Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Данная статья посвящена выжиманию фруктов в Шабат, и, в частности, лимонов и других цитрусовых. Наши законоучители обсуждали именно лимон, остальные цитрусовые появились у евреев позже.

Отжим плодов и два подхода к запретам Шабата

Одна из 39 запрещенных в Шабат работ («ав мелаха») — это молотьба зерна («даш»). Из нее выводится множество производных, например, запрет доить корову или выжимать плоды. Рамбам пишет: «Выжимающий плоды, чтобы вышел из них сок, нарушает запрет “мефарек”»1. И он тут же добавляет важное уточнение: запрет Торы нарушается при выжимании маслин и винограда. Сразу скажем, что маслины и виноград имеют в еврейском практическом законе (алахе) особый статус, не только относительно законов Шабата, но и во многих других областях, например, в правилах, касающихся плодов, обладающих какой-либо святостью. Известно, что такие плоды запрещено уничтожать или портить. Зададимся вопросом: можно ли выжимать масло из оливок, являющихся тру-мой? Ответ: можно, поскольку этот процесс не является порчей, ведь с этой целью их и выращивают. По той же причине разрешено выжимать виноград седьмого года («шмита»), делая вино, хотя портить и уничтожать плоды седьмого года тоже нельзя. Исходя из вышесказанного, можно допустить, что с выжиманием сока, например, из яблока, все обстоит иначе, ведь в этом случае будет считаться, что своим действием мы портим плод.

Виноград и маслины могут иметь отношение к духовной нечистоте («тума») или чистоте («таара»). Приобрести статус духовно нечистого могут: человек, сосуды (инструменты), еда и определенные «напитки», причем еда — только после соприкосновения с этими напитками. Что же считается «напитком» в данных правилах? Виноградное вино, мед, оливковое масло, молоко, роса, кровь и вода. Поскольку вино и оливковое масло входят в перечень, соприкосновение с ними делает возможным принятие едой духовной нечистоты. В наше время эти законы не имеют практического значения, однако, точно так же, как мы делаем омовение рук перед тем, что садимся есть хлеб, мы должны омывать руки (пусть и без благословения) прежде, чем есть нечто, окунаемое в перечисленные выше «напитки». Если человек макает печенье в молоко, он должен делать омовение рук, и лишь потом есть.
Итак, запрет Торы на выжимание в Шабат относится именно к оливкам и винограду. А что же с остальными плодами? Гемара делит их на две категории: шелковицу и гранат нельзя выжимать в Шабат, поскольку это запрет мудрецов, а все остальные плоды — можно. Возникает вопрос: в чем разница? Каков принцип разделения? Ведь, по логике вещей, в отношении законов Шабата определяющее значение должно иметь действие, а не предмет, над которым оно производится. Но здесь все не так просто.

Гемара («Шабат», 145) приводит брайту, в которой сказано, что по Торе человек наказывается только за выжимание маслин и винограда, но не других плодов. При этом запрещенное действие названо там словом «дриса» (растаптывание)2. Раши объясняет, что Тора запретила «мелаху» (ту работу, которую нельзя делать в Шабат): выжимание маслин и винограда таковой является, но выжимание других плодов «мела-хой» не считается.
Возможны два подхода к законам Шабата: существуют 39 основных видов работ — «авот мелаха», запрещенных в Шабат. Из них выводятся все остальные запрещенные в Шабат действия, кроме запретов мудрецов. Многие считают, что для того, чтобы определить, запрещено ли какое-либо действие в Шабат, мы должны выяснить, является ли оно (данное действие) производным одной из 39 «авот мелаха». Но есть другой, менее распространенный подход: нужно разобраться, соответствует ли конкретное действие понятию «мелаха» вообще. В Торе не сказано, что нельзя делать 39 видов работ в Шабат — сказано: «Никакую работу не делай». Поэтому необходимо дать точное определение понятию «мелаха». Почему же мы говорим о 39-ти ее видах? Для классификации. Если какое-либо действие запрещено, у нас возникает вопрос: когда человек нарушает много запретов неосознанно, сколько жертв он будет обязан принести в Храм? Правило гласит: одну овцу за каждый вид работ. За все действия, принадлежащие к одному виду запрещенных работ, человек принесет в жертву только одну овцу. В итоге получается, что невозможно принести больше 39 овец. Поэтому нам и нужна «расфасовка»: какое действие к какому виду работ относится. Но это не тот базис, на котором строится определение, запрещено ли какое-либо действие. И тогда получается, что именно об этом говорит Раши: даже если есть сходство между отжимом определенных плодов и работой «молотьба», это еще не значит, что запрещено выжимать абсолютно любые фрукты. Отталкиваться нужно от понятия «мелаха». Хочу предупредить заранее, что «мелаха» — это очень сложное понятие, необходимо в нем хорошо разбираться, но примерное представление о нем мы можем получить уже сейчас.

