Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Небеса ведут человека по пути, по которому он хочет идти сам»Вавилонский Талмуд, Макот 10 б
Рамбам пишет, что удаляющий седые волосы с головы или из бороды подлежит побиению «палками»

Окрашивание волос — известное косметическое средство, к которому очень часто прибегают женщины, которые хотят выглядеть моложе своих лет или думают, что другой цвет волос сделает их более привлекательными. Иногда мужчины делают то же самое: некоторые мужчины седеют раньше времени и стесняются этого, иногда они думают, что седина может повредить им при трудоустройстве или женитьбе. Можно ли мужчине красить волосы?

Источники

Талмуд («Макот» 20б), занимаясь вопросом стрижки волос в Шабат, попутно говорит об удалении седых волос из черных в обычные дни, и определяет, что тот, кто «стрижет, как полные ножницы», виновен. А сколько это — «полные ножницы»? Мудрецы говорят, что это два волоса, а раби Элиэзер говорит, что один волос. При этом мудрецы соглашаются с раби Элиэзером в отношении выстригания седых волос из черных: тот, кто делает так, «виновен даже при выстригании одного волоса». И это запрещено даже в обычный будний день, поскольку есть заповедь «Да не оденет мужчина женскую одежду» (Дварим 22:5). Гемара использует слово «исур» («запрет») по отношению к выстриганию седых волос в будний день. В принятой системе талмудических терминов это слово относится к постановлениям мудрецов, а если речь идет о нарушении запретительной заповеди Торы, то на это указывает понятие «хова» («обязанность»). При этом Рамбам в своем кодексе «Мишнэ Тора», вопреки данной терминологической системе, устанавливает, что выстригание седых волос — ни что иное как запрет самой Торы, и за их удаление еврей подлежит наказанию — побиению «палками» (кнутом), поскольку он виновен в преступлении «да не оденет мужчина женскую одежду» («Илхот аводат кохавим» гл. 12 алаха 10): этот момент непонятен, ведь Талмуд говорит об этом действии как о «запрещенном», а не как об «обязывающем». Тем не менее, Рамбам пишет, что удаляющий седые волосы с головы или из бороды подлежит побиению «палками» даже за один волос, и добавляет, что аналогичным образом, мужчина, красящий свои волосы, должен быть приговорен к побиению «палками» даже за один окрашенный волос, поскольку это «женское поведение».

Раавад не оставляет постановление Рамбама без внимания. Он задает два вопроса:

1) Почему Рамбам объявляет это нарушением запретительной заповеди Торы, в то время как из языка Талмуда явно следует, что это запрет мудрецов?

2) Почему Рамбам пишет, что наказание полагается даже за удаление одного волоса? Да, и мудрецы, и раби Элиэзер считали, что даже при выстригании одного седого волоса из черных человек уже виновен, однако они нигде не говорили о том, что его нужно за это бить, ведь покраска или выстригание одного волоса малозаметны, не дают искомого эффекта, и женщины не ведут себя так.

Вопросы Раавада лишь добавляют сложностей. Ведь из его слов слышно, что даже если человек вырвет или выстрижет все свои седые волосы, этого все равно не будет достаточно чтобы он подлежал наказанию по Торе — он будет виновен лишь в нарушении постановления мудрецов (во всяком случае, это следует из языка Талмуда). Однако если он решит не выстригать, а красить седые волосы (действие менее строгое, чем выстригание, если следовать подходу Раавада), и покрасит больше, чем один волос, добившись тем самым омолаживающего эффекта, то здесь, возможно, уже происходит нарушение запретительной заповеди Торы. Именно такие выводы можно сделать из слов Раавада, но они вступают в противоречие друг с другом, а у нас остается вопрос: если человек красит всю голову, будет ли это считаться нарушением запретительной заповеди Торы, или это все же запрет мудрецов?

Кодекс «Шулхан Арух» запрещает мужчине красить волосы: «Нельзя мужчине выстричь даже один седой волос из черных из-за запрета [Торы] — “да не оденет мужчина женскую одежду”. И так же нельзя мужчине красить даже один волос» («Йорэ Деа» гл. 182 п.6).

