Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

В 5536 (1776) году, во времена Виленского Гаона, Польшей правил король Станислав Август Понятовский. В то время секта караимов была достаточно сильна. Однажды они обратились к королю с заявлением, что именно караимы являются носителями настоящей Торы — точно в таком виде, как получили ее от нашего учителя Моше на горе Синай. А потом, якобы, появились так называемые талмудические евреи и присвоили себе звание исконных получателей Торы, исказив ее своими лживыми толкованиями. Представители караимов не стеснялись в выражениях, понося талмудических евреев, и, в конце концов, уговорили короля устроить диспут между представителем караимов и представителем талмудических евреев, в ходе которого перед королем должна будет проясниться истина — кого на самом деле можно считать настоящим евреем. Король согласился с этим планом и распорядился послать за представителем «талмудических» евреев для участия в диспуте.

Виленский Гаон, в свою очередь, сам назначил представителя «талмудистов». Он предложил на эту роль известного общественного деятеля из Пинска рава Йеуду Лейба Майтуса. Помимо обширных познаний в Торе, рабби Йеуда Лейб обладал также острым умом, в совершенстве владел польским языком и имел связи с польскими вельможами, которые относились к нему с уважением. Гаон пригласил рабби Йеуду Лейба к себе. Поначалу тот отказывался взять на себя такую ответственность и пытался уговорить Гаона отказаться от этого назначения. Но Гаон убедил его, и, в конце концов, р. Йеуда Лейб согласился исполнить эту миссию и предстать в назначенный день перед королем и противником-караимом, и получил благословение Гаона.

Король назначил днем диспута субботу. В тот день р. Йеуда Лейб встал до рассвета, помолился и прочел несколько глав Теилим (псалмов) с большим чувством. После этого он сделал кидуш, провел субботнюю трапезу и пешком отправился в королевский дворец, неся в сердце упование на Всевышнего.

У входа в дворцовые покои р. Йеуда Лейб встретил «мудреца» — оппонента из караимской общины, ожидавшего своей очереди быть приглашенным внутрь. В те времена полагалось представать перед королем без обуви — в одних чулках. Когда им было велено войти внутрь, все разулись, но р. Йеуда Лейб от большого волнения не оставил свои туфли в прихожей, а в рассеянности понес их в руках…

…Король восседал на троне, в окружении министров и придворных, а на столе перед ним лежал пасквиль, написанный караимами. Первым получил слово представитель караимов. Он начал свою речь с обвинения представителя «талмудистов»: «Посмотрите, Ваше Величество, на дерзость этих евреев! Их посланник не оставил, как все, свою обувь в прихожей, а взял ее с собой, словно он не доверяет слугам короля и считает их ворами!»

Король в изумлении взглянул на «талмудиста» и увидел, что тот действительно держит туфли в руках. Р. Йеуда Лейб наконец-то тоже обратил на это внимание и обмер, но быстро пришел в себя. «Ваше Величество, — сказал он королю, — Когда Творец явился нашему учителю Моше в горящем кусте, Он сказал ему: сними обувь твою с ног твоих, ибо земля, на которой ты стоишь, — святая земля. Моше выполнил это повеление, но после не нашел своей обуви там, где оставил. Дело в том, что караимы, которые находились поблизости, украли его обувь! Поэтому я и не решился оставлять свои туфли без присмотра в присутствии одного из них».

«Это наглая ложь! — закричал караим. — Ведь известно же, что никаких караимов тогда не было, ведь секта караимов была основана Ананом около тысячи лет назад. Как же можно обвинять их в краже обуви Моше?» Король рассмеялся и сказал: «Диспут окончен — он просто излишен! Ведь ты сам признался, что ваша секта была основана тысячи лет спустя после дарования Торы — так что вы не могли ее получить из первоисточника. Весь ваш донос — ложь от начала и до конца!»

Так благословение Виленского Гаона помогло рабби Йеуде Лейбу Майтусу защитить честь Торы и еврейства.

По книге «Ветвь фамильного древа» («Анаф Эц Авот»)


Тора предъявляет высокие требования как каждому судье персонально, так и к судебной системе в целом. В данном материале кратко изложены функции еврейского раввинского суда — бейт дина. Читать дальше

Справедливое общество

Рав Арье Кармель

Заповеди, определяющие построение основ справедливости в обществе.

Врата Воздаяния. Причина страданий в этом мире

Раби Моше бен Нахман РАМБАН,
из цикла ««Врата воздаяния»»

Если на человека обрушиваются страдания, пусть проверит свои поступки. Проверил и не нашёл за собой греха, — значит он недостаточно изучает Тору. Но если он проверил и убедился, что не пренебрегал Торой, пусть знает, что это страдания, вызванные любовью к нему Творца...

Тора и бизнес. Споры

Рав Шауль Вагшал,
из цикла «Тора и Бизнес»

Причина деловых споров заключается во взаимном непонимании. Лучше всего решать конфликты путем мирного диалога. Если решение не было найдено, обратитесь в религиозный суд.

Даат тфила 2. Значения слова тфила. Значение первое: молитва — суд

Рав Эуд Авицедек,
из цикла «Даат тфила»

Смысл акта молитвы — предстать перед Царем, как объясняет Рамбам: «Каков внутренний настрой молящегося? Он должен освободить свое сердце от всех мыслей и представить себе, как будто он стоит перед Б-гом»

Рассказы из жизни еврейских мудрецов 7. Настоящий судья

Мирьям Климовская,
из цикла «Рассказы из жизни еврейских мудрецов»

Когда Закона недостаточно

Рав Берл Вайн

В еврейском Законе существует понятие — «выход за пределы буквы закона». Что это означает и как применяется на практике?..

Рабство «по-еврейски»

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «О нашем, еврейском»

Известно, что тюрьма — «кузница кадров преступного мира». В ней не оставляют свою воровскую специальность, а усовершенствуют ее, приобретая «смежные профессии». Вышедший на свободу после заключения почти наверняка продолжит свои занятия. В его руках нет никакого полезного ремесла, но ему надо найти пропитание себе и своей семье. Поэтому скорее всего он снова пойдет воровать. Да и все время пока он сидел в тюрьме, чем питались его дети? Чем провинились маленькие дети, если общество наказывает их безотцовщиной? Понятно, что неслучайно Тора ни словом не упоминает тюрьму как средство борьбы с преступностью в еврейской среде.

Когда деньги выплачиваются одному из партнеров

Рав Цви Шпиц

Талмуд сообщает нам, что предварительное условие, позволяющее партнеру оставить себе спасенные деньги, состоит в том, что он заранее сказал, что намерен действовать от собственного имени