Раши объясняет, что такого особенного в маслинах и винограде, почему именно эти плоды имеют особый статус в алахе. Много раз он подчеркивает слово «ме-лаха»: Тора запретила «мелаху», а выжимание маслин и винограда — это «мелаха». Он не объясняет подробно, что имеет в виду. Но мы можем догадаться, что ориентиром является то, чему люди посвящают много времени и усилий. А именно маслины для масла и виноград для вина выжимаются в массовых, производственных объемах. Это и запрещено в Шабат по закону Торы. Даже делая физически то же самое, совершая абсолютно то же действие — выжимание, мы не совершим «мелаху», если отжим плода не будет иметь в мире производственных масштабов. Теперь нам понятно, что выжимая большое количество винограда, мы совершаем «мелаху». Но почему запрещено выжимать любое, даже совсем небольшое, количество винограда?

Тут существует еще одно правило: если человек выжимает сок из фрукта прямо в еду («машке а-ба ле-охель»), т.е. если отжатая жидкость сразу впитается — это разрешено в Шабат. Но если то же действие совершается в пустой сосуд — запрещено. Пишет Рам-бам: «Арей зе дорех ве-хаяв» — «он выжимает и совершает нарушение». Используя слово «дорех» («ли-дрох» — давить ногами), Рамбам намекает на то, что даже не являющееся обычным производственным способом выжимание запрещено в Шабат как полный аналог важного технологического элемента при производстве в крупных масштабах. Даже минимальное действие, копирующее в мелких масштабах то, что делается в «большом» производстве, или действие, которое напоминает производственное, запрещено. Это правило очень важно, поскольку является ориентиром: тот факт, что в Шабат запрещено производство, еще не означает, что запрещено только производство — любые другие действия, являющиеся деталями этого производства, также запрещены. Эту идею и хотел нам сообщить Рамбам своим высказыванием. И тогда особенность маслин и винограда — именно в массовом производстве из них масла и вина путем отжима. Поэтому их выжимание в Шабат является запретом Торы («исур де-Орайта»).

Но на самом деле все несколько сложнее. Отжим бывает двух видов: для жидкости и от жидкости. К примеру, виноград выжимают для получения жидкости — сока или вина, а, скажем, соленый огурец, наоборот, можно отжать с целью освободиться от рассола3.
Давайте возьмем как пример яблоко. Гемара говорит, что его можно выжимать в Шабат. Но имеет ли она в виду, что это разрешение носит безусловный характер? Вопрос спорный. Раши считает, что она имеет в виду именно выжимание не с целью получения жидкости. Но для человека, выжимающего яблоко, для получения сока это будет запрещенно. Возможно, кто-то считает такое действие бессмысленным, но выжимающему это важно. И важно настолько, что выжимание яблока в Шабат становится запрещенным. Создание жидкости в этом случае, согласно мнению Раши, будет нарушением запрета Торы («де-орайта»). Но в том, что касается маслин и винограда Раши считает, что поскольку большинство людей обычно выжимают эти плоды для получения жидкости, то это запрещено делать в Шабат, даже тому, кто сделает это с другой целью (скажем, освободить маслины от масла, или вообще без какой-либо определенной цели, просто так), человек нарушит запрет Торы, даже если он не имеет здесь никакого намерения, или даже наоборот, приводит процесс в действие с другой целью, в другом направлении. Определяющим в данном вопросе будет являться общественное мнение. Но и каждый отдельно взятый человек, выжимая фрукт или овощ для сока, как бы создает свой мир, свою территорию, где принято выжимать, например, огурцы для получения огуречного сока. И согласно мнению Раши, в Шабат это будет нарушением «де-орайта», хотя в макромире так вообще не делают, или, например, цель выжимания совершенно иная, нежели у большинства людей.

