая и одна старая. Молодая вырывает ему седые волосы, старая — черные. И остается он совсем лысым”.»

На самом деле, из этой гемары затруднительно привести сколько-нибудь убедительное доказательство разрешению мужчине красить волосы, так как пример, приведенный равом Ицхаком Нафхой — это притча, а не алаха. Но в Талмуде есть другое место, из которого можно попробовать привести такое доказательство. Это история о рабе, который покрасил свои волосы, чтобы выглядеть моложе («Баба Меция» 60б):

«Был один старый раб, который покрасил бороду и волосы. [Он] пришел к Рове и сказал ему: “Купи меня”. Ответил ему: “Будут твои домочадцы бедняками”. Пошел раб к раву Папе бар Шмуелю, и тот купил его. Однажды послал его рав Папа бар Шмуель за водой. Тот вернулся без окраски». Раши, комментируя эту историю, отмечает, что раб, о котором идет речь, не был евреем, потому что после разрушения Второго Храма законы о еврейском рабе больше не исполнялись. Рав Йосеф Шауль Натанзон в своем сборнике «Шоэль у-Мейшив» объясняет, что Раши идентифицировал раба как нееврея именно потому, что еврею красить волосы запрещено. Однако рав Йехиэль Яаков Вайнберг в книге «Сридей Эш» спорит с таким пониманием слов Раши. Он спрашивает: как можно приводить доказательство запрета мужчине красить волосы из слов Раши в трактате «Баба Меция», если известно, что «нееврейский раб» тоже обязан соблюдать заповедь «да не оденет мужчина женскую одежду»? Таким образом, по мнению рава Вайнберга, нет никакого доказательства запрета мужчине красить волосы из слов Раши.
Есть интересная история в книге «Сефер Хасидим» (гл.379): Сказали одному мужчине: «В таком-то городе есть красивая женщина и она хочет выйти за тебя замуж. Послушайся нашего совета — покрась волосы, что бы она не подумала, что ты старый, иди туда и женись на ней». Ответил им: «Нельзя обманывать! Пусть увидит, что я не молод и решит сама».

Из этой истории очевидно, что автор книги (раби Йе-уда а-Хасид) считал, что красить волосы мужчине запрещено не из-за того, что «нельзя носить женскую одежду», а из-за запрета обманывать, ведь он упоминает обман, но ни слова не говорит о запрете для мужчины вести себя, как женщина. И получается, что не существует абсолютного запрета мужчине красить волосы — запрет возникает лишь в определенных ситуациях, сопряженных с обманом. И действительно, автор комментария «Бейт Хадаш» на кодекс «Арбаа Турим» («Йорэ Деа» гл.182), пишет удивительную вещь: если мужчина красит волосы не для того, чтобы вести себя по-женски, а по другой причине — нет в этом запрета. «Бейт Хадаш» реагирует на постановление автора «Арбаа Турим», который пишет, что надевать одежду противоположного пола в любом случае нельзя. Автор «Бейт Хадаш» удивляется столь строгой позиции «Арбаа Турим» и указывает на то, что пользоваться одеждой противоположного пола разрешено, как минимум в двух случаях:

1) Если одежду противоположного пола надевают чтобы защититься от солнца, или согреться, или защититься от дождя — нет запрета.

2) Тора считает, что уподобление противоположному полу — «тоэва» («мерзость») и запрещает действия, приводящие к этой самой «мерзости». Кроме этого правило: женщине нельзя одевать то, что одевает мужчина, чтобы идти к мужчинам, а мужчина не имеет права одеваться как женщина, чтобы идти к женщинам. Но если так, то с одеждой, которая не предназначен для украшения, таких проблем нет. И значит, разрешается даже вести себя похоже на представителя противоположного пола, если это не связано с действиями, производимыми для украшения.
Но эти слова непонятны. Разве мужчина, красящий седые волосы в черное, становится похож на женщину? И кроме того, во всех запретительных заповедях Торы, кроме связанных с Шабатом, совершенно не важно, о чем думает человек, совершая нарушение: если действие запрещено — это нарушение запрета Торы. А если так, то получается, что если сама Тора запрещает мужчине переодевание в одежду противоположного пола и окрашивание волос, то цели, которые он преследует своим действиями, не имеют принципиального значения — их все равно нельзя совершать. Но это противоречит вышесказанному.

