Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Хороший человек и дальним близок, плохой — и ближним далек»Раби Шломо Алеми
Разрешается переносить вещь в качестве одежды, даже если она не выглядит как одежда. Можно вынести носовой платок, обвязав его вокруг шеи и используя как шарф

Перенос носового платка

Как упоминалось выше, разрешается переносить вещь в качестве одежды, даже если она не выглядит как одежда: все то время, пока такую вещь используют как одежду, ее перенос является переносом одежды. Кроме того, даже если у этого предмета имеется и другое использование (не в качестве одежды) при переносе, это не умаляет разрешения переносить его, как одежду. Поэтому, если мы хотим взять с собой в шабат носовой платок, у нас есть выход сделать из этого платка часть одежды, и тогда его перенос будет называться надеванием. В таком случае, несмотря на то, что основная наша цель при переносе носового платка — постоянное наличие платка в момент необходимости, но не для надевания, все же по-прежнему платок считается одеждой, если мы каким-то образом использовали его в качестве одежды.

Можно вынести носовой платок, обвязав его вокруг шеи, То есть используя как шарф. В таком случае необходимо сделать узел под горлом (если он не такой длинный, как распространенные теперь шарфы), а также обвязать именно вокруг шеи, а не положить поверх одежды.

Можно использовать платок, как пояс, обвязав им одежду, которую и в будни иногда опоясывают: в таком случае и платок можно назвать поясом. (Разумеется, если в будни данную одежду опоясывают только для красоты, нельзя обвязать ее в шабат носовым платком, который явно не добавляет красоты). Как можно переносить носовой платок в качестве пояса, так можно переносить и ключ в шабат (способом, объясненным ниже), а также делать пояс из полиэтиленовой накидки на голову, чтобы приготовиться к возможному дождю.

Некоторые авторитеты облегчают, разрешая переносить носовые платки, пришитые несколькими стежками к одежде. Они считают, что при этом платок становится частью одежды, и уподобляют его другим второстепенным дополнениям к одежде, с которыми разрешается выходить в шабат(см. следующий параграф). А некоторые авторитеты облегчают еще больше (в случае, когда нет возможности сделать из платка одежду и т.п., а также есть нужда в большом количестве платков), разрешая обматывать их вокруг руки и т.п. (см. у ахроним объяснение этого обычая). И я слышал, что Хазон Иш, благословенна память о праведнике, давал совет расстегнуть рукав рубашки и обмотать платок вокруг него (в таком случае платок служит застежкой рукава).

Придаток к одежде

Любой незначительный придаток к одежде, даже не являющийся непосредственно частью одежды, также считается одеждой, и разрешается переносить его в шабат. Что является придатком к одежде? А) Когда одежда нуждается в этом предмете либо со стороны пользования ею, либо как в украшении.

Б) Когда предмет незначителен сам по себе, поэтому становится придатком к одежде, ее частью. К предметам, которые необходимы одежде для пользования ею, относятся пуговицы, крючки, петли, как связывающие части одежды, так и предназначенные того, чтобы вешать одежду на крючок и т.п. Поскольку они являются необходимой частью одежды, с ними разрешается выходить в шабат. Так и украшения, присоединённые к одежде, являются как бы ее частью, и разрешено выходить с ними в шабат.

Придатком к одежде являются также различные малозначимые предметы, в частности, нитка, оставшаяся от шитья. Несмотря на то, что она совершенно не нужна одежде, и, следовательно, можно было бы сказать, что эта нитка не стала частью одежды, все же из-за своей незначительности она не считается отдельным от одежды предметом, что позволяет нам назвать ее придатком к одежде и разрешить выходить с ней в шабат.

Но про важные предметы, в которых одежда не нуждается, не говорится, что они являются придатком к одежде. Поэтому нельзя выходить в талите, на котором есть некошерные цицит, если остались на нем еще и кошерные цицит. Несмотря на то, что некошерные цицит не считаются ношей, так как в таком состоянии они становятся неважными, и мы считаем их придатком к талиту, все же оставшиеся кошерные нити будут считаться ношей. Поскольку их еще можно использовать, они сохраняют свою важность, и, так как эта одежда уже не нуждается в них, они не являются ее придатком, и их перенос запрещен.