Но большинство поским так не считают. Они придерживаются мнения, что Гемара, говоря о маслинах и винограде, имеет в виду выжимание с целью получения масла и вина (т.е. выжимание для жидкости). В соответствии с этим, все остальные фрукты исключаются. Получается, что даже если некий человек заинтересован в огуречном соке, его личное мнение аннулируется по отношению к общественному, и по этому принципу определяется алаха. Т.е. мы с Вами видим две школы, два взгляда и, если хотите, две философии, существующие в отношении законов Шаба-та и, быть может, в отношении всех законов.

Кроме упомянутых маслин и винограда, есть еще одна категория плодов — шелковица и гранат. Это промежуточный вариант: по Торе из них не запрещено выжимать сок в Шабат, однако мудрецы запретили это делать. Гемара рассказывает, в чем причина запрета: была такая семья, бейт Менасья бар Мена-хем, они выжимали гранаты. В наше время гранатовый сок продается в магазинах наряду со многими другими. Но в ту пору и в том месте это было в диковинку. Говорит рав Нахман: «Алаха [запрещающая выжимать гранаты в Шабат] определяется, исходя из действий этого семейства — дом Менасьи, сына Ме-нахема». Рава делает справедливое замечание раву Нахману: «Разве Менасья сын Менахема — тана?» Т.е. он не законоучитель, а всего лишь производитель гранатового сока! Как же можно сказать, что алаха по нему? «А если скажешь, что имеется в виду некий неназванный тана, который считал как Менасья сын Менахема [т.е. считался с поведением этой семьи] — то разве из-за того, что этот тана согласен с Менасьей сыном Менахема, алаха становится как он? Разве Менасья сын Менахема — большинство мира?» Т.е. речь, по сути дела, идет всего лишь об одной единственной семье, которая занималась чем-то не совсем понятным:«нормальные» люди ели гранаты, а эта семья их отжимала. Так разве поведение этой семьи может влиять на алаху?

Гемара приводит интересное сравнение — мишна, в которой говорится про законы «килаим». Один из видов запрета килаим — это «килэй а-керем»: в винограднике нельзя сеять другие культуры. Их не только нельзя сеять, но и оставлять самостоятельно выросшие растения тоже нельзя. И возникает вопрос: какой статус будет у колючек, выросших в винограднике? Раби Элиэзер считает, что такие колючки имеют статус «кидеш»: если их оставить в винограднике, то виноград будет запрещен. Но мудрецы с ним не согласны. Они считают, что запрет килаим относится только к полезным растениям, а колючки — это совсем не те растения, которые принято выращивать, это сорняки, люди в них не заинтересованы. Чем же объясняется мнение раби Элиэзера?«И сказал раби Ханина: в чем причина [мнения] раби Элиэзера? В том, что в Аравии поля засевают колючками для верблюдов». Вот интересный пример: нигде в мире колючки никому не нужны — ни в Америке, ни в Ев-ропе, ни в Африке. Единственное место, где люди заинтересованы в их выращивании — это Аравийский п-ов, там колючки являются кормом для верблюдов, основного средства передвижения в той местности. Но Гемара делает вывод, что выращивание колючек в Аравии не является достаточной причиной, чтобы запретить виноград, растущий вперемешку с колючками. Аравия — всего лишь отдельное место на карте, и с практикой живущих там считаться не нужно, т.к. относительно мнения всего мира — это ничто. Поэтому Гемара продолжает и приводит слова рава Хис-ды, который говорит, что свекольный сок, налитый в микву, делает ее воду непригодной для окунания (хотя выжимать свеклу не принято), точно так же, как делает ее непригодной и вино (а виноград, наоборот, выжимать принято). Но жидкости, не являющиеся продуктом отжима (как, например, вода) на кошер-ность миквы не повлияют. И получается, что продукт непринятого отжима приравнивается не к жидкости, которую вообще не выжимали, а к жидкости, которую принято получать путем отжима. Гемара объясняет, что хотя выжимать свеклу не принято, но из-за того, что какой-то конкретный человек все же решил это делать, для него свекольный сок приобрел статус «напитка». Другими словами, выжимая, человек создал свой микромир. В данном вопросе ни его, ни нас не должно интересовать, что весь макромир так не поступает. Сказанное очевидным образом соответствует мнению Раши.

