Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Сказал рабби Аси: цдака важна как все заповеди, вместе взятые.»Талмуд, трактат «Бава батра», 9а
В начале у Агуды не было особого признания в традиционных кругах, а Мизрахи, религиозное сионистское движение, основанное в 1909 году равом Яковом Райнесом, получило широкую поддержку раввинов и масс. Несионистская направленность Агуды вызвала естественный конфликт между движениями.

Сознавая перемены, происходящие в социальной жизни Европы, и влияние светской жизни, сионизма и левых, традиционное еврейство пыталось сгруппироваться для битвы. В польско-прусском городе Катовицы в 1912 году собрались представители основных направлений традиционного еврейства, чтобы создать международное движение для сохранения Торы и традиции в еврейской жизни. Организацию назвали Агудат Исраэль (Связь Израиля). Ее лидерами стали последователи рава Шимшона Рафаэля Гирша из Германии, крупнейшие хасидские лидеры Польши, многие ведущие представители «литовских» общин и ешив, а также руководители венгерского еврейства.

Одним из ведущих теоретиков организации стал бывший светский сионист Натан Бирнбаум.1 А Яков Розенхайм (1870-1965), интеллектуал из Франкфурта, искусный администратор и оратор с западным образованием и мировоззрением, стал административным главой Агудат Исраэль. Рав Хаим Озер Гродзенский2 из Вильно и ребе из Гур, рав Авраам Мордехай Алтер, были духовными лидерами и идеологическими авторитетами в Восточной Европе, мобилизовав массы традиционных евреев в поддержку созданного союза. Агуда также получила благословение Хафец Хаима.

В ней были представлены разные течения, взгляды и фракции. Западническое немецкое еврейство не вполне сочеталось социально и политически с хасидами Польши и интеллектуалами из Литвы. В Агуду входил и старый ишув Иерусалима, хотя они часто конфликтовали. Чтобы сохранить единство организации и поддерживать ее ведущую роль — крыши для всего традиционного еврейства — Агуда согласилась, чтобы у каждой общины евреев было право поддерживать свой стиль жизни и традиции, и чтобы она не подчинялась авторитету никакой другой группы, общины или иных раввинов (даже из самой Агуды). Организация не воспринимала себя как всемирное движение или альянс разных ортодоксальных групп, а скорее как голос Израиля, народа Торы, поэтому было естественно, что в нее входят все группы евреев со своими традициями.

В начале у Агуды не было особого признания в традиционных кругах, а Мизрахи, религиозное сионистское движение, основанное в 1909 году равом Яковом Райнесом, получило широкую поддержку раввинов и масс. Несионистская направленность Агуды вызвала естественный конфликт между движениями. Хотя многие раввины, симпатизируя Мизрахи, хотели играть какую-то роль и в Агуде,3 скоро стало ясно, что это нереально.

Агуда не мирилась с антирелигиозной деятельностью сионистов и вела борьбу против принятия нового образа еврея, который продвигала сионистская культура. Она отказывалась признать, что светская организация, не основанная на божественности Торы и традиции, могла как-то представлять еврейский народ, какой бы позитивной ни была ее цель. Для нее было неприемлемо желание Мизрахи кооперироваться с сионистским движением, она не разделяла и его идеологию, согласно которой сионизм сам по себе позитивная, если не мессианская сила. Более того, Агуда чувствовала: сионистское движение не повернуть к традиции, если работать внутри него, как надеялось Мизрахи. Раскол между двумя организациями в традиционном еврействе оказался глубоким и долгим.

Против Агуды выступал и ряд независимых раввинов и хасидских лидеров. Некоторые чувствовали: в таком составе Агуда не сможет найти компромисса с традиционными (Мизрахи) и светскими (сионизм) оппонентами. Другие считали, что неверна сама идея организационной структуры для народа, который определяется исключительно традиционными стандартами учености Торы и благочестия. Они утверждали, что все организации по природе бюрократичны, не духовны, поэтому и Агуда внесет свой вклад в ослабление жизненности ортодоксии и в санкционирование «нового» пути решения древней еврейской проблемы.

Среди этой группы протеста были преимущественно, венгерские раввины4 и несколько раввинов из старого ишува Иерусалима.5 Хотя их было немного, но говорили они громко и сильно препятствовали работе Агуды. Как и Мизрахи, Агуде пришло сражаться на двух фронтах. Это не давало в полную силу противостоять напору светского сионизма на традиционную жизнь.

Кроме того, Агуда больше, чем Мизрахи или светские евреи, пострадала от первой мировой войны, последующего ослабления восточноевропейского еврейства и популяризации сионизма. Несмотря на все эти препятствия, она все же оставалась родным домом для большой части ортодоксального еврейства и многих его великих раввинов. Создание такой организации перед началом войны отражало срочную необходимость изыскать новые способы защиты традиции Израиля. Война отменила план Агудат Исраэль собрать первый конгресс (Кнесет агдола) 1914 года. Из-за войны встреча произошло только в 1923 году.


1 Бирнбаум, 1864-1937. Он считал, что «главное — Израиль (народ), а потом — Цион (земля)».

2 Рав Гродзенский, 1863-1940. Талмудический гений, человек исключительной теплоты, мудрости и сострадания, был признанным лидером традиционного литовского еврейства.

3 Рав Авраам Ицхак Кук, который стал духовным лидером Мизрахи, был уже в Европе по пути на собрание Агуды, но тут началась первая мировая война, и встреча отменилась.

4 Рав Цви Элимелех Шапиро из Мункача (Мукачево) и его сын рав Хаим Элазар Шапиро, рав Йоэль Тейтельбойм из Сатмара, глава сатмарских хасидов, и другие известные личности.

5 Их возглавляли рав Амрам Блау и Рафаэль Катцеленбоген, которые потом порвали с признанными раввинами, руководителями ишув аяшан и создали малочисленную, одиозную и очень шумную группу Нетурей карта (Стражи земли).

С любезного разрешения переводчика, Гедалии Спинаделя


Эта недельная глава — самая большая из всех глав Торы. В ней, среди прочего, рассказывается о подсчете семейств левитов и той службе, которую им поручил Всевышний в пустыне. Также глава повествует о заповедях назира (назорея), благословении коэнов, обряде сота и о многом другом. Читать дальше

Недельная глава Насо

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

Объяснение текста благословения коэнов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г благословенный повелел Моше передать Аарону и его сыновьям формулировку благословения коэнов, то есть, точные слова, которыми они будут благословлять общину сыновей Израиля.

Избранные комментарии к недельной главе Насо

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всякое прегрешение против нравственности порождено помрачением рассудка. Нравственная истина и истина логическая — синонимы, и человек может согрешить, только если лишится сперва истинной перспективы.

Кто учит Торе сына ближнего, как бы дает ему рождение. Насо

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Мы должны брать пример с Аарона, брата Моше. Он мирил людей, поэтому в Торе в качестве родословной упомянуты его потомки.