Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

[1] Вообще говоря, пророчества по уровням разделяются на две части: первая — уровень всех пророков, за исключением Моше-рабейну, и вторая — уровень Моше-рабейну, мир ему. Святой, благословен Он, Сам произвел различие между ними и объяснил его (Бемидбар 12:6—7): «Если будет среди вас пророк, тогда Ашем — Я — в видении откроюсь ему, во сне буду говорить с ним. Не так мой раб Моше: доверенный он во всем Моем доме».

[2] Пророчество всех пророков, кроме Моше, происходит в видении и сне, как написано: «В видении Я откроюсь ему, во сне буду говорить с ним». То есть, Всевышний использует сон, уже заложенный в природу человека, в качестве средства передачи пророчества.

Однако это не означает, что пророчество и сон — явления одного порядка; просто Высшая Мудрость посчитала сон достойным средством для передачи пророчества. И когда Мудрецы назвали сон одной шестидесятой частью пророчества (Брахот 57б), они лишь имели в виду, что во сне человеку передаются сообщения способом, отличным от обычной работы человеческого сознания, как мы упомянули выше.

[3] Когда пророческое воздействие усиливается, пророк теряет свои ощущения и чувства и погружается в нечто, подобное сну. Его мысль оказывается подобной мысли спящего и видящего сон человека, и тогда к нему привлекается пророчество. Это может случиться с пророком в момент бодрствования, таким образом, что мы упомянули, а может быть, он получит пророчество в ночном сне, лежа в постели.

Но, во всяком случае, пророчество может постичь его только когда он теряет ощущения и погружен в эту дремоту. Возможно, однако, что это случится за малый промежуток времени, и затем он сразу же вернется к первоначальному состоянию; но в момент пророчества он потеряет чувствительность и погрузится в дремоту на какое-то время, пока пророчество не будет получено.

[4] Пророки видят не так, как человек видит товарища перед собой, но как тот, кто видит его через зеркало, да не одно, а как бы через систему многих зеркал, в которых изображение передается от одного зеркала к другому; но видимый объект, несомненно, один, и его движения видны через зеркала, хотя и не видят его прямо. Более того, их видение подобно смотрению в неполированное зеркало, в котором невозможно ясно разглядеть объект. Так и им невозможно ясно увидеть Славу Всевышнего, даже после многих отражений изображения, хотя они, на самом деле, видят Славу, и нет у них в этом никаких сомнений. И в этом также пророки различаются и подразделяются на уровни, так как у одного «зеркало» более «отполировано», чем у другого, и он постигает яснее.

Но пророк, постигающий все это, постигает истинным образом, то есть, уясняет, что Открывающийся ему — это Творец, благословенно Его Имя. Пророк постигает суть «зеркала», его сущность и тайну, и постигает и схватывает разумом истинно и ясно идеи, которыми на него воздействуют, как мы упомянули выше в главе 3. Но так же как открытие ему Славы происходит через эти «отражения изображения», так и знания поступают к нему в форме притч и аллегорий во сне, являющимся средством, через которое приходит пророчество, как мы упомянули выше.

[5] Но пророчество нашего учителя Моше, мир ему, осуществлялось более высоким образом, чем все это (описанное выше).

Во-первых, ему совсем не было нужно терять чувства и погружаться в сон. Пророчество приходило к нему в его обычном состоянии, и об этом сказано (Бемидбар 12:8): «Лицом к лицу Я говорю с ним». Сообщение раскрывалось ему таким образом, как если бы было только одно зеркало; само это зеркало было «отполировано», и знания поступали к нему в ясной форме, а не в загадках, и об этом сказано (там же): «В видении, а не в загадках».

Однако и ему Слава открывалась соответственно тому, что он мог принять, в виде образа в зеркале, ибо без этого невозможно человеку постичь своего Творца. Но по крайней мере этот образ он постигал весь и ясно, как тот, кто смотрит в отполированное и освещенное зеркало безо всякой помехи видению. И об этом сказано (там же): «И образ Ашема видит», ибо выведенный там образ он видел очень хорошо, в отличие от других пророков, которые были не в состоянии хорошо воспринять то изображение. И из постигаемого образа Моше получал весьма великое и ясное разумение, превышающее разумение всех других пророков, как мы упомянули.

[6] И еще одно различие было между пророчеством всех пророков и пророчеством Моше: остальные пророки могли пророчествовать не в любое время, но только в момент, когда Творец, благословенно Его Имя, желал, Он посылал на них Свое воздействие и те пророчествовали. Но для Моше-рабейну, мир ему, получение пророчества зависело от его желания; он мог связаться с Всевышним и привлечь откровение по мере необходимости.

И еще: другие пророки постигали только свои частные вещи, то, что Господин, благословен Он, хотел открыть им; но наш учитель Моше, мир ему, удостоился того, что ему были открыты все порядки творения; он получил разрешение исследовать все и искать везде, и ему были вручены все ключи, которые никогда и никому не вручались, и об этом сказало Писание (Бемидбар 12:7): «Во всем Моем доме он доверенный», и также сказано (Шмот 33:19): «Я проведу перед тобой все Мое благо».

[7] Все пророки, когда постигали образ, которым была им представлена Слава, постигали тайну этого образа и его суть, то есть, тайну существования этого понятия — изображения Славы, и как оно происходит, и что имеется в виду во всем этом. Они также постигали через это изображение истинные знания тайн величия Благословенного. Они постигали также истинность того, что на самом деле Б-г не имеет никакого образа совершенно, а то (видимое ими) изображение есть нечто созданное для глаз пророка по желанию Всевышнего, по известным Ему причинам. Об этом сказано Израилю {Дварим 4:12): «А образа вы не видите, только голос», и {там же 4:15): «Ибо вы не видели никакого образа». Ибо на самом деле они постигали две вещи: сначала постигали, что у истинной сущности Всевышнего совсем нет никакого изображения, и что к ней совершенно не относятся все эти представления; и после этого знания открывался им также образ из разряда пророческих образов, о котором сказано (Шмот 24:10): «И видели Б-га Израиля». Мудрецы назвали это (Сифри, Бемидбар 12:8) «видением речи». Это означает, что пророчество, на самом деле, не есть видение Славы, а видение, изображающееся «силой речи», которая подобна изображению в зеркале, как мы упомянули выше, через которое они постигают различные частности в тайнах Б-жествен-ности Благословенного и Его творения и управления, как мы объяснили.


Зачем Б-гу подвергать нас проверке, если Он заранее знает, каким будет результат? В чем состоит цель испытаний и какие личные средства необходимы для их успешного преодоления? Читать дальше