А что скажут те авторитеты, которые с Раши не соглашаются? Для того чтобы запретить отжим, требуется сочетание двух элементов: самого факта отжи-ма и данных о том, что это принято делать в том или ином месте, в том или ином обществе. Решающую роль в подобных вопросах играет все же общественное мнение по конкретному поводу. Каковы в таком случае должны быть масштабы? Одна семья, как бейт Менасья бар Менахем, или целый Аравийский п-ов? По этому поводу существует интереснейший спор авторитетов.

Классификации плодов с точки зрения отжима

Наша тема разбирается и в кодексе «Шулхан Арух» («Орах Хаим», гл. 320). ), где все плоды разделены на три категории (мы уже говорили о них): маслины и виноград — строже всего, сама Тора запретила выжимать их в Шабат, шелковица и гранаты — запрет мудрецов («де-рабанан»), а все остальные плоды можно выжимать в Шабат. Поэтому, когда люди жалуются, что соблюдать Шабат им очень тяжело, это большая ошибка: оказывается, почти все фрукты выжимать можно! И ведь на самом деле сегодня маслины и виноград никто не выжимает дома — это делается промышленным способом, а для себя мы отжимаем совсем другие плоды! Но тут появляется Рамо, который пишет, что в той местности, где принято отжимать сок из плодов, чтобы пить его для утоления жажды или для удовольствия, эти плоды приравниваются к шелковице и гранатам. Т.е. Рамо все «портит»: он считает, что древний список плодов (шелковица и гранат), которые люди обычно выжимают для получения сока, могли устареть: информация о шелковице и гранатах была актуальна в лишь в определенную эпоху и для определенных регионов, поэтому там, где в будни обычно выжимают другие плоды, эти плоды нельзя будет выжимать в Шабат, а статус данного запрета — «де-рабанан». Автор «Маген Авраам» пишет, что небходимо глубоко и детально изучить эту тему, и вот почему. Он цитирует «Бейт Йосеф», где на основании той же самой гемары сделан несколько иной вывод: если становится известно, что в каком-то месте — не важно где — выжимают определенный плод, его отжим автоматически становится запрещенным в Шабат по примеру запрета на отжим гранатов, которые нельзя выжимать из-за бейт Менасья. Т.е. «Бейт Йосеф» оказался строже Рамо! Рамо полагает, что только человеку если «не посчастливилось» и он живет в такой местности, где выжимают много разных фруктов, то ему нельзя будет отжимать их в Шабат, но если «повезло», и в его местности данные фрукты не выжимают, то ему можно отжимать их в Шабат, несмотря на то, что в других местах их тоже выжимают. А «Бейт Йосеф» считает, что нужно иметь актуальную информацию: знать, где что выжимают, потому что запрет на отжим в Шабат относится ко всем отжимаемым плодам. Таким образом, если я узнаю, что где-то в Китае выжимают некий фрукт, то этот факт запрещает его отжим в Шабат и мне, и евреям по всему миру.

