Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Проси других делать замечания тебе, запрети себе делать замечания другим»Еврейская мудрость
Как необходимо почитать шабат в ходьбе, так из уважения к шабату необходимо избегать занятия будничными делами

Мудрецы ввели постановления, запрещающие некоторые действия, поскольку нет в них почитания шабата. Они обосновали это решение словами пророков, как написано в Йешае там, где он говорит о шабате (гл. 58): «И почитай его, не ходя своими путями, не занимаясь своими делами и не говоря о них». Наши Мудрецы объяснили этот стих следующим образом: «И почитай его, не ходя своими путями…» — чтобы наша походка в шабат не была такой же, как в будни; «…не занимаясь своими делами…» — твои дела запрещены, то есть запрещено заниматься делами в шабат; «…и говоря о них» — чтобы не был твой разговор в шабат похож на будничный. Из этого постановления исключили действия, связанные с выполнением заповедей, истолковав: «своими делами», но не делами небесными — подобные запреты не действуют, если необходимо исполнить какую-либо заповедь.

1. Ходьба в шабат

Один из аспектов почитания шабата — наслаждаться им, что, в свою очередь, включает в себя отдых, как сказано: «День нашего отдыха». Известно, что, отдыхая, люди не бегают и не ходят широким шагом. Поэтому и нам запретили бегать и прыгать в этот день отдыха. А тому, кто наслаждается бегом и прыжками, прыгать и бегать разрешено. Так мальчикам разрешают в шабат бегать и прыгать, так как для них это удовольствие.

Запрет этот касается только тех случаев, когда ходьба не связана с заповедью. Ради заповеди же разрешается даже бежать в шабат, так как это «дела небесные», как было сказано выше.

2. Занятия делами в шабат

Как необходимо почитать шабат в ходьбе, так из уважения к шабату необходимо избегать занятия будничными делами. По этой причине запретили выходить в шабат в поле, чтобы проверить состояние урожая и т.п. Несмотря на то, что при самом хождении не совершается никаких действий, связанных с запрещёнными в шабат мелахот, все же, поскольку при этом видно, что занимаются будничными делами, такое хождение является неуважением к шабату. Поэтому мудрецы постановили запретить подобные действия в шабат.

Запретив занятия в шабат будничными делами, не запретили думать о делах. Причина в том, что запретили только такие действия, из которых видно, что люди занимаются в шабат будничными делами. Но если со стороны незаметно, это не запрещено.

Поэтому разрешили в шабат подойти близко к своему полю, но только если по той же дороге другие люди ходят и без деловых целей, например, просто погулять и т.п. В таком случае окружающим не видно, что еврей идет в шабат проведать свое поле, его ходьба не подпадает под запрет, и ему разрешается туда идти, даже с целью проверить поле. Тем не менее мудрецы говорят, что желательно избегать подобных действий. И хотя по основному смыслу закона их нельзя запретить, наши мудрецы писали, что необходимо ограждать себя от этого насколько возможно, так как при подобном хождении легко исчезает субботнее наслаждение. И таких мыслей тем более следует опасаться, если они вызывают напряжение и озабоченность. И наши мудрецы так толковали слова Торы: «Шесть дней работай и делай все свои дела» — после начала шабата мы должны представить себе все свои дела уже завершенными, так как тот, кто уже закончил свои дела, больше не думает о них.

Тот, кто в шабат идет к месту отправления транспорта на далекие расстояния, например на автобусную или железнодорожную станцию с целью оттуда двинуться в путь после окончания шабата, совершает действие, подобное хождению в поле, так как и здесь своим поведением он показывает, что готовится к будничному занятию — поездке на автобусе или поезде, что запрещено в сам шабат. Запрещено также просматривать расписание движения транспорта, что также считается будничным занятием и входит в запрет «…не занимаясь своими делами».

3. Просьба о совершении по окончании шабата действия, запрещённого в шабат

К вышеприведенному запрету относится также просьба, обращенная к другому человеку (равно к еврею или нееврею) о совершении по окончании шабата действия, запрещённого в сам шабат. Причина этого запрета в том, что данное действие, будучи запрещённым в шабат, относится к будничным, и поэтому им нельзя заниматься, как сказано: «…не занимаясь своими делами». Но и здесь, если из наших слов неочевидно, что другой человек сделает запрещённое в шабат действие, они приравниваются к мысли и разрешены. И это похоже на разрешение (см. выше) подходить к своему полю в шабат, если в этом месте и без того прогуливаются евреи. То есть если эту просьбу можно исполнить таким образом, что при этом не будет нарушаться шабат, даже если это крайне маловероятная возможность и даже если говорящий не подразумевал, что сделают это именно таким образом, все то время, пока говорящий совершенно ясно не приказал нарушить шабат, а только просил пойти туда, куда разрешается идти в шабат, это не считается запрещённой речью и разрешено.

Следовательно, желающий попросить другого человека поехать после окончания шабата в какое-либо место не должен прямо говорить, чтобы тот поехал на поезде, машине и т.п., но должен сказать ему, чтобы тот направился или пошел по окончании шабата в указанное место. И несмотря на то, что нам известно, что говорящий подразумевает поездку на поезде и т.п., и тот, к кому обращаются, тоже понимает это, тем не менее поскольку говорящий не приказывает прямо ехать, а только просит направиться туда, а это можно сделать и в шабат, если идти туда пешком, это уже не считается запрещённой речью и разрешено в шабат.

В любом случае запрещено упоминать аренду, так как при этом к запрету «…не занимаясь своими делами» добавляется также запрет купли-продажи в шабат.


Согласно объяснению многих еврейских мудрецов, поскольку человек состоит из двух противоположных «компонентов» — тела и духа, ему даны были два пути использования материальных вещей — материальный и духовный. Но, как известно, иудаизм строго регламентирует, какие способы воздействия возможны, а какие строго запрещены. Читать дальше

Кицур Шульхан Арух 166. Запрет гадания, астрологии и колдовства

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваэра

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Ваэра. Зачем создавать трудности, чтобы их преодолевать?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний снова посылает Моше и Аарона к фараону с требованием отпустить еврейский народ, чтобы он служил Б-гу. В доказательство, что Моше действительно послан Б-гом, Всевышний велит ему явить фараону чудо: превратить свой посох в змея. Фараон отказывается выполнить требование Всевышнего. За этим следуют десять ударов по Египту, которые должны заставить фараона подчиниться требованию Б-га. О каждом из них Моше заранее предупреждает фараона. Каждый из них представляет собой чудо, совершаемое Моше и Аароном. В нашей главе говорится о семи из этих десяти ударов. Сначала вода во всем Египте превращена в кровь — это первая «египетская казнь». Затем землю Египта и жилища египтян заполняют лягушки. Третьей казнью стало нашествие вшей на людей и скот. После этого удара египетские маги признали в действиях Моше перст Б-га, но фараон остался непреклонен. Четвертой казнью было нашествие на Египет хищных зверей, пятой — мор среди домашнего скота, шестой — воспаление кожи, переходящее в язвы, у людей и у скота, седьмой — град, уничтоживший растительность, скот, не угнанный с пастбищ, и египтян, которые после предупреждения не сочли нужным укрыться в доме. Сказано, что после шестой казни Всевышний «ожесточил» сердце фараона, т.е. придал ему упорство. При всех семи казнях евреи находились в особом положении: для них вода осталась водой, лягушки, вши, мор скота и язвы их не беспокоили. Особо оговорено, что две казни: нашествие хищных зверей и град — не коснулись земли Гошен, где жила основная часть евреев, как будто между Гошеном и остальным Египтом стояла невидимая стена.