Суть запрета

Оказывается, в гемаре («Назир» 59а) мудрецы спорят о том, в чем состоит запрет одевания одежды противоположного пола: в том, что мужчина сможет сидеть среди женщин, или в том, что данное действие — «мерзость». Есть у нас и другая гемара («Ша-бат» 50б) где речь идет об удалении волос с помощью специальных средств. Из этой гемары следует, что мужчине, который хочет, чтобы у него волосы росли менее густо, потому что он думает (что так красивее) запрещено даже мыться с использованием шампуня, способствующего выпадению волос, и это запрет из Торы. Однако, если он хочет избавиться от лишних волос из-за того, что они причиняют ему страдания или неудобства (например, человек, живущий в жарком климате, который заботится о гигиене, или профессиональный пловец) то ему можно это делать. Здесь важно упомянуть, что Тосафот, комментируя эту гемару, пишут, что стыд — это тоже страдания. Теперь, с учетом приведенных выше источников, вернемся к обсуждению нашего основного вопроса. Мужчина хочет покрасить волосы, потому что ему кажется, что он недостаточно молодо выглядит, и он стесняется этого. Казалось бы, в этом не должно быть проблемы. Но похоже ли пользование шампунем для удаления волос, в случае, когда лишние волосы причиняют человеку страдания, на окрашивание волос? Похожий вопрос задали раби Хаиму из Цанз («Диврей Хаим», Йорэ Деа ч. 2. параграф 62) относительно мужчины, у которого поседела половина головы. Автор «Диврей Хаим» ответил, что не считает слова Тосафот о стыде достаточным основанием, чтобы разрешить красить волосы, к тому же Рамбам уже определил, что окрашивание волос запрещено непосредственно Торой. Поэтому раби Хаим ми-Цанз тоже не разрешил мужчине красить волосы в черный цвет… Вместо этого он предложил покрасить всю голову в белый цвет.

Наши дни

Многие авторитеты разрешили мужчинам красить волосы при определенных условиях, и не только в том случае, если седеет половина головы: мужчине, поседевшему слишком рано, если он хочет покраситься не для красоты — разрешают это сделать. Аналогичным образом, разрешают брить волосы в местах, где они мешают (например, бритье подмышек из-за дискомфорта, связанного с потливостью, или бритье ног у спортсменов). Рав Мордехай Эпштейн («Левуш Мор-дехай» пар. 24) разрешает красить волосы человеку, желающему поступить на работу в молодежный коллектив, но лишь в том случае, если он действительно молод, физически активен, и красится не для красоты. Проблемы обмана (утаивание настоящего возраста). Эта проблема решается, так как сегодня все заполняют анкету, в которой указывается настоящий возраст.


Оглавление

Выбор еврейского имени [↑]

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности. И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Выбор еврейского имени очень ответственен — имя влияет на судьбу человека. Какие советы по выбору имени дает традиция?

Значение имени [↑]

Выбор имени для еврейского ребенка имеет огромное значение. Наши мудрецы говорят, что имя отражает сущность человека, его характер и судьбу. В Талмуде сказано, что в момент, когда родители нарекают новорожденного, их души посещает пророчество, небесная искра. Но даже при том, что Сам Всевышний дает нам подсказку, многим парам трудно определиться с выбором имени для младенца.

Как же правильно выбрать имя? Почему евреи не называют сына в честь отца? Можно ли назвать мальчика в честь бабушки или объявить его имя до Брит-милы (обрезания)?

Еврейские обычаи [↑]

В имени заложено не только будущее, но и прошлое. Ашкеназы традиционно дают имя в честь умершего родственника. Считается, что между его душой и душой новорожденного образуется некая метафизическая связь. Добрые дела тезки возвышают душу умершего, а хорошие качества предка оберегают и вдохновляют нового обладателя имени [другое объяснение: есть надежда на то, что ребёнок проявит все хорошие качества родственника, в честь которого он назван].

Как быть, если вы хотите назвать ребенка в честь ушедшего родственника, но кто-то из ныне здравствующей родни уже носит это имя? Ответ зависит от степени родства ребенка с потенциальным живым тезкой. Если это близкий родственник (кто-то из родителей, братьев-сестер или дедушек-бабушек), то лучше подыскать другое имя. Если же родственник дальний, то все в порядке.

У сефардов принято давать имя в честь живых, часто в честь дедушки. Это выводится из Талмуда (Шабат 134а), где говорится о ребенке, названном в честь раби Натана при жизни раби Натана.