Свое мнение «Бейт Йосеф» пишет в контексте темы выжимания лимонов в Шабат. В его время выжимание лимонов было редкостью: лимоны были далеко не везде, но поскольку где-то из них все же делали сок, то их отжим, в соответствии с мнением «Бейт Йо-сеф», стал запрещен везде, а по Рамо он был и остался запрещен лишь в той местности, где у людей принято выжимать лимоны. Вначале «Маген Авраам» говорит это как замечание: «Почему написал Рамо “в месте…”? Ведь из этого слышится, что в других местах можно». Однако он продолжает: «Но мне кажется, что Моше — истина, и Тора его — истина»4, а слова автора «Бейт Йосеф» вызывают удивление. Почему «Маген Авраам» удивлен? Он занимается выяснением истинного вывода нашей гемары. «Бейт Йосеф» понял этот вывод однозначно: тот факт, что в определенном регионе обычно выжимают некий вид плодов в будни, запрещает отжим этого плода в Шабат по всему миру. Но «Маген Авраам» объясняет, что слова гемары о запрете оставлять самостоятельно выросшие колючки в винограднике — это частное мнение раби Элиэзера, но мудрецы не запрещают это делать, и спор между ними заключается вовсе не в том, являются ли колючки нужными посевами в Аравии, а в том, влияет ли их полезность для жителей Аравийского полуострова причиной запретить их повсеместно: по мнению раби Элиэзера один регион влияет на весь мир в сторону устрожения, а согласно мудрецам запрет будет распространяться только на Аравийский полуостров. «Маген Авраам» проводит аналогию с гранатами: если бы семья Менасьи бар Менахема была «местом» (гемара считает, что это не место, поэтому данная ситуация не тождественна примеру с Аравией), то отжимать гранаты в Шабат было бы запрещено: по раби Элиэзеру — по всему миру, а по мудрецам — только в том месте.

Далее «Маген Авраам», ссылаясь на комментарий Тосафот, относящийся к другому месту в Талмуде, предлагает интересный компромисс двух мнений, утверждая, что не место само по себе определяет норму, а наличие логики в поведении людей. Он объясняет свою позицию на конкретном примере. Можно ли выжимать груши? По Гемаре — можно, они не входят в перечень: это не маслины и не виноград, не шелковица и не гранат. Но «Маген Авраам» говорит, что выжимать их нельзя, причем нигде. Почему? Потому что, оказывается, в его эпоху в Германии груши принято выжимать для сока. Именно в Германии, хотя в других странах груши не отжимали. Так почему запрещено отжимать груши за пределами Германии? Если бы во всех странах было такое изобилие груш, как в Германии, и, тем не менее, из них бы все равно не делали сок, это бы означало, что обычай Германии в этом вопросе не может считаться всеобщей нормой — это нечто отдельное, исключительное, и, следовательно, не обязывает других. Однако, тот факт, что в других странах не выжимают, имеет под собой вполне понятное обоснование — там просто нет такого количества груш, чтобы можно было заняться производством грушевого сока, и именно этим объясняется отсутствие обыкновения выжимать сок из груш в этих странах. Поэтому обычай Германии обязывает все страны. Получается, что «Маген Авраам» немного идет навстречу «Бейт Йосефу»: если есть очевидная причина, почему у нас такого обыкновения нет, то получается, что чужой обычай и для нас является нормой (обязывает), а если нет никакой очевидной причины, то получается, что тот обычай — уникален и существует лишь для тех, кто его придерживается, а нас он не обязывает. Кстати, возникает интересный вопрос. Допустим, я живу в Германии, хочу выжать груши в Шабат, и вспоминаю, что в России не выжимают груши: быть может, немцы не правы, а правы русские, и вообще, выжимать груши — глупость, ненормальный обычай? Это остается под вопросом.

Лимонный сок: напиток или пищевая добавка?

Наконец, мы подошли вплотную к лимонам. Ими занимается «Бейт Йосеф», на которого ссылается «Ма-ген Авраам» (гл. 320): «Мне кажется, что не только шелковицу и гранат, но любые фрукты, которые принято выжимать для получения сока, нельзя выжимать в Шабат» (т.е. не имеется в виду, что запрещено выжимать только шелковицу и гранаты — запрещено выжимать в Шабат все плоды, которые принято выжимать для сока). «Бейт Йосеф» ссылается на Роша, который пишет о выжимании именно лимонов, и таким образом мы видим, что во времена Роша, в XIII веке, евреям уже были известны лимоны. На самом деле, лимоны упоминались и до Роша, например у Рамбама, но мудрецы талмудической эпохи их не знали: лимоны были завезены из Китая и Индии, благодаря арабским завоеваниям, распространились на Запад, на Ближний Восток, появились в бассейне Средиземного моря, стали использоваться евреями и появились в алахической литературе. Отжим лимонов в Шабат обсуждает ученик Рамбама — рабейну Прахья — в своих «комментариях» на трактат «Шабат», и он запрещает выжимать лимоны, а Рош пишет, что разрешено выжимать лимоны в Шабат. Почему? Отвечает Рош: «Потому что, в принципе, лимоны выжимают не ради напитка, а ради еды». Он указывает на то, что основное использование лимонного сока — приправить, к примеру, салат или рыбу: так использовали лимон во времена Роша. (Вначале он жил в Германии, позже был вынужден бежать от гонений в Испанию. Лимонами он занимался, скорее всего, в Испании.) В его время вообще не делали напитки из лимонов. Кстати, и итальянский представитель школы Тосафот — рав Йешая ди-Трани («Тосафот Рид») — не согласен с Рошем.

