Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

У Паны было редкое свойство. Он умел оставаться самим собой в самых неожиданных ситуациях. Даже когда началась война. Несколько арабских стран объявили, что будут воевать с евреями, пока последний из них не будет сброшен в море. И засвистели пули, чернотой глядели окна брошенных домов.

Чувствуя за спиной море, евреи дрались как львы. Арабам было куда отступать — в Сирию, в Ливан, в Ирак, в Египет, и потому они отступали. В Ерушалаиме шла жестокая уличная война. Кто мог — сражался, остальные прятались в убежищах. Папа не мог сражаться, но и не прятался. Он был занят своим обычным делом — принимал гостей. Только на этот раз он собирался пригласить к себе весь город. Делалось это так: Папа шел в булочную, покупал столько буханок, сколько мог унести, и под грохот выстрелов разносил их в убежища. В городе было плохо с топливом, и мало кто из евреев мог позволить себе горячую пищу. Папа подумал и об этом. Он собирал обломки дерева, разводил у себя на крыльце костер и каждый день готовил огромный котел чечевицы. У людей начинали блестеть глаза, когда его высокая фигура появлялась у входа в убежище. Однажды, когда он спестился туда, в его квартире взорвался снаряд. Но мицва опять сберегла Папе жизнь лучше любой брони и бетона…

Надо ли говорить, что, несмотря на перестрелку, он как обычно, три раза в день молился в миньяне.

И раздавал матрасы и одеяла бездомным, ночевавшим в синагоге.

И, конечно же, звал гостей к себе на субботу. Правда, мяса в чолнте не хватало, но люди были сыты. Родственники и друзья слали Папе из далекой Америки посылки с продуктами и, стало быть, тоже имели долю в древней мицве «гакнасас орхим», прием гостей, которую принес в мир Аврагам-авину…

Война закончилась, а папина служба продолжалась. На свете оставались голодные, нуждающиеся, одинокие. И, значит, Папа не знал покоя.


Философия («любовь к мудрости») — форма рационального познания мира, ведущего к определённому мировоззрению. Читать дальше