В еврейском народе принято давать имена праведных людей из ТаНаХа (Тора, Пророки и Писания), например, называть мальчиков в честь праотцев — Авраам, Ицхак или Яаков, в честь еврейских пророков и царей, например, Шауль, Шмуэль, Давид, Шломо, Моше или Аарон, девочек в честь праматерей — Сара, Ривка, Рахель или Лея, или в честь других праведных женщин, о которых говорится в ТаНаХе, например, Двора, Йохевед или Хана.

Ещё есть обычай называть детей в честь великих раввинов и мудрецов Торы, как, например, Исраэль-Меир — в честь Хофец Хаима

Иногда имя выбирают в соответствии с праздником, во время которого родился ребенок. Например, если мальчик появился на свет в Пурим, его называют Мордехаем, а девочку — Эстер. Девочку, рожденную в Шавуот, можно назвать Рут, а детей, родившихся Девятого Ава — Менахем или Нехама.

Есть также обычай давать имена, встречающиеся в разделе Торы той недели, на которую приходится день рождения ребенка.

Как правило, мальчикам дают имя при обрезании на восьмой день, а девочкам — в первый Шабат после рождения, когда достают свиток Торы в синагоге [читайте на сайте материал про Чтение Торы].

Скрытый смысл [↑]

В святом языке имя — не просто набор букв, оно раскрывает сущность его обладателя.

Мидраш (Берешит Рабба 17:4) рассказывает, что первый человек, Адам, дал имена всем живым существам в соответствии с их сутью и предназначением. Предназначение осла, например, нести тяжелый материальный груз. Осел на иврите — «хамор». Это слово имеет тот же корень, что и слово «хомер» — «материя», «вещество».

Это же принцип применим и к людским именам. Лея [жена праотца Яакова. Прим.ред.] назвала своего четвертого сына Иегудой. Это имя — от корня, обозначающего «благодарность», а если в нем переставить буквы, то получится Святое Имя Всевышнего. Так Лея хотела выразить Ему особую благодарность (Берешит 29:35).

Эстер, имя героини Пурима, образовано от корня, обозначающего «сокрытие». Эстер была известна своей красотой, но её скрытая внутренняя красота превосходила внешнюю.

Еще один пример — популярное имя Ари, на иврите «лев». В еврейской литературе со львом сравнивается уверенный в себе, целеустремленный человек, который набрасывается на каждую возможность выполнить заповедь.

Бывают, конечно, и плохие имена. Вряд ли вы захотите назвать сына Нимрод, ведь оно — от корня, означающего «мятеж». Царь Нимрод восстал против Всевышнего, бросив нашего праотца Авраама в горящую печь.

Если вы хотите назвать мальчика в честь женщины, постарайтесь сохранить неизменным максимальное число букв. Например, Браха можно заменить на Барух, а Дина на Дан.

Еще несколько полезных правил [↑]

У многих из нас, кто хочет изменить своё имя на еврейское, возникает дополнительный вопрос — как «увязать» своё нееврейское имя с еврейским?

Некоторые переводят своё имя на иврит дословно — например, «Мила» это «Наоми» на иврите.

Некоторые выбирают ивритское имя по созвучию: Анатолий — Натан, Юрий — Ури, Виктор — Авигдор и т. д.

В любом случае, выбор имени — очень ответственный шаг, имя человека оказывает влияние на его судьбу и качества характера, и мы советуем обращаться с этим вопросом к вашему местному раввину…

Если семья живет за пределами Израиля, постарайтесь дать ребенку такое традиционно еврейское имя, которое также привычно звучит на языке этой страны. Например, Яков или Дина в России, Дэвид или Сара в англоязычных странах. Не следует давать одно, «еврейское», имя «для синагоги», а другое — которым ребенка на самом деле будут называть. Настоящее еврейское имя — хорошее средство против ассимиляции.

Мидраш (Бемидбар Рабба 20:21) рассказывает, что евреи удостоились чудесного освобождения из египетского рабства отчасти и потому, что не переняли египетские обычаи, а продолжали давать детям еврейские имена.

Многие родители не хотят называть ребенка в честь родственника, который умер молодым или неестественной смертью, опасаясь, что несчастья могут «перейти» к новому обладателю имени. Раби Моше Файнштейн дает по этому поводу несколько рекомендаций.