«Бейт Йосеф» делает следующий вывод: «Это означает, что если принято выжимать [плоды] для получения напитка, то нельзя [выжимать его в Шабат], как шелковицу и гранат». Получается, что «шелковица и гранат» — это целая категория плодов, и мудрецы запретили не только те конкретные плоды, которые были у них, но и многие другие — говоря о «шелковице и гранатах» они сформулировали правило. Тут возникает много принципиальных вопросов, потому что в отличие от запретов самой Торы («де-орайта»), где правило применяется в каждом регионе, в каждом поколении соответственно действительности, в запретах «де-рабанан» запрещено конкретно то, что запретили, т.е. «гзера» (запрет мудрецов) не распространяется автоматически на большее количество случаев при изменении действительности.
«Бейт Йосеф» добавляет важную деталь: «Даже если большинство людей в мире не выжимает плод для напитка, но нам стало известно, что в каком-то месте его выжимают ради жидкости — будет запрещено выжимать этот плод в Шабат». Оказывается, что ради соблюдения Шабата, человеку необходимо обладать определенной эрудицией — знать, что происходит в мире, учитывать, где что выжимается. А особенно тяжело живется раввинам: если кто-то задаст вопрос, можно ли выжимать тот или иной фрукт в Шабат, раввин сразу должен дать ответ, или хотя бы знать, где это можно проверить.

И теперь «Бейт Йосеф» приводит свое доказательство из Талмуда (историю с бар Менасья), а «Маген Авраам» выражает несогласие с позицией «Бейт Йосефа», считая приведенное доказательство недостаточным, поскольку оно соответствует только мнению раби Элиэзера, но противоречит мудрецам. «Бейт Йосеф» (раби Йосеф Каро) жил в XVI веке в Османской империи — в Салониках (Греция). Позднее он переехал в Эрец Исраэль, в город Цфат. Тем не менее, он знал, что происходило в Египте в его время, поэтому он пишет: «Странно, что в Египте принято выжимать лимоны в воду с сахаром5 и пить для удовольствия, и делали это в Шабат, и мы не видели, чтобы кто-то протестовал против этого». Можно заподозрить обычных египт-ских евреев того времени в невежестве, но куда смотрели раввины? Почему они не запрещали? Почему не протестовали? Он продолжает: «И мы не видели даже сомневающихся в этом»! Т.е. в Египте все были уверены, что отжимание лимонов в воду с сахаром разрешено в Шабат. Однако, по ранее упомянутому нами свидетельству Роша, в том месте, где он жил, выжимали лимонный сок только для еды. Так почему же выжимание для питья не запрещено? И это тем более странно, что рабейну Прахья (а он был учеником Рамбама и жил в Египте, но намного раньше, чем «Бейт Йосеф») прямо говорит, что выжимать лимоны запрещено, поскольку они ничем не отличаются от шелковицы и граната (т.е. он включает лимоны в эту категорию). Дело в том, что «Бейт Йосеф» написал об отстутствии протестующих и запрещающих лишь потому, что не знал о существовании комментариев рабейну Перахья — его работы нашли позже. Почему же в Египте выжимают лимоны в Шабат? «Бейт Йосеф» ищет объяснение, которое дало бы нам возможность понять египетский обычай выжимать лимонный сок для питья. Вот первый предложенный им вариант: «Быть может, это запрещено лишь тогда, когда пьют именно сок фрукта, а не его смесь с другим напитком». Возможно, шелковицу и гранат запрещено выжимать в Шабат, поскольку это делают лишь для того, чтобы пить отжатую жидкость, но если плод выжимается с целью добавить полученный сок к чему-то другому, пусть даже не к еде — подобное, вероятно, не запрещено. Лимон не выжимают с целью пить неразбав-леный сок, т.к. он слишком кислый, а это значит, что лимонный сок является не полноценным напитком, а вкусовой добавкой для воды. И в таком случае нет никакой разницы, в воду добавлять его или в еду. Выжи-маемая из лимона жидкость не является соком плода, поскольку ее не пьют саму по себе. Такое объяснение не соответствует словам Роша, но можно предположить, что он просто не учел действительность: Рош говорит, что лимонный сок идет в пищу, но, возможно, он согласился бы, что разрешено выжимать и то, что добавляет вкус напитку, но не используется как полноценный напиток само по себе.