Отсюда мы учим, что о важном предмете, в котором одежда нуждается (либо непосредственно для ношения, либо для украшения) можно сказать, что он считается ее частью, тогда как с важным предметом, не нужным одежде (и не являющимся также украшением самого человека), запрещено выходить в шабат, поскольку он не становится придатком одежды. Поэтому, если порвалась вешалка, на которую вешают одежду, ввиду того что до починки нет у нее никакого использования, но тем не менее она сохраняет свою важность и не становится придатком к одежде, нельзя выйти с ней. Все это говорится о вешалке, которую мы собираемся починить после шабата, и поэтому она сохраняет свою важность. Но если мы не собираемся ее чинить, вешалка потеряла свою важность и разрешается выходить с ней. (Если вешалка порвалась посередине, вероятно, тоже можно сказать, что она утратила свою важность, даже если в будущем ее починят.) Соответственно, если в шабат порвалась вешалка, нельзя выходить в данной одежде, пока окончательно не решили не чинить ее после шабата (либо оставить как есть, либо поменять на другую). Это же относится к пуговицам, крючкам и другим подобным предметам, которые разболтались настолько, что нет от них никакой пользы. Если мы собираемся снова пришить их к одежде, соответственно, их важность сохраняется: они не стали придатком к одежде, и в такой одежде запрещено выходить в шабат.


«Хумаш» — так на иврите называется Пятикнижие — те пять книг Торы, которые были записаны Моше-рабейну Синайского откровения, во время странствий еврейского народа по пустыне. Читать дальше

Бесконечная цепь 1. Тора

Рав Натан Лопез Кардозо,
из цикла «Бесконечная цепь»

Пятикнижие — самая важная часть Танаха. Она представляет собой не что иное, как голос Всевышнего, сообщающего человечеству Свою волю посредством письменного слова. Сюжеты и заповеди Торы заставляют человечество задуматься над реальностью. Что делать человеку со своей жизнью? Как ее возвысить, освятить? И прежде всего — как развить в себе понимание, что жизнь должна быть освящена? Тора отвечает тому, кто спрашивает. Для тех, у кого нет вопросов, Тора остается загадкой, в соответствии с известным афоризмом: нет ничего непонятнее, чем ответ на незаданный вопрос. Человек же, по-настоящему ищущий смысл жизни, найдет в Торе интеллектуальную глубину, поразительную психологическую проницательность, благоговейное отношение к жизни.

Правильность текста Торы

Сайт evrey.com

Откуда мы знаем, что современная Тора идентична той, которую получили евреи на горе Синай?

Бет из Берешит

Рав Эльяким Залкинд

Книга Шмот

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Истоки»

Чтобы понять и постичь 19. Откуда мы знаем, что Тора дана Б-гом, а не написана человеком?

Рав Элиэзер Гервиц,
из цикла «Чтобы понять и постичь»

Одним из доказательств того, что Тора является Б-жественным откровением — это ее иррациональные заповеди. Простой смертный не мог бы заставить 600 тысяч евреев взять на себя серьезные ограничения во всех сферах жизни. Пророчества, содержащиеся в Торе, тоже доказывают ее Б-жественное происхождение.

Урок Торы

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Пятикнижие Моисея

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

«Шлах». Спасательный канат

Рав Бенцион Зильбер

Евреи приближаются к Эрец-Исраэль. По настоянию народа Моше отправил разведчиков выяснить, какова страна, куда евреи по воле Всевышнего держат путь. Послано было двенадцать разведчиков, по одному от каждого колена. Вернувшись, десять из двенадцати сказали, что города страны укреплены, жители ее сильны и войти в нее невозможно. Евреи заплакали и отказались от своей цели. За это Всевышний обрек народ на сорокалетнее скитание по пустыне. Конец главы посвящен нескольким заповедям. Завершает главу заповедь о цицит.