Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Ассимиляция евреев не обеспечила им защиту от антисемитизма. Франция разделилась на два лагеря — за и против Дрейфуса.

Конец девятнадцатого века вызвал драматические события в еврейском мире, и почти все печальные. Однако их ареной стала не Восточная, как можно было предположить, а Западная Европа. Евреи Франции, Германии и Австрии уже десятилетия радовались равноправию. Реформа и ассимиляция набирали силу. В девяностых годах девятнадцатого века всего несколько сот евреев Франции, не считая Эльзаса, были ортодоксами. Реформистские синагоги Франции ввели христианские ритуалы: в 1865 году частью службы стала органная музыка, раввины одевались как священники, а субботние службы проводили в воскресенье.1 Но, став более французами, чем сами французы, евреи Франции не почувствовали себя комфортабельно: в восьмидесятых годах организованный политический и национальный антисемитизм стал частью французской жизни.

В 1886 году Эдуард Дрюмон (1844-1917) опубликовал антисемитскую книгу Ла Франс Жуив («Еврейская Франция»), В первый год публикации ее переиздали сто двадцать один раз, она стала самой читаемой книгой Франции. В 1892 году автор основал популярную антисемитскую ежедневную газету Лa либр пароль. В ней он обвинял евреев в использовании крови христиан для приготовления мацы, в «факте», что евреи распинали христиан еще в 19 веке, и в том, что старейшины Сиона контролируют мир.

Его взгляды разделяли многие слои французского общества, но особой популярностью они пользовались в офицерском составе французской армии. Трехсот офицеров-евреев, которые служили в ней, коллеги постоянно высмеивали, обижали и дискриминировали. Слева армию жалили анархисты и пацифисты, она испытывала унижение за разгром во франко-прусской войне 1870 года, озлоблена крушением надежд и страдала манией преследования. Одним из главных «врагов» она выбрала «еврейское влияние» в жизни Франции. Это сделало вооруженные силы естественным кандидатом для антисемитского инцидента, который недолго заставил себя ждать.

В октябре 1894 года газета Дрюмона опубликовала репортаж, обвиняющий офицера французского Генштаба, капитана артиллерии Альфреда Дрейфуса2 в передаче военных секретов Германии. Генералитет считал его виновным, но материала, чтобы подтвердить подозрения и осудить его не хватало. Под руководством майора Губерта Йозефа Генри и генерала Мерсье, министра обороны, было подготовлено «секретное дело» для передачи Дрейфуса под суд. Все оно было основано на подделанных документах.3Защите дела не показали, на трибунал повлияло секретное ведение всего процесса.

21 декабря 1894 года трибунал встретился в камере. где объявил Дрейфуса виновным в шпионаже и осудил на пожизненное заключение на Чертовом Острове (самой строгой колонии в Карибском море). Его лишили воинского звания и публично унизили его воинскую честь. 3 января 1895 года Дрейфуса провели по улицам Парижа на посмеяние толпы, из которой многие кричали «Смерть евреям». Во дворе Военной школы с него сорвали эполеты, а шпагу преломили о колено. Сосланный в эту адскую дыру на Карибском море, Дрейфус, как и его противники, считал, что на этом инцидент исчерпан.

Но на этом все не закончилось. Франция разделилась на два лагеря — за и против Дрейфуса. Этот конфликт поднял вопрос о роли церкви и клерикализма в антисемитизме как образе французского общества, что противопоставило французскую интеллигенцию и политических лидеров. Эмиль Золя,4 видный парижский журналист и плодовитый писатель, опубликовал в 1898 году знаменитое произведение «Я обвиняю»,5раскрывая несправедливость суда, требуя пересмотра дела и освобождения Дрейфуса. Ажиотаж во Франции по этому поводу дошел чуть не до открытых гражданских столкновений.

Наконец в 1899 году Дрейфуса вернули с Чертового острова для пересмотра его дела. Обнаружили подделку документов, сговор и истинных виновников, но французская армия все-таки не признала публично ошибку. Второй трибунал снова обвинил Дрейфуса, хотя сменил пожизненное наказание на пятилетнее заключение, и время на Чертовом острове засчитал как исполнение приговора.

Однако вторичное извращение правосудия вызвало международное осуждение. Политическое и социальное бурление во Франции продолжалось. Со временем, когда левые пришли к власти и возглавили правительство, сторонники Дрейфуса взяли верх. В 1906 году с Дрейфуса сняли вину и произвели его в звание майора. Но беды на этом не кончились. Его легко ранили при попытке убить в 1908 году. Напавшего схватили и судили. Дрейфус служил как артиллерийский офицер французской армии еще в первой мировой войне. Потом вышел на пенсию и умер в возрасте шестидесяти шести лет, так и не оценив роли, которую провидение назначило ему в истории.

В Вене возникла Христианская социалистическая партия, ее возглавил австрийский бюргер Карл Люегер (1844-1910). Он вел предвыборную борьбу за место мэра Вены с откровенно антисемитской программой. В мае 1895 года он подавляющим большинством был избран мэром. Хотя Люгер больше грозился, чем делал, и показал себя хорошим администратором, его выборы продемонстрировали отношение к евреям в «новой Европе». Как недавно выразился один историк: «Либеральный реформизм западных евреев девятнадцатого века все надежды возлагал на европейскую демократию, которая в результате и пришла к власти в Вене. И тогда она показала, что к евреям демократия не относится».


1 Десмонд Стюарт, Теодор Герцлъ, Лондон 1974, стр. 143.

2 1859-1935. Он не был ни злодеем, ни героем. Холодный, официальный, надутый, в пенсне, он не был настоящим офицером и еще меньше евреем. В ужасе от скандала вокруг него, он вызывал жалость и не старался добиться реабилитации. И все же его имя стало синонимом еврейской проблемы, а его оправдание — индикатором еврейских прав в Европе.

3 Его фальсификация раскрылась, и Генри совершил самоубийство.

4 1840-1902. Автор многих романов, поднимающих социальные темы, он не был евреем, как утверждала антисемитская пропаганда.

5 12 января 1898 года Золя в парижской газете Орор поименно обвинил лидеров правительства и вооруженных сил в незаконных действиях и тайном сговоре в отношении этого суда. На основании этой статьи на него самого подали в суд, который осудил его: семь присяжных заседателей против пяти. Чтобы избежать санкций, ему пришлось тут же уехать в Англию.

С любезного разрешения переводчика, Гедалии Спинаделя


Заповедь «арбаа миним» («четыре вида растений»). Она призывает нас улучшить наши отношения с окружающими. Читать дальше