Второе объяснение, предложенное автором «Бейт Йосеф»: «Или, быть может, запрещено выжимать сок отдельно, чтобы потом смешать с водой или напитком, но если обычно сразу смешивают с другим напитком, то это разрешено». Это более устрожающий вариант объяснения: если бы сначала выжимали сок, а потом добавляли его в воду, то это было бы запрещено, поскольку возникает этап, на котором путем выжимания создается самостоятельно существующая жидкость, даже если потом она используется в смеси с чем-то, это уже не имеет значения, ведь главное — тот самый первый этап: в Египте лимонный сок выжимают прямо в воду, поэтому это разрешено. Т.е. «Бейт Йосеф» сомневается, и это очень важно понять: есть прецедент — обычай в Египте, который может помочь тем, кто выжимает лимон в воду, однако разрешить выжимать лимонный сок как таковой, не в воду, на основании этого прецедента — невозможно.

Мнения авторов «Хаей Адам» и «Мишна Брура»

Известный законоучитель рав Авраам Данциг («Хаей Адам»), живший в Вильно 200 лет назад, тоже поднимал этот вопрос. Тут следует упомянуть, что в «Шул-хан Арухе» в главе 320 есть маленький пункт: «Можно выжимать лимон». Так вот, согласно пониманию «Хаей Адам», «Шулхан Арух» разрешает выжимать лимоны в воду, чтобы пить с сахаром. В самом «Шулхан Арухе» нет этих тонкостей, выжимание в воду не упоминается, но изучая все то, что приводит «Бейт Йосеф», мы увидим, что «Шулхан Арух» подразумевает тот самый обычай в Египте, ставший прецедентом для выжимания лимонного сока. «Хаей Адам» считает, что речь идет о лимонаде, потому что лимонный сок сам по себе не пьют. Дальше он делает важную поправку, что все это было актуально во времена «Шулхан Аруха». Здесь просматривается важная идея о том, что алаха меняется в соответствии с реалиями. Этого принципа и придерживается автор «Хаей Адам»: он пишет, что раньше лимоны выжимали только для того, чтобы придать вкус мясу и другим блюдам, но в его время (т.е. 200 лет назад), когда известно, что лимонным соком наполняют бочки чтобы делать пунш, а так же повсеместно выжимают лимон для того чтобы пить пунш, необходимо глубокое и детальное разбирательство, можно ли это делать в Шабат. «Хаей Адам» находит необходимым подчеркнуть отличие в употреблении лимонного сока во времена «Шулхан Аруха» и в его время, потому что в этом отличии кроется причина его сомнений, можно ли выжимать лимон так, как это делали раньше.

