Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

[1] Изучение Торы — вещь необходимая, поскольку без него невозможно достичь исполнения. Ведь если человек не будет знать, что ему приказано исполнять, как исполнит? Но, кроме всего этого, у изучения Торы есть еще одна важная цель в совершенствовании человека. Мы уже упомянули о ней вкратце в части 1, гл. 4, но сейчас поговорим об этом подробнее.

[2] В числе воздействий, которые Благословенный производит для нужд Своих творений, есть одно воздействие, возвышеннее всех других, и его сущность более значима и превосходна, чем все, что существует в реальности. То есть, оно — наибольшее подобие истинной Сущности Всевышнего, которое может существовать в Творении, и его значимость и уровень подобны истинности уровня Благословенного, и именно это (воздействие) Господин, благословен Он, уделяет от Своей Славы творениям. Творец связал это Свое воздействие с явлением, сотворенным Им для этой цели — Торой. В Торе есть два аспекта: произнесение и познание.

Мы уже объяснили выше, что Господин, благословен Он, составил собрание слов и речений — Пять Книг Торы (Пятикнижие Моше) и следующие за ними по уровню книги Пророков и Писания и связал с этими книгами это воздействие таким образом, что когда их будут читать вслух, это воздействие привлечется к произносящему их при условии, что это произнесение будет совершаться в отведенных ему границах (их мы объясним ниже). И также при познании истинного смысла этих речений к познающему их привлечется это воздействие.

Но много уровней есть в этом воздействии, как и во всех остальных воздействиях и явлениях реальности, и эффекты произнесения и познания подразделяются, как сочла то подобающим Высшая Мудрость. Один вид произнесения притягивает воздействие определенного уровня, а другой — воздействие другого уровня, и аналогично в познании. Но нет в изучении Торы элемента, который не притянул бы один из уровней этого возвышенного воздействия, если будут выполнены необходимые условия.

[3] Очевидно, что с возвышением познания увеличивается уровень привлеченного им воздействия. Тот, кто понимает только язык Писания, не ровня тому, кто понимает его смысл, а тот, кто понимает поверхностный смысл, не сравнится с тем, кто проникает вглубь, а тот, кто углубляется лишь чуть-чуть, не сравнится с тем, кто достигает значительных глубин.

Но одним из проявлений доброты Благословенного было, что каждая ступень познания притягивает некий уровень воздействия, так что всякий, кто познал что-либо из Торы, получит из этого великого воздействия то, что связано с этим познанием. Тот же, кто не достиг никакого познания, а находится лишь на уровне произнесения, уже одно это станет для него средством получения небольшой доли этого воздействия. Получается, что большинство народа Израиля удостаивается его: кто меньше, а кто больше.

[4] Но кроме этого подразделения, существующего для того, чтобы по истинной мере воздать людям за их старание в ней (Торе), существует в ней еще иерархия и подразделение в соответствии с необходимостью исправления ею всего Творения. Нет такой части Торы, через которую не исправлялась бы и не совершенствовалась какая-то часть Творения.

Получается, что тот, кто хочет служить Творцу совершенным служением, должен заниматься всеми частями Торы в соответствии со своими способностями, чтобы принять участие в исправлении всего Творения.

Учили наши Мудрецы (Кидушин 30а; Авода зара 19б): «Пусть человек постоянно делит на три части время своей учебы: треть отведет на Писание, треть — на Мишну, треть — на Гемару». Эти три части включают в себя всю Тору, и следует разделить между ними свое время, чтобы освоить все их, ничего не пропустив. Но сколько времени посвятить каждой из них, следует определить, исходя из природы каждого человека и ситуации, в которой тот находится. Мы уже говорили об этом в отдельном сочинении (Дэрех хохма), смотри там.

[5] Условия, которые должны сопровождать изучение, таковы: Б-гобоязненность при самом изучении и постоянное исправление поступков.

Ибо вся сила Торы только в том, что Благословенный связал с ней и обусловил ею Свое драгоценное воздействие, что оно повлечется произнесением ее слов и ее познанием. Без этого занятие Торой не отличалось бы от занятия любыми другими делами или книгами мудрости во всех прочих областях знания, которые осведомляют нас о каких-то явлениях, но которые не приводят ни к увеличению ценности и значимости в душе того, кто читает их и умудряется ими, ни к исправлению Творения.