Если человек умер молодым, но своей смертью, и оставил после себя детей, то это не считается плохим знаком, и ребенка можно назвать в его честь. Пророк Шмуэль и царь Шломо умерли в возрасте 52 лет, и их имена всегда были и остаются популярными в нашем народе, т.е. это уже не считается, что человек умер в молодости.

Если же человек умер от неестественных причин, то раби Файнштейн рекомендует немного изменить имя. Например, евреи называют сыновей именем Йешайа в честь пророка Йешаягу, который был убит.

Раби Яков Каменецкий считает, что переход от «молодости» к «старости» происходит в 60 лет. В Талмуде (Моэд Катан 28а) рассказывается, что когда раби Йосефу исполнилось 60 лет, он устроил празднование по случаю начала долголетия.

Вопреки распространенному мнению, не запрещается объявлять имя новорожденного до обрезания, хотя многие так не делают. В полной мере, однако, мальчик получает душу только во время Брит-милы, и поэтому в метафизическом смысле до этого момента не имеет имени. Это выводят из того, что Всевышний дал новое имя нашему праотцу Аврааму после Брит-милы, когда тот был в возрасте 99 лет (Зоар — Лех-Леха 93а, Таамей Минхагим 929).

Все звезды именами называет… [↑]

Царь Давид писал: «…Исчисляет количество звезд, всех их именами называет» (Теилим 147:4). С древних времен звезды завораживали людей. Они «намекают» на секреты мироздания и тайны будущего. Они указывают путь странникам, озадачивают астрономов и вдохновляют исследователей. В бескрайнем темном небе они кажутся совсем маленькими, а их количество не поддается исчислению; но все они значимы в глазах Всевышнего. «Всех их именами называет». У каждой звезды — свое особое предназначение, и все они разные, не похожи друг на друга.

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности.

И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Звезды выглядят крошечными точками в бескрайнем ночном небе, а наш народ кажется маленьким и незначительным среди миллиардов людей на земном шаре. Всевышний дает имя каждой звезде потому, что все они важны для Него и дороги Ему, и точно так же Он участвует в наречении имени каждому еврейскому ребенку. У каждого еврея свое предназначение, мицва (заповедь), к которой он имеет особый дар, и каждый из нас излучает свой неповторимый свет.

В конце времен любовь Всевышнего к Своим детям не будет вызывать сомнений. После Девятого Ава мы всегда читаем: «Поднимите глаза ваши в высоту небес и посмотрите: Кто сотворил их? Тот, кто выводит воинство их счетом, всех их именами называет Он; от Великого могуществом и Мощного силой никто не скроется» (Йешаягу 40:26).

В конце времен все евреи вернутся в Иерусалим («никто не скроется»). Всевышний сочтет всех и даст каждому имя.

Порядок наречения имени [↑]

Итак, имя мальчику дают во время его обрезания.

У ашкеназских евреев, как указано выше, принято давать новорожденному имя покойного члена семьи, например, дедушки, дяди и т.д. — как бы увековечивая память об умершем. У сефардов, наоборот, имя ребенку дают в честь живущих.

Если родилась девочка, то ее имя в первый раз произносится над свитком Торы, к чтению которой вызывают ее отца.

После того как отрывок Торы прочитан, среди прочих благословений читаются два особых отрывка «Ми Шеберах» — за здоровье роженицы (жены вызванного к Торе) и новорожденного ребенка.

Если родился мальчик и он еще не обрезан — при чтении молитвы о его здоровье имени не называют. Если родилась девочка, то в этот момент она и получает свое имя.

Роженица благодарит Всевышнего за успешные роды и произносит благословение «аГомель»:

«Благословен Ты, Всевышний… за то что воздал мне добром».

Делается это в присутствии группы взрослых мужчин-евреев числом не менее десяти (см. материал про Миньян евреев).

Во время обрезания «аГомель» читается перед приглашенными на церемонию. Если же родилась девочка, то собирают специальный миньян мужчин в доме, или мать посещает синагогу в тот день, когда муж над свитком дает имя девочке. Отвечают на ее благословение женщины, присутствующие в женской части зала.

Отвечают на «аГомель» так:

«Амен. Кто воздал тебе добром, Тот и впредь будет воздавать тебе добром!»

Текст на иврите приведен в сидуре — сборнике еврейских молитв (см. «Чтение Торы»).

Читать дальше