До сих пор мы могли видеть, что, говоря о выжимании лимонов, все законоучители, которые запрещали это делать, приравнивали данное действие к выжиманию шелковицы и граната, т.е. классифицировали как запрет «де-рабанан», и никто не думал, что лимон можно «поднять» до уровня маслин и винограда, запрет на от-жим которых — «де-орайта». Именно это сделал «Хаей Адам», который «поднял» лимон на высшую ступнь субботних запретов: согласно его точке зрения, все приводившиеся до сих пор облегчающие объяснения и условия могут относиться только к запрету мудрецов. Но в случае запрета Торы нет никакой возможности облегчать на основе различий между целями, ситуациями и т.д. Поэтому «Хаей Адам» утверждает, что выжимать лимон в Шабат в любом случае нельзя — это «мелаха». На каком основании он делает такое заключение? На основании того, что в мире выжимается очень много лимонного сока для изготовления пунша (или лимонада). А поскольку это приобрело промышленные масштабы, то это и стало определяющим моментом в решении «Хаей Адам». Многим это должно помешать, потому что в их сознании именно маслины и виноград занимают особое место: выжимаемая из них жидкость имеет особый статус — это два из семи видов алахических «напитков». Получается, что лимонный сок тоже станет одним из этих «напитков»? И перед окунанием в него какой-либо еды необходимо будет совершать установленное алахой омовение рук? И впоследствии этот принцип может расшириться и на другие соки, например, на апельсиновый. А поскольку сегодня выжимается все, то все выжатые жидкости приобретают статус «машке де-орайта» («напитка» по Торе). И это имеет влияние на многие законы, не только на законы Шабата.

Хафец Хаим в «Мишне Бруре», комментируя этот маленький пункт, разрешающий выжимать лимоны в Шабат, пишет так: «Можно выжимать лимоны, и даже в напитки, несмотря на то, что принято их выжимать в будни, т.к. их отжимают не для сока, а только для придания вкуса еде, они [т. е. их закон], как остальные фрукты [которые, можно выжимать], ([то, что говорит Рош)], и даже если принято их выжимать в будни в воду с сахаром, чтобы пить для удовольствия, все равно в мире принято облегчать и делать это в Шабат [как “Бейт Йосеф”], и, может быть это из-за того, что не запрещенно, а только, когда принято пить сок такого фрукта, даже не смешивая с другими напитками, или же из за того что не запрещенно, а только когда выжимают его жидкость отдельно, а затем смешивают с другими напитками. Но если обычай — выжимать его жидкость в другой напиток, то разрешается [как “Бейт Йосеф”]. И поэтому в наше время [т.е. в начале XX века — позже, чем “Хаей Адам”], когда известно, что в некоторых местах наполняют бочки лимонным соком чтобы пить его с пуншем, необходимо глубокое изучение [вопроса], можно ли их выжимать в Шабат в напиток. Потому что, возможно, тут есть сходство с шелковицей и гранатом6, и из-за того, что обычно выжимают в отдельную посуду, нужно быть осторожными, выжимать сначала на сахар».

«Хаей Адам» тоже пишет, что единственный разрешенный способ выжимания лимонов в Шабат — это отжать лимон на сахар, а потом этот сахар с лимонным вкусом добавить в воду. Но на самом деле, сам «Хаей Адам» недоволен собственным советом, считая его весьма проблематичным. Ведь конечная цель — это получение жидкости, а отжим — лишь промежуточный этап. А поскольку по его мнению это все «де-орайта», то он говорит, что лучше так не делать. «Мишна Брура» в этом облегчает, считая отжим на сахар замечательной идеей. Почему? Потому что Хафец Хаим не готов поднять лимон на уровень «де-орайта», как маслины и виноград. «Мишна Брура» расширяет закон в соответствии с изменениями реальности, но исключительно в том, что касается запретов мудрецов: они запретили нам выжимать плоды, которые напоминают запрет «де-орайта», а таковым на сегодняшний день является именно лимон. Человек, увидев, что выжимают лимон, может забыться и станет выжимать виноград. Аналогичным образом, если бы во времена мудрецов разрешили выжимать гранат, люди провели бы аналогию и стали выжимать виноград. Но запрет самой Торы — неприкосновенен, это идеал, эталон, не поддающийся никаким изменениям: он установлен еще со времен Синайского Откровения и никак не связан и не может быть связан ни с какими изменениями реальности. А у «Хаей Адам» был совершенно другой подход: законы «де-орайта» тоже расширяются или сужаются в соответствии с изменениями, происходящими в жизни.

Из журнала «Мир Торы»