Воздействие же Торы Б-жественно, как мы упомянули, и, более того, оно — самое возвышенное и вознесенное из того, что притягивается и приходит от Творца к созданиям. И поэтому совершенно ясно, что человек должен страшиться и дрожать при занятии таким делом, — ведь он предстает перед Б-гом и занимается привлечением великого света от Него к себе. Он должен стыдиться своей человеческой низменности, трепетать перед вознесенностью Благословенного и весьма ликовать от того, что удостоился доброго удела, но (и ликовать) также с трепетом. Это (отношение) включает в себя то, что человек не должен предаваться легкомыслию при занятии Торой или проявлять неуважение к ее словам или к ее книгам. Он должен знать, перед Кем он стоит и занимается. И если он делает так, его учение будет таким, как ему поистине следует быть, и через него привлечется то воздействие, что мы упомянули. В человеке усилится Б-жественное отличие, а исправление и сияние привлекутся ко всему Творению.

Но если это условие не будет выполнено, то сияние не будет привлечено, и его слова будут как все прочие людские речи, его чтение как чтение письма, а мысли как мысли о делах этого мира. Наоборот, это будет засчитано ему в вину, ибо без страха приблизился к святому и легкомысленно ведет себя перед Творцом в самый момент контакта с Его святостью. И соответственно уровню страха и мере почета и осторожности, будет мера ценности учения и уровень влекомого им воздействия.

[6] А второе условие — исправление деяний. Ибо тому, кто желает привлечь воздействие, следует быть достойным и готовым к его привлечению. Если же он загрязняет себя грехами и злодеяниями, отдаляет себя от Творца и блуждает вслед за силами нечистоты и зла, конечно, скажут ему (Теплим 50:16): «А злодею Б-г сказал: Кто ты такой, чтоб рассказывать Мои законы и возносить на свои уста слова Моего завета?». Сказали также наши Мудрецы, благословенна их память (Хулин 133а): «Каждый, кто обучает недостойного ученика, подобен бросающему камень Маркулису (идолу)». (Служение Маркулису заключалось в бросании камней в его изваяние — прим. ред.) Безусловно, учение такого человека не привлечет упомянутое нами воздействие даже в малейшей степени.

И, тем не менее, наши Мудрецы открыли нам великую тайну: если бы не оставляли злодеи изучение Торы, в конце концов возвратились бы к добру. И хотя они не в состоянии привлечь никакое воздействие от Всевышнего, как мы упомянули, все же слова Торы святы сами по себе, и при постоянном занятии ими повлекут раз за разом небольшое пробуждение и какое-то подобие мельчайшего озарения занимающемуся ими, которое в конце концов пересилит и вернет его к добру.

Об этом сказали Мудрецы (Мидраш Эйха, Птихта 2): «Пусть (даже) оставят Меня, но соблюдают Мою Тору, ибо из-за того, что будут заниматься ею, заключенный в ней свет возвратит их к добру». Но очевидно, что речь здесь идет не о том, кто занимается Торой для смеха и издевательств или извращает ее истинный смысл, а о том, кто занимается ею, по крайней мере, как занимаются другими науками.

[7] Но тот, кто очищает и освящает себя в своих деяниях, привлечет своим учением воздействие, соответственно мере своей готовности. И чем больше подготовит себя, тем больше возрастет ценность учения и его сила. Мы находим в древних мудрецах, что их учение венчало их великой силой, превосходством и отличием, чего нет в последних поколениях, и все из-за преимущества их готовности над готовностью последних. И уже сказали об Ионатане бен Узиэле, что когда он сидел и занимался Торой, всякая пролетающая над ним птица тут же сгорала (Сукка 28а;Бава батра 134а) от мощи Шехины (Б-жественного Присутствия), пребывавшей над ним во время учения.


Пророк Ирмияу (Еремия) был свидетелем разрушения Первого Храма. Эту трагедию он оплакал в свитке Эйха. Пророк описывает ужасные картины гибели Иерусалима и бедствия, охватившие еврейский народ. Читать дальше