Попытка разрешить окрашивание

Помогает ли постановление «Шулхан Аруха» нам ответить на приведенные выше вопросы? Нет, поскольку «Шулхан Арух» не пишет о наказаниях: это кодекс релевантных для нашего времени законов, а у нас сегодня нет возможности наказывать «палками». И кроме того, все осложняет известная гемара («Баба Кама» 60б), которую, при большом желании, можно объявить разрешающей мужчине красить волосы: «Сидели рав Ами и рав Аси перед равом Ицхаком На-фхой. Один попросил: “[Пусть] скажет учитель алаху”. Другой попросил: “[Пусть] скажет учитель агаду.” Начал рав Ицхак Нафха рассказывать агаду и остановил его желающий [слушать] алаху. Начал говорить алаху — остановил его другой. Сказал им рав Ицхак: “Приведу вам пример [того], на что это похоже — на человека, у которого две жены, одна молодая и одна старая. Молодая вырывает ему седые волосы, старая — черные. И остается он совсем лысым”.»

На самом деле, из этой гемары затруднительно привести сколько-нибудь убедительное доказательство разрешению мужчине красить волосы, так как пример, приведенный равом Ицхаком Нафхой — это притча, а не алаха. Но в Талмуде есть другое место, из которого можно попробовать привести такое доказательство. Это история о рабе, который покрасил свои волосы, чтобы выглядеть моложе («Баба Меция» 60б):

«Был один старый раб, который покрасил бороду и волосы. [Он] пришел к Рове и сказал ему: “Купи меня”. Ответил ему: “Будут твои домочадцы бедняками”. Пошел раб к раву Папе бар Шмуелю, и тот купил его. Однажды послал его рав Папа бар Шмуель за водой. Тот вернулся без окраски». Раши, комментируя эту историю, отмечает, что раб, о котором идет речь, не был евреем, потому что после разрушения Второго Храма законы о еврейском рабе больше не исполнялись. Рав Йосеф Шауль Натанзон в своем сборнике «Шоэль у-Мейшив» объясняет, что Раши идентифицировал раба как нееврея именно потому, что еврею красить волосы запрещено. Однако рав Йехиэль Яаков Вайнберг в книге «Сридей Эш» спорит с таким пониманием слов Раши. Он спрашивает: как можно приводить доказательство запрета мужчине красить волосы из слов Раши в трактате «Баба Меция», если известно, что «нееврейский раб» тоже обязан соблюдать заповедь «да не оденет мужчина женскую одежду»? Таким образом, по мнению рава Вайнберга, нет никакого доказательства запрета мужчине красить волосы из слов Раши.
Есть интересная история в книге «Сефер Хасидим» (гл.379): Сказали одному мужчине: «В таком-то городе есть красивая женщина и она хочет выйти за тебя замуж. Послушайся нашего совета — покрась волосы, что бы она не подумала, что ты старый, иди туда и женись на ней». Ответил им: «Нельзя обманывать! Пусть увидит, что я не молод и решит сама».

Из этой истории очевидно, что автор книги (раби Йе-уда а-Хасид) считал, что красить волосы мужчине запрещено не из-за того, что «нельзя носить женскую одежду», а из-за запрета обманывать, ведь он упоминает обман, но ни слова не говорит о запрете для мужчины вести себя, как женщина. И получается, что не существует абсолютного запрета мужчине красить волосы — запрет возникает лишь в определенных ситуациях, сопряженных с обманом. И действительно, автор комментария «Бейт Хадаш» на кодекс «Арбаа Турим» («Йорэ Деа» гл.182), пишет удивительную вещь: если мужчина красит волосы не для того, чтобы вести себя по-женски, а по другой причине — нет в этом запрета. «Бейт Хадаш» реагирует на постановление автора «Арбаа Турим», который пишет, что надевать одежду противоположного пола в любом случае нельзя. Автор «Бейт Хадаш» удивляется столь строгой позиции «Арбаа Турим» и указывает на то, что пользоваться одеждой противоположного пола разрешено, как минимум в двух случаях:

1) Если одежду противоположного пола надевают чтобы защититься от солнца, или согреться, или защититься от дождя — нет запрета.

2) Тора считает, что уподобление противоположному полу — «тоэва» («мерзость») и запрещает действия, приводящие к этой самой «мерзости». Кроме этого правило: женщине нельзя одевать то, что одевает мужчина, чтобы идти к мужчинам, а мужчина не имеет права одеваться как женщина, чтобы идти к женщинам. Но если так, то с одеждой, которая не предназначен для украшения, таких проблем нет. И значит, разрешается даже вести себя похоже на представителя противоположного пола, если это не связано с действиями, производимыми для украшения.
Но эти слова непонятны. Разве мужчина, красящий седые волосы в черное, становится похож на женщину? И кроме того, во всех запретительных заповедях Торы, кроме связанных с Шабатом, совершенно не важно, о чем думает человек, совершая нарушение: если действие запрещено — это нарушение запрета Торы. А если так, то получается, что если сама Тора запрещает мужчине переодевание в одежду противоположного пола и окрашивание волос, то цели, которые он преследует своим действиями, не имеют принципиального значения — их все равно нельзя совершать. Но это противоречит вышесказанному.

Суть запрета

Оказывается, в гемаре («Назир» 59а) мудрецы спорят о том, в чем состоит запрет одевания одежды противоположного пола: в том, что мужчина сможет сидеть среди женщин, или в том, что данное действие — «мерзость». Есть у нас и другая гемара («Ша-бат» 50б) где речь идет об удалении волос с помощью специальных средств. Из этой гемары следует, что мужчине, который хочет, чтобы у него волосы росли менее густо, потому что он думает (что так красивее) запрещено даже мыться с использованием шампуня, способствующего выпадению волос, и это запрет из Торы. Однако, если он хочет избавиться от лишних волос из-за того, что они причиняют ему страдания или неудобства (например, человек, живущий в жарком климате, который заботится о гигиене, или профессиональный пловец) то ему можно это делать. Здесь важно упомянуть, что Тосафот, комментируя эту гемару, пишут, что стыд — это тоже страдания. Теперь, с учетом приведенных выше источников, вернемся к обсуждению нашего основного вопроса. Мужчина хочет покрасить волосы, потому что ему кажется, что он недостаточно молодо выглядит, и он стесняется этого. Казалось бы, в этом не должно быть проблемы. Но похоже ли пользование шампунем для удаления волос, в случае, когда лишние волосы причиняют человеку страдания, на окрашивание волос? Похожий вопрос задали раби Хаиму из Цанз («Диврей Хаим», Йорэ Деа ч. 2. параграф 62) относительно мужчины, у которого поседела половина головы. Автор «Диврей Хаим» ответил, что не считает слова Тосафот о стыде достаточным основанием, чтобы разрешить красить волосы, к тому же Рамбам уже определил, что окрашивание волос запрещено непосредственно Торой. Поэтому раби Хаим ми-Цанз тоже не разрешил мужчине красить волосы в черный цвет… Вместо этого он предложил покрасить всю голову в белый цвет.

Наши дни

Многие авторитеты разрешили мужчинам красить волосы при определенных условиях, и не только в том случае, если седеет половина головы: мужчине, поседевшему слишком рано, если он хочет покраситься не для красоты — разрешают это сделать. Аналогичным образом, разрешают брить волосы в местах, где они мешают (например, бритье подмышек из-за дискомфорта, связанного с потливостью, или бритье ног у спортсменов). Рав Мордехай Эпштейн («Левуш Мор-дехай» пар. 24) разрешает красить волосы человеку, желающему поступить на работу в молодежный коллектив, но лишь в том случае, если он действительно молод, физически активен, и красится не для красоты. Проблемы обмана (утаивание настоящего возраста). Эта проблема решается, так как сегодня все заполняют анкету, в которой указывается настоящий возраст.


Как раз из-за того что интимная близость обладает столь высокой степенью святости и чистоты, нарушение законов, регулирующих эти отношения, приводит к максимальному «загрязнению» с очень тяжелыми последствиями. Читать дальше